#все_дома
Новости
Новости
St
Мертвый сад у могилы Мичурина, школа для агрономов, куда матери не пускают детей, и бесконечные зеленые заборы
Daily Storm рассказывает, каким увидели Мичуринск эксперты ОНФ Мичуринск

Мертвый сад у могилы Мичурина, школа для агрономов, куда матери не пускают детей, и бесконечные зеленые заборы

Daily Storm рассказывает, каким увидели Мичуринск эксперты ОНФ

Мичуринск ОНФ

Небольшой город Козлов, расположенный на берегу тихой реки Лесной Воронеж, когда-то прославил селекционер Иван Мичурин, который почти всю свою жизнь проработал в этом месте. В советские годы Мичуринск считался одним из центров развития сельского хозяйства в стране. Когда в современной России этот наукоград чиновники попробовали вернуть в строй, оказалось, что строительство учебных заведений для будущих агрономов — это не только общественно-полезная деятельность, но и возможность «качественно» распределить контракты.


Фруктовый край


В Южной Каролине в США на подъезде к городку Гафни стоит большая водонапорная башня, которая выполнена в виде гигантского персика. Ее название — Peachoid. Для небогатого на достопримечательности штата этот гигантский персик — один из главных символов. Он даже мелькал в нескольких сериях уже немного позабытого сериала «Карточный домик», создатели которого сделали Фрэнка Андервуда уроженцем Гафни.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Peachoid
Peachoid Фото: flickr.com, Anokarina

 

В реальном непридуманном мире башню-персик установили в знак того, что в том округе Южной Каролины, где находится Гафни, персиков растет так много, как нигде в США.

 

В Мичуринске, втором по величине городе Тамбовской области, есть свой Peachoid. Но он находится не на въезде в этот наукоград, а на самом отшибе. За ним практически пустота: «мертвая» автостоянка, неухоженные поля и никаких признаков человеческой активности.

 

Разумеется, местный Peachoid — это не персик. Персики в России выращивать на чуть более южных широтах, а Мичуринск — яблочный край. И местный аграрный памятник — это гигантское яблочко.

 

Поставили его на окраине Мичуринска тоже не совсем случайно. Хотя, по здравому рассуждению, яблоку бы находиться на въезде в город, приветствуя проезжающие мимо «приоры» и «весты», но и здесь на обрыве дороги оно когда-нибудь будет играть отведенную ему мирозданием и руководителями местной администрации роль.

 

Яблоко предстоит превратиться в один из символов школы, которую на этом бывшем пустыре безуспешно пытаются открыть почти два года.



Универсальный пункт

 

Причем эта многострадальная школа — не просто среднестатистическое образовательное учреждение, а часть большого проекта по возрождению аграрного потенциала Мичуринска.

 

Губернатор Тамбовской области Александр Никитин придумал создать в наукограде образовательную цепочку: «школа агроэконаправленности — колледжи при Мичуринском государственном аграрном университете — сам МичГАУ». И если второе и третье звено работают, то с первым пока проблемы.

 

Контракт на строительство инновационной школы на 876 млн рублей был подписан еще в апреле 2017 года. Исполнителем стало АО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию Тамбовской области» (АИЖК). Этот маневр с передачей права выбирать реальных строителей для школы от одной государственной структуры к другой позволил провернуть один хитрый трюк.

 

В положении о закупках АИЖК содержится целый перечень условий, которые позволяют заключить контракт с исполнителем без торгов — просто самостоятельно выбрать любого поставщика. Практически все виды строительных работ подпадают под эти условия. А для того, что не подпадает, есть универсальный пункт: «при проведении закупки товаров по существенно сниженным ценам (по отношению к обычным рыночным), когда такая возможность имеется в течение очень короткого промежутка времени».



По пути Самары

 

АИЖК не очень хорошо раскрывает информацию о своих закупках — последний раз общество это делало в марте 2017 года. Но и по этим документам (первый и второй — можно открыть и посмотреть цифры) видно, что контракты заключаются в основном с единственным поставщиком — более 90% денег общества ушло на такие соглашения.

 

Так же в АИЖК работали и по мичуринской школе. К строительству учебного заведения привлекали много разных компаний: от никому не известной фирмы из глубинки Кировской области до замешанных в коррупционных скандалах «больших» тамбовских строителей.

 

Но самое масштабное соглашение (на 610 млн рублей) было заключено с самарской компанией «Квадр». Тамбовские чиновники не могли не знать о не самом лучшем бэкграунде этой фирмы. На момент подписания соглашения единственным владельцем «Квадра» был Андрей Борисеевич, но до 2015 года 70% капитала владел Евгений Вагнер.

 

В 2013 году этот человек буквально с нуля стал одним из главных подрядчиков Самарского областного фонда жилья и ипотеки (СОФЖИ), получая контракты на миллиарды рублей. А в июне 2019 года был арестован по делу о мошенничестве вместе с руководителем СОФЖИ.

 

По версии следствия, фирма Вагнера и СОФЖИ похитили 59 млн рублей, выданных областным минстроем в 2016 году на снос строений бывшего военного городка в Самаре. На самом же деле эти строения уже были снесены годом ранее.

 

И хотя эти события относятся к 2019 году, еще в 2017 году компании Вагнера, как писали самарские журналисты, начали испытывать трудности и погрязли в судебных тяжбах.

 

Отношения между АИЖК и «Квадром» в итоге тоже не сложились. Взаимные претензии стали возникать после того, как администрация Мичуринска изменило место стройплощадки для школы. Пришлось принимать дополнительное соглашение. Это не понравилось прокуратуре, и в АИЖК решили разорвать отношения с поставщиком и потребовали с «Квадра» более 200 млн рублей (этот суд еще продолжается). «Квадр» настаивал на завершении работ (этот суд тоже еще не окончен).



 

Бетон и уголовное дело


В августе 2019 года издание «Волга Ньюс» со ссылкой на собственные источники сообщило о том, что в отношении Борисеевича было возбуждено уголовное дело о злоупотреблении должностными полномочиями.

 

Как рассказали Daily Storm в Общероссийском народном фронте, из-за возникших при строительстве школы проблем сроки сдачи учебного заведения несколько раз сдвигались: с декабря 2017-го на июнь 2018 года, затем на август 2019 года и в последний раз — на декабрь 2019-го. Стоимость контракта выросла почти до 1 млрд рублей.

 

«После анализа сообщений в соцсетях, общения с жителями стало ясно: люди уже не верят в то, что на объекте нет нарушений, — рассказывал приехавшим в Мичуринск журналистам руководитель проекта ОНФ «За честные закупки» Валерий Алексеев. — Говорят о проблемах в фундаменте, разрушившихся стенах. Прямо пишут, что в эту школу детей не пустят».

 

По его словам, администрации города при приемке школы стоит проявить максимальную публичность — пустить в здание журналистов, представителей общественности, все объяснить и показать, чтобы полностью закрыть вопрос с безопасностью.


Мифы и реальность

 

Спустя три дня после визита в Мичуринск активистов проекта ОНФ «За честные закупки» и федеральных журналистов, который состоялся 14 августа, администрация города и АИЖК сыграли на опережение — еще до сдачи объекта провели экскурсию для региональных журналистов.

 

«Мы хотим развенчать мифы, которые ходят по городу и области о том, что здесь трескаются стены и якобы фундамент не выдерживает нагрузки. Это все неправда, — сказал заместитель главы администрации города Мичуринска Василий Малюков. — Небольшие недостатки и недоделки в отделочных работах не позволяют нам принять школу в эксплуатацию у подрядчика. Она должна быть достроена полностью».

 

После экскурсии на сайте администрации Тамбовской области появился материал с оптимистичным заголовком: «Безопасно, красиво, современно: в Мичуринске завершается строительство школы». Вторили им журналисты местной «Комсомольской правды»: «Администрация Тамбовской области ответила на претензии ОНФ к школе-долгострою в Мичуринске».

 

Но журналисты из программы «Вести/Тамбов», которые были на региональном пресс-туре, обратили внимания на слова руководителя АИЖК Александра Ельцова, который рассказал, что переносить сроки сдачи объекта пришлось из-за выявленных проблем: качество бетона, который использовал субподрядчик, не соответствовало нормам.

 

В тот же день Следственное управление СКР по Тамбовской области разместило сообщение о том, что события вокруг стройки школы стали поводом для возбуждения уголовного дела.

 

«Следует отметить, что нарушения при строительстве общеобразовательной школы в городе Мичуринске уже являются предметом расследования уголовных дел, находящихся в производстве следственных органов региональных управлений МВД и СК России», — указывается в сообщении СКР.



Мертвый сад


Но гигантское яблоко и недостроенная школа агроэконаправленности рядом с ним — это относительно новые символы Мичуринска.


Главный памятник славной советской эпохи города — Коллекционный сад, который был открыт еще в 1935-м, в год смерти Ивана Мичурина. Это место было одновременно и лабораторией, и выставкой народных достижений. При Советском Союзе в Коллекционном саду последователи Мичурина собрали уникальную для средней полосы коллекцию растений: персики, лианы, десятки сортов яблонь.


Фотографий Коллекционного сада тех лет оцифровано не так много. Но даже по ним видно, что этот участок города буквально утопал в зелени.


Сейчас тут практически пустырь: дорожки из дешевой плитки, безразмерные газоны с пожухлой травой и одинокие ели, то ли пережившие яблони и сирени из мичуринской коллекции, то ли пришедшие им на смену. Но к разрушениям сада местные руководители отношения не имеют (он погиб еще в 90-е, в годы молодой российской демократии) — их можно обвинить разве что в его невозрождении.


Проект по восстановлению сада запустили еще в 2015 году, но к активным работам по благоустройству приступили только в январе 2019-го, когда администрация Мичуринского государственного аграрного университета заключила три контракта на благоустройство Коллекционного сада.


Торги за право подписания соглашений прошли в хорошей конкурентной борьбе. На них вышли несколько фирм, которые активно соперничали между собой, снижая цену. К этой фазе ни у ОНФ, ни у горожан претензий не возникло. Но вот исполнить в срок взятые на себя обязательства победители не смогли.



«Благоустройство должны были завершить в августе 2019 года. Однако работы идут до сих пор: установлены не все малые архитектурные формы, не сделано освещение. При этом в документах изменение сроков никак не отражено. Только в техническом задании в примечании к срокам указано, что при отрицательных температурах воздуха допускается технологический перерыв», — рассказал эксперт проекта ОНФ «За честные закупки» Дмитрий Поляков.


Те работы в саду, которые уже успели завершить, то же вряд ли оставляют у мичуринцев чувство удовлетворения: на входе в сад их встречает павильон, обложенный панелями из дешевых полимеров, а вместо кованого забора — ограда из тоненькой зеленой сварной сетки.


Футбол с препятствиями


Ее в Мичуринске можно встретить чуть ли не у каждого второго нового объекта. Эта зеленая ограда красуется у школы-долгостроя. Она же служит защитной сеткой на одной из футбольных коробок. Там она, правда, долго не выдержала: мальчишки-футболисты за два года разгромили ее в пух и прах.



Приводить «коробку» в порядок, кажется, никто не спешит. К благоустройству дворов в Мичуринске у экспертов ОНФ претензии стандартные для таких объектов: те, кто устанавливают детские площадки, делают это вроде бы в соответствии с контрактом, но из рук вон плохо.


Тут и горки на детской площадке, с которых лучше не кататься, если не хочешь удариться о землю, и тренажеры на голой земле, к которым в дождь не подступиться, и футбольная коробка с опасной оградой.


По словам координатора проекта ОНФ «За честные закупки» Госдумы Антона Гетты, у большей части закупок в Мичуринске, на которые обратили внимание активисты, есть одна общая черта: срок исполнения прошел или на днях закончится, но работы идут полным ходом. Все подрядчики как будто пытаются успеть в последний вагон.


«Последний вагон» — это не только про школу с гигантским яблоком и Коллекционный сад, но и про детский сад в одном из сел Мичуринского района, который строители отчаянно стараются сдать к 31 октября (судя по состоянию объекта, шансов у них нет), и про фельдшерско-акушерский пункт, что мог заработать еще весной, но до сих пор стоит закрытый и мертвый.


«Итоги проверки мы передадим губернатору Тамбовской области с просьбой обратить внимание на объекты, взять на контроль введение их в эксплуатацию и выяснение причин задержки строительства и принятых мер. Также мы обратимся в Контрольно-счетную палату Тамбовской области с просьбой проверить возможное завышение стоимости контракта на благоустройство дворов», — отметил Антон Гетта.

 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...