close
Объединились, чтобы посадить
11:48, 16 окт. 2017
Михаил Клейменов Фото: © ok.ru

Объединились, чтобы посадить

Пострадавшие от рук медэксперта Клейменова, «сделавшего» пьяным шестилетнего ребенка, добиваются наказания врача
Михаил Клейменов Фото: © ok.ru
Пострадавшие от рук медэксперта Клейменова, «сделавшего» пьяным шестилетнего ребенка, добиваются наказания врача

Семь человек просят признать их пострадавшими в деле об экспертных заключениях врача Клейменова. Того, который нашел в крови сбитого автомобилем ребенка большую дозу алкоголя. Помимо семьи Алеши Шимко от экспертных решений «знаменитого» врача пострадали многие.


«Мы боимся, что Клейменов уйдет от ответственности, а дело замнут», — почти в один голос говорят люди, в уголовных делах которых решающую роль сыграла экспертиза Михаила Клейменова, врача судебно-медицинской экспертизы города Балашихи.


Письма с просьбой провести тщательное расследование отправлены в Следственный комитет, Генеральную прокуратуру и Общественную палату Российской Федерации. В письме семь историй, и каждая связана с экспертизой, проведенной Клейменовым.


«Возможные экспертные ошибки, сделанные из-за низкой квалификации специалиста Клейменова или других причин, стали следствием судебных ошибок со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями для семей нижеподписавшихся», — говорится в письме.


Начнем с истории Веры Величко, которая получила условный срок за якобы избиение участкового. Женщина пришла в участок разобраться, почему полицейский регулярно «штрафует» разнорабочего, занимающегося ремонтом ее квартиры, хотя все документы у него в порядке. Правоохранитель вытолкал пожилую женщину из участка, прищемив ей руку дверью. Видимо, в целях страховки была проведена экспертиза, которая покажет, что женщина «избила» сотрудника МВД. Уже несколько лет Вера Величко пытается восстановить свое честное имя. Но пока тщетно.


«Он по-прежнему работает. Никаких действий в отношении него не ведется. Много людей в этом замешано. Вместе с Клейменовым должны сесть и те, кто его прикрывал», — уверена женщина.


undefined
Фото: © личный архив героев

Еще одно дело, где сын Андрея Мунштроева, согласно заключению Клейменова, погиб, упав с высоты собственного роста. Характер травм говорит о том, что человека избивали, либо падал он много раз подряд. Но врач этого не увидел и даже каким-то образом умудрился допросить находящегося в коме парня.


«Эксперт пишет, что находящийся в коме на вопросы отвечает правильно, односложно. Жалуется на головную боль в местах ушибов. Человек находится без сознания — как можно на что-то жаловаться?! В этот момент с ним находилась его мама, она это может подтвердить», — сообщает в коллективном письме Андрей Мунштроев. 


Вскоре после разговора с экспертом сын Андрея Мунштруева Максим скончался, не выходя из комы. Как Клейменову удалось поговорить с Максимом, остается загадкой. 


«У меня складывается впечатление, что первую часть заключения писал один человек, а вторую — другой, причем не читавший первой части. Я не являюсь медицинским работником и не могу опровергнуть то, что написано, но вопросы есть и на них хотелось бы получить ответы», — пишет отец погибшего.


Ознакомившись с «творчеством» господина Клейменова, можно понять, что он переодически путает даты и года рождения. Только это никого не смущает, и его экспертизы идут в суд, где на их основании принимаются судебные решения. 


Об истории Ляны Зверевой мы уже писали. В деле ее мужа Романа эксперт сделал два медицинских заключения, меняя статьи с «легкой» на «тяжелую». Опять же никто не заметил ни фактических ошибок, ни логических нестыковок. В результате человек получил пять лет тюрьмы. Ляна растит двухлетнюю дочь и упорно добивается пересмотра дела ее мужа.


«Даже санитарка напишет экспертизу а-ля Клейменов»

За ошибки судмедэксперта из Железнодорожного приходится в прямом смысле расплачиваться его «жертвам» 11 октября 2017

Список «заслуг» Клейменова можно продолжать долго. Где-то он недооценивает тяжесть вреда здоровью в ДТП, когда оно происходит по вине «нужного» человека, где-то наоборот — переоценивает.


Подписал письмо и отец погибшего шестилетнего Алеши Шимко, в крови у которого Клейменов нашел алкоголь. Именно эта скандальная экспертиза и стала отправной точкой в расследовании по факту халатности неустановленных лиц. Дело было возбуждено в середине июня, но подозреваемых все еще нет.


Независимые эксперты в каждом из заключений врача нашли массу ошибок. Однако и суд, и следствие закрывают на это глаза. К борьбе с недосягаемым экспертом подключилась член общественной палаты Балашихи Анна Сергеева.


«Людей больше, но не все решились на то, чтобы продолжать добиваться справедливости», — рассказала «Шторму» Сергеева.


Женщина провела свое собственное расследование для общественной палаты. По ее данным, девять человек так или иначе пострадали от эксперта Клейменова. Но некоторые в силу обстоятельств решили оставить все как есть и отстранились.


По результатам ее проверки должны состояться публичные слушания. Но чтобы дать ход делу, документ необходимо опубликовать на сайте общественной палаты Балашихи. Однако этот процесс постоянно затягивается.


«То сайт не работает, то специалиста нет — и так продолжается уже месяц. Я никак не могу пробить эту стену. У меня полное ощущение, что ни наши чиновники, ни силовики не хотят этого расследования», — говорит общественница.


Дозвониться до председателя общественной палаты города Балашиха Ларисы Евтушенко так и не удалось. Хотя организация, созданная для взаимодействия граждан и государственных органов, должна быть заинтересована в разрешении громкой истории.


Именно публичных слушаний и ждали все пострадавшие. Отчаявшись, они обратились напрямую в Общественную палату РФ.


«Дело не только в ошибках одного врача. Дальнейшее расследование может вскрыть, что творится на всех этапах следствия. Понятное дело, многим это невыгодно. Вместе с Клейменовым должны сидеть и те, кто его прикрывал!» — говорит Вера Величко, якобы избившая участкового.


Ситуация с врачом Клейменовым — не исключение и не единичный случай, когда экспертизу подтягивают под «нужную» статью. Трудно представить, что произойдет, если наш герой окажется на скамье подсудимых. Вслед за этим немедленно последует волна исков от тех, кто столкнулся с его «творчеством», требуя пересмотра сотен уголовных дел.