St
Пять основных признаков лужковского стиля. Как изменилась Москва при бывшем руководителе

Пять основных признаков лужковского стиля. Как изменилась Москва при бывшем руководителе

Daily Storm поговорил с именитыми архитекторами — о лужковской эпохе и взаимоотношениях с экс-мэром Москвы

Daily Storm поговорил с именитыми архитекторами — о лужковской эпохе и взаимоотношениях с экс-мэром Москвы Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Лужковский стиль в архитектуре стал целой вехой в градостроительной истории Москвы. Понятие закрепилось и даже удостоилось статьи в «Википедии». Daily Storm опросил архитекторов и собрал самые значимые его приметы. Правда, не все специалисты согласились делиться впечатлениями. Как говорится, о покойном либо хорошо, либо ничего. 



Эпоха лужковской застройки — время очень неоднозначное. Основной этап строительства пришелся на время перемен, когда плановая социалистическая экономика превратилась в капиталистическую, и не совершить некоторых ошибок было сложно. Москва при Лужкове испытала колоссальный рост количества всего — торговых центров, домов, дорог, бизнес-комплексов.


По образованию столичный градоначальник был настоящим технарем, окончил РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина. Поэтому в художественном плане он руководствовался исключительно личным вкусом.


«Громадное число сооружений — потакание вкусу мэра. Юрий Лужков строил новую империю, с огромным количеством богатых, помпезных зданий», — рассказал архитектор Сергей Скуратов.


Со временем лужковский стиль стал некой аллегорией напыщенности и китча. Тогда же утвердилась концепция города как коллажа, с причудливым наслоением эпох, времен и культур. Самыми узнаваемыми элементами того времени стали башенки, балясины, фальш-материалы. Поговаривают, что иногда башенки появлялись на проектных чертежах специально, вопреки задуманным эскизам, лишь бы пройти согласование.


«Это был поиск русской, московской традиции в архитектуре, но без глубокого понимания, что это такое. В итоге получилось декоративно и празднично, — считает историк архитектуры, экскурсовод Дмитрий Беззубцев.


Торговые центры


При Юрии Лужкове начали активно строиться торговые центры — символ капиталистического мира. Правда, появлялись они в ущерб общественным пространствам. В 2002 году на площади Курского вокзала открылся «Атриум», в 2006 году перед Киевским вокзалом — «Европейский», в 2009-м — «Метрополис». 


Лучше остальных дешевый шик торговых комплексов передает «Охотный ряд», появившийся на Манежной площади в 1997 году. Прежде на этом месте проходили массовые митинги. Самые крупные, собравшие от 200 тысяч до 500 тысяч человек, состоялись накануне распада Советского Союза. Но на смену митингу пришел мирный шопинг.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Фото: © АГН Москва
Фото: © АГН Москва

«Когда я был маленький, мои бабушка с дедушкой впервые повели меня смотреть московское метро, — вспоминает в разговоре с Daily Storm историк и экскурсовод Максим Юдов. — Мне все жутко нравилось — и балюстрады, и сама станция... В конце они обещали показать «подземный город». Это был торговый центр «Охотный ряд». Он так меня впечатлил, что я с детства запомнил все эти купола, блестки, фонтан. Чего там под землей только не было... Потом, через сколько-то лет, я, конечно, другими глазами взглянул на это убранство».


По мнению экскурсовода, «Охотка» стала квинтэссенцией всех тех представлений о прекрасном, которые бытовали в России в 90-е годы. Кстати, стеклянная пирамида, являющаяся куполом «Охотного ряда», перекликалась с другой известной пирамидой — торговым центром на Пушкинской площади, появившимся на год раньше «Охотного ряда». Последний просуществовал ровно 20 лет и был снесен во время «ночи длинных ковшей», уже при нынешнем мэре.


Москва-Сити


Деловой центр «Москва-Сити» начал строиться в середине 90-х. Однако дошел он до нас с некоторыми изменениями. Первоначальный проект, созданный в мастерской Бориса Тхора и Геннадия Сироты, подразумевал на месте «Афимолла» зеленый парк и зону отдыха.


Фото: © Википедия
Фото: © Википедия

«Мне нравилась такая задумка, — говорит Сергей Скуратов. — Это было более человеческое решение, традиционное и понятное. Сейчас Москве-Сити больше всего не хватает рекреационных пространств. Выход остается один: делать что-то типа парка Хай-Лайн, как в Нью-Йорке, — строить зеленые зоны, оторванные от земли, и связывать их с Краснопресненским парком».


Со строительством небоскребов у Сергея Скуратова и Юрия Лужкова была связана особая история.


«Юрий Михайлович собирался снести верхушку моего небоскреба на Мосфильмовской улице. Я тогда жестко ему оппонировал. Мои коллеги потом смеялись, что я в каком-то смысле сместил мэра со своего поста. В одном из своих телевизионных выступлений я сказал: «Если Юрий Михайлович попробует надругаться над моим небоскребом, то судьбу этого небоскреба будет решать уже другой мэр!» Был 2010 год. Спустя короткое время Дмитрий Медведев отстранил Юрия Лужкова от должности градоначальника».


Скульптуры Церетели 


Фото: © Википедия
Фото: © Википедия

Громоздкий Петр I на Крымской набережной, чугунно-бронзовые кони и лубочные зверьки на Манежной площади, коротконогий де Голль у гостиницы «Космос», памятник Лужкову-дворнику — объекты, хорошо знакомые москвичам и гостям столицы. 


Под снос


Памятники в Москве при Юрии Лужкове не только появлялись, но и исчезали. Расставание с некоторыми из них столица переносила особенно болезненно. Архитекторы как один вспоминают «убийство» Военторга — здания в стиле модерн, датируемого 1913 годом. Сооружение немного не дожило до своего столетия и было разрушено в начале 2000-х. Сейчас на его месте по адресу Воздвиженка, 10, находится магазин «Детский мир». 



В 2002 году на улице Тверской снесли гостиницу «Интурист». Вместо нее построили, по выражению Скуратова, «большой свадебный торт» — отель «Ритц-Карлтон Москва». Сейчас он носит статус самого дорогого отеля страны.


Кроме «Интуриста» канули в Лету многие другие модернистские постройки 60-х-70-х годов. В том числе гостиница «Россия», на месте которой создали парк «Зарядье».


В центре сократилась историческая застройка, «зато» появились престижные ЖК.


Непереваренное наследие 


По мнению историка архитектуры Дмитрия Беззубцева, лужковский стиль еще может взять свое и некоторые его образцы превратятся в памятники эпохи постмодерна:


«Я не удивлюсь, если через 30 лет они будут восприниматься как культурная ценность. Немного ироничный фасад, несерьезное отношение к деталям, нарушение пропорций… Например, ЖК «Патриарх» на Патриарших прудах — очень занятная вещь. Я могу минут 40 в рамках экскурсии рассказывать про эту архитектуру».



Ценители московской застройки наверняка вспомнят и торговый центр «Наутилус». Здание создавалось как некая рифма к стоящей неподалеку гостинице «Метрополь»: тот же сине-зеленый колорит, текучие формы… Увлечение модерном и стилизация под него стали еще одной узнаваемой чертой 90-х и 2000-х. В советское время модерн расценивался как буржуазное, избыточное направление, но после распада Союза «богатый» стиль пришелся по вкусу заказчикам.


Разумеется, кроме архитектуры, Юрий Лужков — это расширение МКАД, создание Третьего транспортного кольца, строительно-инвестиционный натиск, который чуть хуже контролируется его преемником.


«В нем, как и в Хрущеве, сочетались широта, понимание, а также командирский, волевой стиль руководства», — вспоминает архитектор Марк Гурари.

 

«Юрий Михайлович был очень искренний человек, такой русский мужик. Очень жовиальный, с фантастической инициативой и фантастической энергетикой. Лично мне жаль, что со временем Лужков из хозяйственника превратился в политика. Как хозяйственник он был очень хорош», — подытожил Скуратов.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...