close
«Даже санитарка напишет экспертизу а-ля Клейменов»
20:04, 11 окт. 2017
Фото: © личный архив героев

«Даже санитарка напишет экспертизу а-ля Клейменов»

За ошибки судмедэксперта из Железнодорожного приходится в прямом смысле расплачиваться его «жертвам»
Фото: © личный архив героев
За ошибки судмедэксперта из Железнодорожного приходится в прямом смысле расплачиваться его «жертвам»

Жительница города Железнодорожный Ляна Зверева сейчас пытается собрать деньги, для того чтобы исправить результат работы врача-эксперта. Ее муж Роман Зверев получил пять лет тюрьмы — по заключению Клейменова. За три года, пока шло следствие, врач два раза переписывал экспертизу и в итоге превратил статью из «хулиганки» в «тяжкие телесные повреждения».


Врач, судебно-медицинский эксперт Михаил Клейменов, стал знаменит после того, как в крови шестилетнего ребенка нашел 2,7 промилле алкоголя. Когда странная экспертиза получила огласку, выяснилось, что от его действий пострадали еще несколько семей.  


Дело началось 23 октября 2013 года. В отделение полиции города Железнодорожный обратился бизнесмен Николай Цапенко. Мужчина рассказал, что два дня назад на улице Луговая его избил неизвестный. Цапенко ехал на своем Porsche Cayenne и чуть не столкнулся с серебристым автомобилем. Уступать дорогу в узком дворе никто не хотел. Тогда водитель серебристой машины вытащил Цапенко из порше, ударил несколько раз по голове и уехал. В результате этого нападения у бизнесмена была сломана челюсть в двух местах, он получил легкое сотрясение мозга.


О нападавшем он смог сказать лишь то, что тот высокого роста, был одет в кожаную темную куртку и джинсы. Написал заявление и ушел.


По этим «исчерпывающим» приметам полицейские быстро «вышли» на Романа Зверева. Мужчина недавно освободился по УДО (условно-досрочное освобождение), еженедельно отмечался у участкового. Его-то и решили «заподозрить» в этом деле.


Тогда же было сделано и первое в этом деле экспертное заключение за подписью Клейменова. Согласно которому врач изучил амбулаторную карту потерпевшего и пришел к выводу, что Цапенко нанесен вред здоровью «средней тяжести». А это тянет на статью 112 УК РФ «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью». Но, видимо, такое заключение кого-то не устроило. 


Однако через четыре месяца доктор Клейменов изучил новые анализы избитого, подумал и слепил новую экспертизу, что позволило переквалифицировать дело по более тяжкой — 111-й статье УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». А Зверев за этот тяжкий вред был осужден на пять лет.


undefined
Фото: © личный архив героев

«Ни один из выводов не обоснован. В судебной медицине все должно чем-то подтверждаться. У Клейменова же идет сплошная декларация фактов, —  пояснил «Шторму» профессор судебной медицины Виктор Колкутин. — При выполнении экспертиз не был применен ни один из существующих в судебно-медицинской экспертизе методов исследования. Все свелось к бездумному цитированию медицинских документов, что, в принципе, могла бы сделать и санитарка».


По словам Колкутина, если бы потерпевший действительно получил описанные в документах травмы, то не мог бы не то что ходить, а находился бы в реанимации. Однако Цапенко, посетив больницу со сломанной в двух местах челюстью и пробитым лбом, от госпитализации отказался и отправился прямиком в полицию писать заявление. 


Также не определены характеристики травмирующего предмета, что является необходимым условием при экспертном заключении. По словам Колкутина, без подобной информации нельзя делать выводы о степени тяжести причиненного вреда. Но Клейменов в документе квалифицировал факт нанесения повреждений Николаю Цапенко как тяжкий вред здоровью.


«Второе экспертное заключение, по которому мужа осудили, Клейменов составлял по результатам обследования, предоставленного на электронном носителе из клиники Бурденко. Вот только там не указано, кому вообще принадлежат предоставленные снимки, все без подписи. Мы выяснили, что в «Бурденко» работает мать Цапенко, единственным свидетелем в деле тоже оказался сотрудник «Бурденко». 70-летний мужчина поздней осенью вечером смог разглядеть на расстоянии 50 метров и потом узнать моего мужа», — рассказывает Ляна Зверева.


Кроме экспертизы, в деле было еще очень много противоречий, которые на суде никого не смутили. Например, в момент преступления Зверев находился в 15 минутах езды от улицы Луговой, что подтверждается биллингом мобильного телефона. В этот момент он с женой и друзьями делал ремонт в новой квартире. Однако суд посчитал жену и друзей заинтересованными в деле и их показания не учел. 


Странно, что при этом свидетельства матери потерпевшего, которая якобы в этот момент была вместе с сыном, суд принял во внимание. Не сходились ни марка, ни цвет машины нападавшего: Цапенко утверждал, что машина была серебристый Hyundai Solaris, а Зверевы в тот момент ездили на красной Chevrolet Aveo. А в обвинительном заключении будет использоваться формулировка «неустановленная марка автомобиля с неустановленным регистрационным номером».  


undefined
Фото: © личный архив героев

Якобы избитый Цапенко в суде тоже не смог внести ясности в дело: не помнит, что за машина была. Однако заявил, что вместе с Романом в машине сидели блондинка с длинными волосами и девочка примерно шести лет. Правда, Ляна уже много лет красится в черный и коротко стрижется, а ее дочери на тот момент было 14 лет.


Супруга осужденного предполагает, что Цапенко зачем-то было необходимо посадить ее мужа.


«На очной ставке он все время спрашивал мужа: «Скажи, кто меня заказал?» Рома его вообще впервые только в отделении полиции увидел! Нам показалось, что Цапенко самому очень нужно было оправдаться перед кем-то, что на него действительно напали 20 октября. И вот как раз суд над Ромой и был этим аргументом», — рассказывает Ляна Зверева.


Несмотря на все нестыковки в деле, Романа приговорили к пяти годам лишения свободы в колонии строгого режима.


Решение Железнодорожного городского суда устоялось во всех инстанциях, кроме Верховного суда. Однако туда жена Романа решила не обращаться.


«Мы хотим заказать рецензию на заключение Клейменова, которую делает независимая государственная экспертиза. Уже с этой рецензией я обрушусь в гражданский суд. Если суд признает экспертное заключение Клейменова недействительным, на основании этого решения можно будет требовать пересмотра дела», — говорит супруга осужденного Зверева.


Рецензия стоит 40 тысяч рублей, но таких денег у семьи нет. Ляна сидит дома в декрете с маленькой дочкой, оставшись без единственного кормильца. Знакомые и родственники бросили клич, чтобы собрать нужную сумму.


Обнаружение в крови ребенка 2,7 промилле алкоголя и экспертиза по снимкам неизвестного человека — далеко не полный список «заслуг» Клейменова. 


Продолжение следует...