St
«С малолетки — на взросляк»: специалисты по блатному жаргону оценили знания Навального в области тюремной фени
По мнению экспертов, политик пока освоил лишь обычный арестантский лексикон, поэтому ему еще учиться и учиться Коллаж: Daily Storm

«С малолетки — на взросляк»: специалисты по блатному жаргону оценили знания Навального в области тюремной фени

По мнению экспертов, политик пока освоил лишь обычный арестантский лексикон, поэтому ему еще учиться и учиться

Коллаж: Daily Storm

Продолжающий отбывать срок в колонии строгого режима оппозиционер Алексей Навальный продемонстрировал новый уровень освоения блатного языка. На днях политика поместили в штрафной изолятор, а когда вернули обратно, он пошутил, что «поднялся с кичи». Что это означает, поймут ли его на воле? И насколько это было «в масть»?

 

Вообще, подобные выражения лучше не знать. В криминальной субкультуре кичей называют карцер, куда сажают за неповиновение администрации колонии и нарушение тюремного режима. В случае с Навальным — это верхняя пуговица, которую пришлось расстегнуть из-за того, что она сдавливала ему шею.

 

Между тем, как считает писатель Михаил Орский, в словах политика нет ничего такого, что роднило бы его с народом. Наоборот — они чересчур вычурны и манерны.  

 

«Тюремный язык достаточно гибок. Что называется, юморной, — говорит Михаил в беседе с Daily Storm. — Поэтому Навальному можно было выразиться попроще. «Подняться с кичи» — это претенциозно. Я бы сказал иначе: «Ой, блин, второй срок из чулана не вылазил! Затаскали по цугундерам!»

Читайте там, где удобно: добавьте Daily Storm в избранное в «Яндекс.Новостях», подписывайтесь в Дзен или Telegram.

Михаил Орский
Михаил Орский Фото: ВКонтакте / Михаил Орский

Грешно говорить, продолжает писатель, но если уж получать каторжанский опыт, то в настоящих лагерях, а не там, где оппозиционер. Да, он проходит чудовищные моральные испытания, но это не дает ему ни знаний, ни тюремного багажа.

 

«Если я, освободившись, был лишь благодарен своим срокам за то, что они сделали меня тем, кто я есть... — рассуждает Михаил Орский. — За встречу с интересными людьми, за то, что я погрузился в толщу русского народа и исконные его слои... Побывал и в Оренбурге, и в Екатеринбурге, и в Красноярске — где меня только не мотало!.. То Навального отвезли всего за 200 километров, где ничего тюремного. Насколько я могу судить по рассказам моего знакомого Дмитрия Демушкина, это как дисбат. Жуткое место. Ничего интересного, таинственного и романтичного».

 

Не видит ничего приблатненно-романтического в словах Навального и исследователь тюремного жаргона Фима Жиганец. Разве что поправляет: в слове «кича» ударение должно быть на первый слог. Иначе не поймут.

 

«Это либо тюрьма, либо штрафной изолятор, либо любое другое закрытое помещение, — поясняет писатель. — Поэтому сказать, что он вернулся оттуда на зону, — много знаний тут не надо».

Алексей Навальный  участвует по видеосвязи в заседании Московского городского суда, на котором рассматривается жалоба его защиты на приговор Лефортовского суда.
Алексей Навальный участвует по видеосвязи в заседании Московского городского суда, на котором рассматривается жалоба его защиты на приговор Лефортовского суда. Фото: РИА Новости / Алексей Майшев

«Ну а про «подняться» вы знаете. Это перевестись куда-нибудь повыше. Попасть в более благодатные условия, — учит Жиганец. — Например, подняться с малолетки на взросляк. Или подняться в масти — это когда ты был каким-нибудь фраерком, а стал смотрящим. Так что это все обычный арестантский жаргон. Думаю, Навальный там еще много чего нахватается и выйдет оттуда образованным человеком. Советчиков там много!»

 

14 июня Алексея Навального этапировали в колонию строгого режима №6 Мелехово во Владимирской области, где он отбывает наказание сразу по нескольким уголовным делам. Оппозиционер приговорен к девяти годам лишения свободы, однако не унывает и даже умудрился придумать свой собственный профсоюз. Название почти эпическое: «Промзона». Организация уникальна тем, что в ней состоит всего один человек — и догадайтесь кто.

 

«Ну, профсоюз — дело добровольное. Я никого не заставляю», — заявляет заключенный.

 

Как на это реагирует руководство колонии? Оно против и даже вынесло предостережение. Однако Навальный считает его незаконным и намерен обжаловать через суд.

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...