St
«Чучела вместо самолетов»
Минобороны создает самый большой в мире музей ВВС. Что не так?

«Чучела вместо самолетов»

Минобороны создает самый большой в мире музей ВВС. Что не так?

Фото: © Daily Storm / Ласенко Дмитрий

30 ноября Минобороны объявило о создании крупнейшего в мире музея ВКС (Воздушно-космических сил). Расположится он в парке «Патриот» на площади около 25 гектаров. Обещают авиасимуляторы и показательные выступления летчиков. И самое главное — множество экспонатов, по которым можно будет изучить историю российской авиации от самого ее зарождения и до наших дней. 

Так почему же любители авиации во всем мире пришли в ужас от этой новости, при чем тут музей в Монино и дорогая подмосковная недвижимость? 



На взлетно-посадочной полосе Центрального музея Военно-воздушных сил, отчаянно газуя, тягач исполинских размеров медленно волочит за собой еще одного гиганта: вертолет Ми-24В. Тот, поскрипывая чуть заржавелыми шасси, послушно двигается на новое место стоянки. Собравшиеся вокруг люди довольно покачивают головами — это один из заключительных этапов подготовки музея к зимнему сезону.


«Фактически мы бежим наперегонки со временем: важно успеть подготовить экспонаты к зиме до наступления холодов и пока не образовались сугробы», — объясняет координатор волонтеров музея ВВС в Монино Павел Проскурня. Горящий взгляд романтика, спецовка и обширный набор навыков: во время еженедельных субботников Павел и слесарь, и столяр, и водитель КрАЗа. 


undefined
Фото: © Daily Storm / Ласенко Дмитрий

Вот уже почти 20 лет горстка «влюбленных в небо» энтузиастов спасает от разорения один из крупнейших авиамузеев в мире: реставрируют разграбленные в 90-е самолеты, поддерживают состояние уцелевших. Иногда выполняют и черную работу: например, передвигают экспонаты с одного места на другое. Раньше волонтерам приходилось бороться с ржавчиной и мародерами, теперь открылся еще один фронт: экспонаты спасают от Министерства обороны.


«Первый раз о вероятном уничтожении Центрального музея ВВС в Монино мы услышали два года назад, — рассказывает Павел. — Источники в Минобороны сообщили: Шойгу хочет развивать парк «Патриот» в Алабино, так что самолеты из Монино переедут туда. В 2016-м нам колоссальными усилиями и с помощью привлечения больших связей удалось музей отстоять. Сейчас история повторяется, только решение уже, похоже, принято окончательное».


Новый виток противостояния Минобороны и любителей авиации спровоцировала дорожная карта, которая якобы «утекла» в интернет из военного ведомства. Документ подписан Сергеем Шойгу. В карте поэтапно описан процесс перевозки экспонатов музея из Монино в Алабино. Например, до 25 ноября в МО должны были определиться с источником финансирования предприятия. Спустя еще месяц комиссия должна определить место в Алабино, где разместят экспонаты. В общем, до конца 2018 года все подготовительные процедуры должны быть завершены. 


В Министерстве обороны на официальный запрос о подлинности документа не ответили. Директор ЦМ ВВС Александр Гончаров отказался от комментариев, посоветовав только «не верить интернету». Однако источник Daily Storm в Минобороны подтвердил, что такой документ действительно был подписан, указав только, что в интернете — устаревшая дорожная карта, а в актуальной версии сроки указаны иные. 


Здесь важно оговориться: Монинский музей авиации — место действительно уникальное и знаменитое на весь мир. На небольшой площади уместилась коллекция из 195 летательных аппаратов: среди них и серийные авиамашины, и уникальные самолеты, изготовленные в единичном экземпляре как опытные образцы. Есть и настоящие раритеты: например, дореволюционный самолет «Илья Муромец». До наших дней дожил лишь один такой богатырь, который теперь стоит в ангаре «Уникальные летательные аппараты».


Еще одна особенность музея: многие самолеты в ЦМ ВВС прилетали сами, садясь на взлетку стоящей по соседству Военно-воздушной академии имени Гагарина (ныне закрыта). Уже в музее сотрудники конструкторских бюро перековывали боевые самолеты в музейные экспонаты, но при этом сохраняли их техническую и историческую аутеничность. То есть Монино — это одновременно и музей, и кладбище самолетов. Эксгумация экспонатов запланирована не была. 


undefined
Фото: © Daily Storm / Ласенко Дмитрий

С другой стороны, ЦМ ВВС в Монино выглядит, мягко говоря, невзрачно: каждое пятно ржавчины на фюзеляжах уникальных самолетов кричит об острой нехватке финансирования. Вопрос, зачем музею понадобились энтузиасты-волонтеры, отпадает сам по себе. Без них, очевидно, до наших дней не дожила бы и половина коллекции.


Кроме того, на территории музея все 195 экспонатов умещаются с трудом. Самолеты стоят вплотную, почти касаясь крыльями или хвостовым оперением друг друга. Обычная картина: рядом теснятся два исполинских самолета, а между ними вклинился небольшой истребитель. Позади, как правило, виднеются ржавые туши менее везучих машин, которые больше смахивают на груду металлолома.


Да и логика в экспозиции прослеживается с трудом: у невзрачного входа на территорию музея (калитка посреди местами покосившегося серого бетонного забора) внушительно нависает самый большой вертолет в мире — Ми-12. А затем начинается ряд истребителей, который неожиданно заканчивается другим легендарным гигантом: Ту-144.


На новом месте Минобороны обещает асфальтированные крытые площадки для каждой из машин, регулярное обслуживание и прочие радости. Только вот проблема: большинство экспонатов музея нетранспортабельны. Ну правда, как перевезти 180-тонный Ту-144 длиной с половину футбольного поля? 


Разобрать большинство экспонатов не выйдет: к нашим дням уже давно нет ни технической документации, ни специалистов, ни специальных инструментов. Самолеты остается только пилить на части, перевозить в Алабино, а там уже заново собирать.


«Вместо самолетов в «Патриоте» выставят чучела, которые будут только отдаленно внешне напоминать настоящие машины. Качественно выполнить сборку-разборку этих самолетов военные не смогут. Да и не только военные, а вообще никто», — рассказывает Павел Проскурня. 


Обеспокоенность будущим экспонатов высказали и в конструкторских бюро. Например, спецы КБ Ильюшина пришли к выводу, что «любая попытка разбора самолетов, их транспортировка и сборка на новом месте повлечет за собой необратимые потери их целостности, внешнего облика и интерьера, конструкционные и технологические повреждения. Самолеты утратят техническую ценность, превратившись в недолговечные макеты». В таком же ключе ответили инженеры КБ Мясищева и Сухого. 



Заключения подписаны и отправлены в МО в августе. Несмотря на это, подпись Шойгу на гуляющей в интернете дорожной карте — от 15 октября. Закончить переезд и открыть музей, судя по этому документу, военные должны ко второму кварталу 2020 года. 


«Мы годами можем реставрировать всего одну машину, а вояки собрались за несколько месяцев их разобрать и собрать заново. Это невозможно!» — уверен волонтер Андрей Хомич. Он трудится над восстановлением Ил-18. В 90-е годы этот самолет сожгли мародеры. Сегодня группа волонтеров почти закончила его реконструкцию. 


Самым сложным было придать аутентичный вид кабине пилотов: для этого пришлось разобрать «донора» — им стал самолет-тренажер, который подарила энтузиастам одна из авиационных академий. Теперь, когда восстановлена подсветка и все приборы, осталось привести в порядок лишь салон: установить кресла, обивку, наполнить салон разными мелочами, вроде раритетной авиационной люльки для грудных детей. Самое обидное, говорит Андрей, что плоды его долгой и кропотливой работы уничтожат, когда распилят самолет на части. 


На данный момент восстановление Ил-18 обошлось примерно в 150 тысяч рублей, еще столько же волонтеры планируют потратить. Плюс покраска: в зависимости от модели самолета это стоит от 300 тысяч до миллиона. 


«Эти суммы несоизмеримы с теми, которые Минобороны собирается потратить только на один переезд, не говоря о самом строительстве нового музея», — рассказывает Павел Проскурня. По его информации, на перемещение экспонатов из Монино в Алабино военные планируют потратить не меньше десяти миллиардов рублей. По словам Павла, на эти деньги можно было бы полностью реконструировать музей в Монино и отреставрировать все до единого экспонаты. «Так что ни о какой заботе о сохранении истории российской авиации речи не идет — только бизнес», — подытоживает волонтер. 


К слову, перед Минобороны в случае переезда встает несколько серьезных проблем юридического характера: во-первых, хоть музей ВВС в Монино принадлежит военному ведомству, сами самолеты числятся на балансе в Министерстве культуры. Кроме того, в соответствии с законодательством, музейная коллекция неделима. То есть нельзя взять несколько экспонатов и переместить в другой музей. Однако в дорожной карте от МО говорится о перемещении части монинских экспонатов. В Министерстве культуры на запрос Daily Storm ответили, что ничего не знают о планах Минобороны. 


Примечательно, что раньше Министерство обороны на главный музей авиации в России особо не тратилось: на сайте госзакупок можно найти только тендеры на поставку энергии и уборку территории. Не удалось обнаружить и тендеров на обслуживание самолетов и от Минкульта. Однако у самого музея есть один важный актив: это его земля. 


Пункт №9 в дорожной карте от МО — передача земли в муниципальную собственность. В условиях дефицита земли в Московской области это с огромной долей вероятности означает застройку освободившейся территории. 


undefined

Глава администрации городского поселения Монино Михаил Зубков рассказал Daily Storm, что из Минобороны к нему с предложением принять землю музея пока никто не обращался. Особенно он отметил, что, если бы подобное предложение поступило, муниципалы обязательно бы согласились. При этом подчеркнул, что и он сам, и другие жители поселка высказываются за сохранение музея.


Экс-депутат совета депутатов городского поселения Монино Сергей Халяпин сказал Daily Storm, что «в администрации уже давно все знают» и что «решение принято на очень высоком уровне. Музея не будет».


Тем временем волонтеры музея работу над восстановлением экспонатов заканчивать не собираются. «Гонку со временем» они пока выигрывают: успели закончить все уличные работы до того, как музейную взлетку занесло снегом. Теперь работа будет продолжаться в ангарах: каждую субботу с утра и до темноты. Главное, говорят волонтеры, чтобы, когда снег растает, все экспонаты оказались на своих местах.