St
Лицензионная компания продолжит бороться с Цоями за права на наследие
«Шторм» выяснил, что будет с хитами советской рок-легенды

Лицензионная компания продолжит бороться с Цоями за права на наследие

«Шторм» выяснил, что будет с хитами советской рок-легенды

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Компания «Музыкальное право», которая 25 лет занималась управлением творческим наследием Виктора Цоя, собирается обжаловать решение Басманного суда о передаче всех прав на песни знаменитого музыканта его отцу Роберту. Заявление об этом будет сделано в самое ближайшее время. «Шторм» узнал, кто и зачем делит хиты рок-легенды и что обо всем этом думают люди, которые знали лидера «Кино» близко. 


Иск Роберта Цоя о защите авторских прав был удовлетворен в середине апреля — наследие артиста вернулось в семью. И это несмотря на то, что в свое время Цой-старший лично передал бизнесменам исключительные имущественные права на песни сына. Договоры об этом были подписаны в 2011-м и 2017 годах. Однако не так давно Роберт вдруг вспомнил, что документы составлены некорректно: в них не были установлены ни предмет договора, ни территория его действия. Более того, при заключении нового соглашения не отменили предыдущее, и это привело к путанице.



К Роберту Цою поклонники фронтмена группы «Кино» относятся, мягко скажем, неоднозначно. Одни почти что боготворят за то, что именно он когда-то показал маленькому Вите первые гитарные аккорды. Другие сомневаются, имеет ли он вообще право называться отцом. Мол, постоянно менял жен, воспитанием ребенка почти не занимался и осознал, что сын — звезда, лишь после его смерти.   


«Похороны прошли для меня будто в тумане. Почему-то единственным, кого запомнил, был Андрей Макаревич. Я стоял у гроба и недоумевал: такой известный человек, москвич что он здесь делает? Почему приехал? То, что уход Витьки не только родительское горе, но потеря для миллионов людей, я понял гораздо позже», признавался Цой-старший в одном из интервью.


Не сразу сложились отношения у Роберта и с внуком Александром. Так как мальчик воспитывался матерью, дед о нем почти ничего не знал, а новости черпал разве что из прессы. Сейчас отношения, видимо, наладились: Роберт и Александр воссоединились и пошли в атаку против всех, кто претендует на песни их знаменитого родственника. Одно смущает — почему в голосе Цоя-старшего так мало радости?


«Мы действительно выиграли суд с компанией «Музыкальное право, да, — безучастно подтвердил он «Шторму. — А за что судились? Просто они меня очень долгое время обманывали! Но чего там говорить, дело уже закрыто».


«А вот как я поступлю с правами на песни сына — это я уже решу сам, – вдруг резко обрывает он. – Я не собираюсь этим ни с кем делиться, не надо быть такими любопытными!» 


То, что характер у Цоя-старшего не сахар, говорили давно. Вопрос в том, как это отразится на сохранении творческого наследия Виктора. Сумеет ли пожилой человек правильно распорядиться вновь обретенными правами? Не осложнит ли это работу тем, кто использует музыку Цоя в своих проектах? Режиссер Алексей Учитель, снявший в далеком 1992 году посвященный Цою фильм «Последний герой», считает, что нет.


undefined
Фото: © flickr.com/Terrazzo

«Насколько я знаю, Роберт Максимович всегда обладал этими правами, просто на некоторое время передал их какой-то музыкальной компании, — сообщил режиссер. — Так что и он, и его внук Александр — полноправные владельцы песен «Кино». Это было во все времена. А кому уж они их доверят, пусть решат сами».


Знает Роберта с самой лучшей стороны и легендарный гитарист «Кино» Юрий Каспарян.


«Естественно, что мы с Робертом Максимовичем были знакомы, и, так как это отец Вити, я всегда относился к нему с любовью и уважением, — рассказал он. — А за песни не переживайте: он уже консолидировался с Сашей, и тот нормально во всем разберется!»   


undefined
Юрий Каспарян (на переднем плане) и Виктор Цой в 1986 году Фото: © flickr.com/Terrazzo; wikipedia.org

Борис Гребенщиков познакомился с Виктором Цоем в электричке. В какой-то момент парень взял гитару и исполнил для БГ пару своих песен. Одна оказалась проходной, а вот вторая — «Мои друзья идут по жизни маршем» — будто «сбила с нарезки», и тот момент лидер «Аквариума» помнит до сих пор. Теперь же, когда Виктора нет, считает артист, его творчество должно принадлежать прямому наследнику. Прямому — но не отцу.


«По всем божеским и человеческим законам правами на них (песни. - Примеч. «Шторма») должен владеть сын Виктора Александр!» – убежден легендарный рокер.



Тем временем ООО «Музыкальное право» тоже не собирается спускать это дело на тормозах. В компании уверены: правда отнюдь не на стороне Цоев! Во-первых, Роберт согласовывал последний договор около двух часов — а значит, имел время разобраться во всех нюансах. Во-вторых, в документ вносились изменения и он не был безапелляционным. Имеется в нем и строчка о закрытии соглашения 2011 года.



«Так что решение Басманного суда в скором времени, безусловно, будет оспорено, — сказал «Шторму» гендиректор «Музыкального права» Сергей Морозов. — А пока готовимся публично озвучить нашу позицию по этому вопросу и для этого плотно работаем с юристом. Возможно, что заявление будет сделано уже в конце этой недели». 


Как признается Морозов, он и сам до конца не понимает, что могло произойти. Хотя предположения есть.


«25 лет мы управляли правами на творческое наследие Виктора Цоя! 25 лет не слышали ничего плохого от его наследников — и вдруг такое. Когда им нужно было гонять пиратов, они молчали, а когда ситуация наладилась, вдруг вспомнили про какие-то конкурентные преимущества! За всем этим, конечно же, что-то стоит. Что? Коммерция. Деньги, все решают деньги», — грустно говорит он.  



Как считает Морозов, на Цоя повлиял его внук.


«Насколько я знаю, инициатива судиться пошла именно от Александра, и дедушка, конечно, встал за него горой. Возраст тут ни при чем. Он абсолютно адекватен. Но должен сказать, что, вопреки всему, мы уважали и всегда будем уважать Роберта Максимовича, вне зависимости от обстоятельств. Это наш любимый наследник. Просто так сложилось!» — добавляет он.


Между тем, если победа все-таки останется за родственниками, они обещают переиздать все записи группы «Кино». Первыми выпустят номерные альбомы в хорошем качестве и с оригинальным оформлением, а затем возьмутся за видео.