St
В программу оздоровления Волги, которая обойдется в 190 миллиардов рублей, не вошли регионы с грязными притоками
Кама, Ока и другие реки продолжат нести вредоносные вещества от предприятий в Волгу Коллаж: © Daily Storm

В программу оздоровления Волги, которая обойдется в 190 миллиардов рублей, не вошли регионы с грязными притоками

Кама, Ока и другие реки продолжат нести вредоносные вещества от предприятий в Волгу

Коллаж: © Daily Storm

Волга — одна из самых больших и грязных рек России. До 2024 года на очистку водной артерии будет выделено 190 миллиардов рублей. Однако эти деньги не получат больше половины регионов, входящих в бассейн Волги. Субъектов просто нет в федеральном проекте оздоровления реки. Из-за этого в Волгу попадают нечистоты из притоков, и ее очистка становится бессмысленной. В правительстве знают об этой проблеме, но решений по ней пока нет. 


Миллиарды на воду


Волга — четвертая крупнейшая река в России и самая протяженная в Европе. Она берет свое начало рядом с деревней Волговерховье Тверской области, а устье находится в Астрахани, где река впадает в Каспийское море. Протяженность этого маршрута превышает 3,5 тысячи километров. 


В долине реки Волги живет больше трети населения страны — около 60 миллионов человек. Еще в советское время на реке построили Волжско-Камский каскад ГЭС, обеспечивающих города и села электричеством. Здесь же расположилась половина промышленных и сельскохозяйственных предприятий страны. 


Соседство человека пагубно отразилось на экологическом состоянии Волги. Работа ГЭС нарушила естественные процессы реки, а миллионы кубометров вод, стекающих из населенных пунктов и с предприятий, загрязнили Волгу. Спасти главную артерию страны от экологической катастрофы власти пытаются уже несколько десятков лет, на что тратят очень большие суммы. 


Сейчас в России действует федеральная программа «Оздоровление реки Волги», которая рассчитана на 2019-2024 годы. «Оздоровление Волги» обойдется более чем в 190 миллиардов рублей (данные о сумме проекта в разных источниках отличаются). 


141 миллиард рублей — средства консолидированного бюджета. Из них 131 миллиард рублей — это федеральные деньги, оставшаяся сумма приходится на бюджеты регионов. Еще 44 миллиарда рублей решили привлечь из внебюджетных источников, например, за счет инвесторов. 


Самое большое финансирование пришлось на крупные промышленные регионы. Так, Самарской области выделено 47 миллиардов рублей, Волгоградская область получит более 23 миллиардов, немного меньше выделено Московской области — 22 миллиарда, следует из данных портала «Электронный бюджет». 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


В рамках программы оздоровления регионы должны сократить объем сбрасываемых сточных вод в Волгу. Для этого построят новые и реконструируют старые очистные сооружения, ликвидируют несанкционированные свалки, а также очистят русло реки, например, от затонувших судов. 


Но на данном этапе федеральная программа не приносит ощутимых результатов. Об этом специалисты Счетной палаты заявили в декабре 2020 года. Аудит промежуточных результатов показал, что очистные сооружения в регионах строятся с большими задержками, зачастую проекты тормозятся еще на стадии подготовки документации. А ответственные органы действуют несогласованно. 


Еще одна претензия касалась состава участников программы. Волгу очищают в 16 областях страны, хотя бассейн реки охватывает территорию 38 субъектов. В федеральный проект не попали регионы, где находятся притоки Волги. В качестве примера аудиторы приводят два проблемных субъекта — Республику Башкортостан и Тульскую область. В первом субъекте загрязнен 91% водоемов, во втором — 81%.



Старые скважины и гектары содовых морей


Кама — самый большой приток Волги. Она протекает через территорию Башкирии и считается крупнейшим водоемом в республике. Вторым по площади выступает приток Камы — река Белая (башкирское название — Агидель). Водная артерия протекает мимо Уфы, Стерлитамака, Салавата и других городов региона. Данные регионального минэкологии подтверждают доводы аудиторов — эти реки считаются грязными. 


В докладе Минэкологии за 2019 год (последний отчет, опубликованный ведомством) говорится, что качество воды в Башкирии формируется под влиянием нескольких факторов. Один из них — нефтяная и химическая промышленность, за счет которой живет республика. На ее долю приходится 93% от общего объема сбросов загрязняющих веществ. 


Из числа промышленных компаний самым крупным водопользователем республики выступает Башкирская содовая компания (БСК), которая известна широкой аудитории по скандалу с горой Куштау. (БСК планировала разработать памятник природы. Но против этого решения выступили экологи и местные жители. В результате в конфликт пришлось вмешаться президенту.)  


Всего в 2019 году БСК сбросила в республиканские реки более 93 миллионов кубометров вод, из них 53,5 миллиона кубометров были недостаточно очищенными — этот показатель выше среднего за пятилетку. Меньше всего грязных вод было сброшено в 2017 году — 33 миллиона кубометров. 


Член совета Камского водного бассейна, председатель Союза экологов Башкирии Александр Веселов говорит, что резкий скачок произошел из-за того, что в 2018 году БСК увеличила разрешенный сброс в 17 раз. Его слова подтверждают данные госдоклада. В нем говорится, что после получения разрешения БСК начала сбрасывать нечистоты в Белую 320 дней в году. 


«Как они этого добились — я не знаю» — говорит Веселов. — Но даже при этом я бы относился к официальной статистике (касаемой сбросов. — Примеч. Daily Storm) с долей скепсиса. Ведь на предприятиях где-то ведут недостоверный учет, что-то не учитывалось раньше и переносится в другой отчетный период, где-то проводятся проверки, в результате чего происходит коррекция показателей. И даже если на предприятии установлены счетчики, то руководство самостоятельно снимает показатели и подает в отчет». 


Наиболее распространенные загрязняющие вещества в Башкирии — это хлориды. Повышенные концентрации этого вещества превращают обычную воду в морскую, что пагубно сказывается на пресноводных обитателях рек.


На Башкирскую содовую компанию приходится большая часть доли сбрасываемых вредных веществ (93% — данные Минэкологии). Эти выбросы происходят в районе Стерлитамака. Здесь у БСК находятся шламонакопители, так называемые белые моря. В эти лазурные озера (а иногда просто белые поля), расположенные в опасной близости от реки Белой, сливают отходы содового производства. 


Белые содовые моря в Башкирии
Белые содовые моря в Башкирии Фото: © ufa.mk.ru

Площадь «морей» составляет около 460 гектаров, что в два раза больше площади Княжества Монако. В скором времени компания может приступить к их рекультивации. О модернизации производства БСК объявила в середине 2020 года — уже после конфликта, ссвязанного с Куштау. 


Вторая промышленная компания по объему используемой воды — «Башнефть», входящая в состав госкорпорации «Роснефть». В 2017 году компания запустила новые очистные сооружения. Однако объемы сбросов недостаточно очищенных сточных вод уменьшаются незначительно.


Согласно докладам Минэкологии, в 2019 году компания сбросила 11,84 миллиона кубометров недостаточно очищенной воды. Годом ранее этот показатель был на уровне — 11,81 миллиона кубометров. 


«Башнефть» построила очистные сооружения в Уфе, но самих нефтедобывающих объектов очень много. В Башкирии большой скважинный фонд. Часть из них уже ликвидирована, другая часть законсервирована. При этом цементные мосты, которыми консервируют скважины, со временем разрушаются и дают межпластовые перетоки, из которых вода попадает в воды», — говорит член регионального штаба ОНФ Мурад Шафиков. 


По словам Шафикова, в некоторых районах люди лишились питьевой воды из-за загрязнения скважин. В результате региональные власти вынуждены тянуть водопроводы из других населенных пунктов. 


«В Туймазинском районе находится одно из старейших нефтяных месторождений. Так вот там район лишился две трети питьевой воды. Аналогичная ситуация в других районах. Нефтедобыча — вредное производство, нефтешламы радиоактивны. Я сам ходил, с дозиметром лазил, и мои дозиметристы тоже. У них нефтешламовые амбары фонят, резервуары и скважины», — подтверждает слова Шафикова Александр Веселов. 


По мнению члена ОНФ Мурада Шафикова, нефтедобывающей компании следует провести полную ревизию скважин. 


«Официально мы не обращались по поводу ревизии, но публично озвучивали эту идею», — пояснил Шафиков.  


Септики в многоквартирных домах


В Башкирии вредные вещества также попадают в воду от предприятий жилищно-коммунального хозяйства. На эту сферу приходится 4% от всех загрязняющих веществ, попавших в реки в 2019 году. Конечно, доля выбросов предприятий ЖКХ в десятки раз меньше, чем от промышленных объектов, но они тоже наносят ущерб экологии, считают опрошенные Daily Storm эксперты. При этом, по мнению экологов, большая часть стоков просто не поддается учету. 


Река Волга
Река Волга Фото: © proural.info

«У нас, к сожалению, на сегодняшний день нет четкого контроля образования жидких биологических отходов. В пригороде Уфы нет централизованной системы канализации. Помимо частного сектора, септики стоят в многоквартирных домах. Ассенизаторские машины ездят одна за другой и не всегда доезжают до очистных. Иногда им проще слить отходы куда-то в речку», — объясняет член ОНФ Шафиков. 


Председатель Союза экологов Башкирии Александр Веселов отмечает, что такая ситуация в регионе сложилась из-за того, что людям начали проводить воду в поселки, забывая про строительство очистных сооружений и правильное водоотведение. Сейчас власти Башкортостана реализуют региональный проект «Чистая вода». По планам, к 2024 году 92% населения республики должны обеспечить питьевой водой. 


«Деньги на строительство водозаборов и водоводов, но очистных сооружений к ним не строится. Я уже поднимал на совещаниях с министерствами этот вопрос. Говорил, что нужно прекратить выделять земли, особенно земли сельхозназначения, которые не оборудованы очистными сооружениями. Однако этот вопрос еще не решен», — пояснил Веселов. 


Река из удобрений


Ока — еще одна река волжского бассейна. Она считается вторым по величине притоком Волги. Ока протекает через семь областей России, однако всего две из них — Московская и Нижегородская — входят в состав проекта «Оздоровление Волги». 


Ситуация в Тульской области немного лучше, чем в Башкирии, но так же далека от идеала. По мнению специалистов Счетной палаты, здесь загрязнен 81% рек, включая Оку. Данные Министерства экологии Тульской области подтверждают слова аудиторов. 


Замеры качества воды производились в 2019 году на семи точках (две на Оке и шесть на ее притоках). Во всех фоновых створах экологи оценили воду как «загрязненную» либо «очень загрязненную». Улучшение качества воды в сравнении с предыдущим годом зафиксировано всего на одном участке. В двух створах водоемы стали наоборот грязнее, а еще на четырех качество воды осталось неизменным. 


Река Ока
Река Ока Фото: © oreke.ru

На некоторых участках реки инспекторы фиксировали увеличение содержания нитритного и аммонийного азота — это следствие работы сельскохозяйственных предприятий, считает член-корреспондент РАН Виктор Данилов-Данильян. 


«Мониторинг источников воздействия на окружающую среду ведется плохо, поэтому точную информацию вряд ли получите даже из официальных источников. Но я думаю, что наибольшая часть азота поступает с сельскохозяйственных полей. Азотные удобрения часто применяются в растениеводстве», — пояснил эксперт. 


Азот служит хорошей подпиткой для сине-зеленых водорослей, которые последние несколько лет начали активно разрастаться на Волге. Сами по себе водоросли не опасны, но они имеют свойство превращать водоем в трясину, в которой гибнет рыба. Пить такую воду тоже нельзя, ее употребление может привести к отравлению. 


По мнению местных экологов, основная причина загрязнения рек заключается в отсутствии в Тульской области качественных очистных. Но у муниципалитетов зачастую просто не хватает денег на их строительство, объясняет член общественной палаты Тульской области, председатель общественной организации «Экологическая защита» Вадим Баранов.


«Самое большое влияние оказывают предприятия жилищно-коммунального хозяйства. Это неочищенные стоки, которые в огромных количествах попадают в реку. Очистных сооружений в некоторых районах вообще нет, либо надо реконструировать, потому что до нормативов они не доходят», — поясняет Баранов. 


Проверки и штрафы в данном случае ситуацию не изменят, считает Баранов. По его мнению, необходима федеральная поддержка, но чтобы ее получить, надо подготовить проект очистных сооружений.   


«Стоимость подготовки проекта может достигать 10 миллионов рублей, а срок действия таких проектов — два года. А гарантий того, что он попадет в федеральную программу, нет никакой. Очень мало кто готов так рисковать. <...> В 2019 году была подписана резолюция о включении Оки в программу оздоровления Волги. Также об этом ходатайствовала региональная общественная палата через Общественную палату РФ. В результате резолюция ушла на федеральный уровень, и сейчас мы ждем по ней решение», — резюмирует Баранов. 


Поддержка, возможно, будет


Над проектом «Оздоровление Волги» работают 15 федеральных организаций (министерства, агентства, госкорпорации). Кроме этого, Госдумой была сформирована рабочая группа по сохранению реки, в которую вошли более 50 парламентариев, инициатором выступила Валентина Терешкова. Член этой группы, депутат Госдумы от Башкирии Зариф Байгускаров заявил Daily Storm, что для полной очистки Волги необходимо разобраться с ее притоками.


Зариф Байгускаров
Зариф Байгускаров Фото: © Википедия

«Этот вопрос уже обсуждался несколько раз. Мы, в частности Башкортостан, ставим вопрос о расширении программы. В скором времени в республике начнется строительство очистных на реке Белая (Агидель). Их строят за счет средств регионального бюджета и федерального, но необходима комплексная поддержка», — пояснил Daily Storm Байгускаров. 


В свою очередь заместитель председателя рабочей группы, депутат Госдумы Ильдар Гильмутдинов сообщил, что рабочая группа уже отправляла предложение о включении приточных регионов в состав участников программы. 


«Соответствующее предложение направляли в 2019 году. Но потом началась пандемия и режим работы немного изменился. Мы вернемся к этому вопросу, как только будет возможность. Надеюсь, успеем собраться в эту весеннюю сессию и обсудить итоги решений, которые принимали», — сказал депутат. 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...