St
«Падаешь под забор, а потом продолжаешь работать с пчелами»: белгородская пасечница рассказала, как собирает мед под обстрелами
18+
Оксана Польщикова почти ежедневно проезжает 50 километров, чтобы спасти семейное дело Коллаж: Daily Storm

«Падаешь под забор, а потом продолжаешь работать с пчелами»: белгородская пасечница рассказала, как собирает мед под обстрелами

Оксана Польщикова почти ежедневно проезжает 50 километров, чтобы спасти семейное дело

Коллаж: Daily Storm

В селе Архангельское на границе России с Украиной есть старая пасека, где работает семья Польщиковых. Их дом и оборудование пострадали от бомбежек, а отца семейства мобилизовали на СВО. Несмотря на все трудности, пасечница Оксана Польщикова не опустила руки и ежедневно ездит к пчелам за 50 километров. Более того, она поддерживают сладкими подарками нуждающихся жителей Белгородчины и Донбасса. История женщины, рискующей жизнью ради семейного промысла, — в материале Daily Storm. 


Семейное дело 


Село Архангельское Белгородской области расположено на самой границе с Харьковской областью Украины. Здесь есть пасека, которую уже более 50 лет держит семья Польщиковых. 


«Организовал ее еще мой отец, кочевал с ней по району. В 2015 году он умер, и мы с сестрой продолжили заниматься пчелами, а мужья нам помогали», — рассказала Daily Storm владелица пасеки Оксана Польщикова. 


Ремесло пасечника подразумевает много тяжелой работы. Приходится ремонтировать и переносить 40-килограммовые ульи, наващивать и переставлять рамки в домиках.


«В одном домике у нас по две семьи пчел развивается. Ульи, в которых по 10 рамок, ставятся друг на друга. Этим способом получали мед еще наши деды. Сейчас мало кто добывает его так, потому что это очень тяжелый процесс. Но зато наши покупатели считают, что мед получается очень вкусным. Мы его выкачиваем всего один раз. Он в себе аккумулирует все самое вкусное, что копилось с ранней весны до конца июля», — поделилась методикой Оксана. 

Читайте там, где удобно, и подписывайтесь на Daily Storm в Telegram, Дзен или VK.

Кроме этого, она производит и продает фруктовую пастилу. Девушка начала собственное дело два года назад: подписала социальный контракт на 250 тысяч рублей, закупила оборудование, нашла место под цех. 


Совмещать бизнес и пчеловодство непросто. Пасека находится на участке родительского дома, где живет мама Оксаны. Раньше она помогала ухаживать за пчелами, но сейчас женщине уже 74 года и сил на семейное дело не хватает. В сентябре 2022 года рабочих рук стало еще меньше, так как мужа Оксаны мобилизовали. 


Сбор меда под шум обстрелов


В начале июля 2023 года Белгородская область подверглась массированным обстрелам со стороны Украины. Родительский дом с пасекой не пострадал от бомбежек, поскольку село Архангельское расположено между холмами в относительно безопасном месте. А вот дому Оксаны повезло меньше. 


Дом стоит в Новой Таволжанке, всего в 800 метрах от границы с Украиной. Снаряды полностью разрушили крышу и выбили окна. От взрывов пострадало оборудование для производства пастилы: дегидраторы, холодильники и духовой шкаф. Вышла из строя и «Ока», на которой девушка ездила на пасеку. А собирать урожай на участке стало опасно для жизни.


«У нас был огород, который кормил нашу большую семью. Было семь соток сортовой клубники, которую использовали для сладостей. По нашим участкам было прямое попадание «градов». После прилетов образовались воронки, которые уже заросли травой. Администрация утверждает, что минеры все посмотрели, но люди вокруг говорят, что находят неразорвавшиеся снаряды. Поэтому мы не ходим по участку — и тем более по огороду», — сказала девушка. 

Ее мама эвакуироваться не стала. А вот дом Оксаны пострадал так сильно, что ей пришлось переехать в другое село. Она сняла жилье в Дубовом, близ Белгорода, а это 50 километров от пасеки. Но Оксана Польщикова продолжает регулярно навещать маму и заниматься семейным делом, несмотря на ужасы, которые довелось пережить.  


«Над тобой свистит, ты бежишь, падаешь в упор лежа под забор, потом продолжаешь работать с пчелами. Потому что в июне — самый сезон, период роения. Если пчеловод долго не следит за пчелами, не удаляет маточники, не добавляет рамки, не расширяет семью, то рой увеличивается и улетает. В улье остаются одни трутни и нерабочие пчелы. Многие пчеловоды вернулись спустя время в июле и обнаружили пустые ульи — пасеки больше нет. Если бы мы не стали под обстрелами ездить, у нас бы так же было», — описала ситуацию хозяйка пасеки. 


В первые месяцы обстрелов военные ставили блокпосты и почти никого не пускали в приграничную зону. Но и это не остановило трудолюбивых пасечников. 


«Пропускали только волонтеров и местных жителей с пропиской, по просьбе. Ты просто подъезжал и говорил: у нас есть прописка, и там остались животные. Берешь все риски на себя, знаешь, куда едешь. Что можешь уехать и остаться там похороненным», — вспоминает жительница Белгородчины. 


Оксана Польщикова признается, что легче было бы перевезти пасеку подальше от приграничной зоны. Однако местные жители не думали, что все так затянется. Теперь же такой возможности — перенести пасеку — просто нет. 


«Это же не просто — взял улей, замотал его, перевез и поставил, а еще есть инвентарь. Физически рук у нас недостаточно. Если учитывать, что у меня и сестры есть другая работа, то надо еще найти время», — объяснила Оксана Польщикова. 

Помощь нуждающимся вопреки всем трудностям 


Польщиковы прекратили поставлять продукцию в Москву и Подмосковье, перестали участвовать в ярмарках и конференциях. И без того небольшую пасеку в 40 ульев пришлось сократить до 15 домиков, поэтому мед не удается собирать в прежних объемах. Однако семья все равно старается отдавать часть своей продукции нуждающимся и бойцам в зоне СВО. 


«С прошлого года я состою в нескольких волонтерских чатах. Отправляли через девочек-волонтеров посылки с медом в Донецк, еще много меда передавали здесь по месту — тут из местных около 60% военных. Газелями не отправляем, но можем собрать короб килограмм на 10-12. Мужу еще передаю ведерко меда и еще что-нибудь вкусное, они с товарищами между собой делят», — рассказала пасечница. 


Несмотря на все трудности, Оксана старается восстановить хозяйство. Она подала заявку на возмещение ущерба за разрушенные дом и оборудование в Минэкономразвития Белгородской области. Девушка верит, что скоро сможет вернуться в родной дом и восстановить семейное дело. 

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...