St
«Вы готовитесь в кабинете, а я — в камере»
close
«Вы готовитесь в кабинете, а я — в камере»
21:08, 25 окт. 2017
Фото: © Агенство Москва/Ведяшкин Сергей

«Вы готовитесь в кабинете, а я — в камере»

Никита Белых поторапливает гособвинителей с доставкой в суд бизнесмена, который «сдал» его чекистам

Фото: © Агенство Москва/Ведяшкин Сергей

Никита Белых поторапливает гособвинителей с доставкой в суд бизнесмена, который «сдал» его чекистам

Главный свидетель по делу Никиты Белых — запустивший разработку бывшего губернатора Кировской области бизнесмен Юрий Зудхаймер — вновь не явился на заседание в Пресненский суд Москвы. Тем не менее трибуна не пустовала — вместо него выступил его же коллега.


Перед залом суда сегодня можно было встретить много журналистов. Среди них, например, был Александр Плющев из «Эха Москвы». В этот раз — без напарницы. Стоявший рядом с ним мужчина без остановки шутил — говорит, «окружил» радиоведущего, потому что тот — «кумир мамы».


Белых, запертый в клетке, интересуется у своей невесты, как ее дела. В зале прохладно, на привычных местах сидят судья Татьяна Васюченко, секретарь Саша и два прокурора. Одна из них — загорелая брюнетка, только вернулась из отпуска, но уже «вышла нервная какая-то», как чуть позже заметит экс-чиновник.


На протяжении пятичасового заседания судья то и дело дергает всех участников процесса — говорят слишком тихо и быстро, Саша не успевает записывать. Свидетелей приехало двое. Первый — гендиректор Нововятского лыжного комбината (НЛК) Руслан Цуканов: интересы именно этой компании, по версии обвинения, лоббировал Белых. Второго допросить не успели.


Цуканов рассказал, что оказался на занимаемом посту следующим образом: сначала — летом 2013 года — устроился в УК «Лесхоз» с подачи Зудхаймера, с которым познакомился через Андрея Якубука. Весной 2014-го перешел в НЛК, позже стал гендиректором этой компании. В обеих фирмах занимался вопросами модернизации производства и курировал инвестпроекты. Это было необходимым: в те годы менялась структура их собственников. Организации не успевали уложиться в сроки реализации приоритетных инвестиционных проектов. Зудхаймер поставил перед менеджментом задачу — найти выход из ситуации.


— Какие были бы последствия в случае исключения УК «Лесхоз» из числа приоритетных проектов? — интересуется прокурор.


— Основной параметр здесь — выделение лесосети со льготной ставкой арендой платы, без проведения аукционов. Если проект будет исключен из числа приоритетных, то на время пользования лесными ресурсами компании насчитают недополученные деньги и применят к ней санкции на основе коэффициента, который формируются в самом субъекте (имеется в виду в регионе), — объясняет Цуканов. — Ей бы выставили неустойку всех платежей. Она осталась бы без леса и была вынуждена заплатить.


undefined
Фото: © Агенство Москва/Ведяшкин Сергей

В результате было решено внести изменения в инвестпроект. НЛК и УК «Лесхоз» подготовили соответствующие по два на каждую компанию предложения правительству Кировской области — последнее слово оставалось за ним. Три из четырех власти отвергли, пояснив, что правка невозможна из-за пропусков сроков: проект исключается из приоритетных, если отставание от графика затягивается больше, чем на полгода.


Однако одному предложению, касающемуся НЛК, был дан зеленый свет. Но его официальное утверждение затянулось на два года — до весны 2016-го, когда под ним поставил свою подпись Белых. После документ отправился в Минпромторг.


В мае того же года Цуканов встретился с губернатором. В ходе беседы были озвучены проблемы, возникшие у компании. Разговор записывался главой НЛК на диктофон, который он держал в кармане. Объясняя, для чего это, он подчеркнул, что «не каждый день встречаешь губернатора» и потому все записи были нужны для того, чтобы «ничего не забыть и не упустить потом» и «для доклада о встрече собственнику».


Судья Васюченко ставит аудиозапись. Минуты три слышится какой-то странный шум, больше напоминающий шуршание.


«И долго это будет продолжаться? — не выдерживает Белых. И, обращаясь к Цуканову, пытается пошутить: — Не прятал бы диктофон, нормально было».


Затем начинается разговор, Цуканов говорит о положении дел возглавляемой им компании, в ответ — мычание. Помимо этого, глава НЛК напоминает о состоянии котельной, обслуживаемой его заводом. Ранее он рассказывал, что она долгое время находилась в аварийном состоянии, продолжая подавать электроэнергию в дома и больницы. Отключить ее не представлялось возможным: чиновники не спешили решать этот вопрос. Поэтому Цуканов обратился с письмом к Белых, в котором просил сдвинуть дело с мертвой точки.


— Вот эти «угу» — это чьи были звуки? — спрашивает Васюченко у свидетеля, пародируя его тогдашнего собеседника.


— Белых Никиты Юрьевича, — отвечает тот.


undefined
Фото: © Агентство Москва/Ведяшкин Сергей

Также Цуканов подтвердил слова Зудхаймера, что у НЛК были проблемы с налоговой. Возникли они, после того как в декабре 2015 года к ним с проверкой грянули налоговики, чтобы «захватить период в 2012-м» — «мутное время», когда компанию еще возглавлял Альберт Ларицкий [фигурант дела о мошенничестве]. В НЛК предполагали, что всплывут недоимки по действиям предыдущего собственника, и потому боялись, что компании насчитают большие суммы. Белых об этом знал.


При допросе выяснилось, что НЛК, как и «Лесхоз», как и другие предпринимательские сообщества, участвовал в восстановлении храма, фасадов, фонтанов. На эти цели компания выделила порядка полутора миллионов рублей за 2015—2016 годы.


— Как бы Вы могли охарактеризовать отношения с правительством Кировской области в целом, по комплексу вопросов? – спрашивает у Цуканова Белых.


— Смотрю с призмы своего подхода к делу. Понятно, что у правительства много задач. На мой взгляд, ситуация сильно затянулась по ряду причин и обстоятельств, особенно в разрезе реализации инвестпроектов. Почему — не берусь судить.


— Я-то как раз с этим согласен, но вот обвинение считает по-другому, — говорит из клетки обвиняемый. — Считаете ли Вы, что правительство выдавало преференции, покровительствовало предприятию по сравнению с другими?


— Решение по НЛК и «Лесхозу» должно было быть принято еще к концу 2013 года, но — нет, — продолжает свидетель и в конечном итоге отвечает отрицательно на вопрос Белых.


Уже к концу заседания, когда Цуканов уходит, Белых интересуется, когда придет Зудхаймер.


— Я не могу тащить силой свидетелей, — уставшим голосом отчеканивает судья Васюченко.


Но подсудимый настаивает, чтобы его быстрее привели. Начинается перепалка с прокурором — та советует ему готовиться ко встрече.


— Вы готовитесь в кабинете, а я — в камере, — замечает Белых.


— У Вас больше возможностей, — резюмирует обвинитель.