St
Задержки с подготовкой пилотов, дефицит техники и инструкторов: что происходит в единственном в РФ вертолетном колледже
Источник утверждает, что будущие пилоты летали в кабинах действующих экипажей в авиакомпаниях в зачет летной практики

Задержки с подготовкой пилотов, дефицит техники и инструкторов: что происходит в единственном в РФ вертолетном колледже

Источник утверждает, что будущие пилоты летали в кабинах действующих экипажей в авиакомпаниях в зачет летной практики

Коллаж: © Daily Storm

На фоне непрекращающихся авиакатастроф с экипажами вертолетов Ми-8 единственная кузница кадров вертолетчиков в РФ, Омский летно-технический колледж гражданской авиации (ОЛТУГА), испытывает трудности с техникой и летно-инструкторским составом. Колледж попросил авиакомпании предоставить ему часть их инструкторов. Источник утверждает, что при прошлом руководстве ОЛТУГА курсантов подсаживали в кабины к действующим пилотам в авиакомпаниях и приписывали им налет.


В Омском летно-техническом колледже гражданской авиации (ОЛТУГА) уже несколько лет курсантов выпускают с задержками. План подготовки специалистов срывают, в частности, дефицит техники и нехватка инструкторов. Ежегодно колледж оставляет без дипломов десятки курсантов — после окончания обучения они стоят в очереди за летной практикой, без которой диплом не считается действительным. Руководство колледжа ведет переговоры с авиакомпаниями, те обещают помочь с инструкторами, рассказал «Шторму» директор ОЛТУГА (филиал Ульяновского института гражданской авиации) Александр Строганов.


На сайте колледжа опубликовано объявление для курсантов, в котором говорится, что руководство колледжа договорилось с авиакомпаниями, эксплуатирующими Ми-8, о предоставлении помощи в подготовке курсантов:


«Ряд авиакомпаний согласились оказать помощь при условии трудоустройства выпускников в свои авиакомпании после окончания летной практики».


Проблему кадрового дефицита в учебном заведении директор объясняет низкой заработной платой. «К нам никто не идет, идут в авиакомпании. У нас зарплата около 60 тысяч рублей, в авиакомпаниях раза в три больше, может, и в четыре», — подсчитывает собеседник.


Сейчас в колледже работают всего четыре штатных инструктора, 10 вакансий остаются свободными, уточняет Строганов. Помимо этого, обучением курсантов в ОЛТУГА занимается командно-руководящий состав.


«Он [руководящий состав] работает за рядового инструктора. Командир эскадрильи. Заместитель мой по организации летной работы тоже летает», — отмечает директор училища.


Руководству колледжа удалось договорится с авиакомпаниями «ЮТэйр-Вертолетные услуги» (дочка «ЮТэйр») и СКОЛ о переходе под крышу учебного заведения двоих инструкторов. Пока речь идет о переходе в ОЛТУГА двоих сотрудников авиакомпаний. Переговоры находятся в финальной стадии, уточняет Строганов.



По его словам, авиакомпании заинтересованы в том, чтобы отдать своих инструкторов в колледж, потому что им нужны пилоты вертолетов. Перевозчики надеются трудоустроить часть курсантов, которых будут обучать их сотрудники.


Авиакомпании сегодня испытывают острый дефицит пилотов вертолета и готовы вкладываться в подготовку кадров, говорит директор ОЛТУГА. «Ежегодно авиакомпаниям требуется 100-120 пилотов вертолета. В основном это авиакомпании, которые летают в Сибири, на Дальнем Востоке, в Якутии, Красноярском крае, на Алтае, в Тюменской области. Это те регионы, где наиболее оптимально используются вертолеты. Училище выпускает в год 50-60 летчиков. Кроме нас сегодня никто вертолетчиков не готовит. Потребность большая», — объяснил Строганов.


Директор ОЛТУГА уверен, что ситуация изменится, если пилотам-инструкторам колледжа поднимут зарплаты: «Будет зарплата хорошая у летчиков и технического персонала — к нам пойдут люди. Тогда станет легче». При этом, отмечает он, этот вопрос могут решить только авиационные власти страны.


Еще одна структурная проблема колледжа — нехватка техники. В распоряжении ОЛТУГА сейчас есть семь российских вертолетов Ми-8, три американских Bell и два французских «Еврокоптера». Треть этих машин сейчас не используется. Календарный срок эксплуатации «восьмерок» подходит к концу, два Ми-8 сейчас ожидают капитального ремонта, еще один стоит в очереди на выделение бюджетных средств. Не используется и один из американских Bell — он на техобслуживании.


Капитальный ремонт каждого Ми-8 обойдется в 35-50 миллионов рублей, указывает Строганов: «В зависимости от объема работ, с учетом ремонта двигателей, редуктора, планера». Деньги на это должны выделить авиационные власти. «Деньги изыскивает Росавиация через Минтранс, а последний решает эти вопросы через правительство».


На сайте госзакупок размещен заказ на оказание услуг по ремонту агрегатов вертолета Ми-8Т Омского летного колледжа. Речь идет о ремонте агрегатов вертолета, предложенная цена — 80 тысяч рублей.


При этом Строганов сомневается в том, что в ближайшее время решится проблема недофинасированности училища: «По видимому, у государства сейчас нет такой возможности — обеспечить средства, которые нам нужны». Строганов также отвергает идею аренды недостающей техники у авиакомпаний: «Это очень дорого для нас, а бесплатно же никто не даст (летный час на Ми-8 стоит порядка 130-150 тысяч рублей. Курсантам нужно налетать на этой модели вертолета 40-50 часов)».


Задержки в выпуске курсантов


В год ОЛТУГА набирает больше 100 курсантов. Но выпустить сразу удается не всех. Строганов связывает задержки в выпуске курсантов и с ростом числа учащихся. По его словам, ежегодно часть их возвращается из армии, при этом новые курсанты на службу не идут.  


Курсанты, которым не хватило техники для проведения летной практики, после окончания приезжают в училище и «долетывают» часы. Только после этого им выдают дипломы. «Мы не отпускаем тех, кто не долетает, в обязательном порядке должны выполнить все требования, — уверяет Александр Строганов. — Мы вызываем их группами, и отлетывают они по мере освобождения. Потом дипломы получают (каждый курсант ОЛТУГА должен за время обучения набрать 100 часов полета на ВС)».


undefined
Директор омского летного училища (филиал Ульяновского института гражданской авиации) Александр Строганов Фото: © oltuga-spo.ru

Сейчас в колледже остаются несколько десятков таких курсантов. «Но это не только у нас, это во всех [авиационных] учебных заведениях», — признает директор ОЛТУГА, отмечая тот же Ульяновский институт гражданской авиации имени Бугаева.


По словам Строганова, Росавиация обеспокоена проблемами подготовки в Омском летно-техническом колледже и других учебных заведениях гражданской авиации.


4 августа на севере Красноярского края произошла авиакатастрофа с участием Ми-8. Погибли 18 человек, включая членов экипажа. Оба пилота проходили обучение в ОЛТУГА. «Одного я знал», — говорит директор колледжа Александр Строганов.


«Командир 2006 года выпуска. А второй пилот в 2016 году выпускался. Пилоты опытные, у КВС почти шесть тысяч часов налета. Учились они нормально, хорошо, выпускались на Ми-8». Родители погибших пилотов пока не обращались в ОЛТУГА за помощью, добавил Строганов.  


От недолета к задержкам


В 2012-2014 годах, когда летное училище в Омске уже испытывало трудности в подготовке пилотов, курсантов направляли на практику в авиакомпании, где их якобы подсаживали в кабины экипажей, выполнявших дежурные коммерческие рейсы. Об этом «Шторму» рассказал источник в одном из российских региональных авиаперевозчиков. По его словам, в течение трех лет в компании, где он работает, шесть курсантов проходили такую «практику». Позднее авиаперевозчик их всех взял на работу.  


«В авиакомпанию звонили из училища и просили взять курсантов. Их отправляли с заданием на тренировку. В компании их подсаживали обсерверами (наблюдателями) в кабину экипажа Ми-8, находящегося на производстве. То есть они в кабине занимали место, но к управлению вертолетом их, конечно, не пускали — летали как пассажиры. Эти рейсы, в общем — порядка 30-35 часов, им вписывали в часть налета», — делится собеседник.


undefined
ОЛТУГА аэродром Фото: © oltuga-spo.ru

После прохождения такой летной подготовки курсанты выходили из авиакомпаний со справками о прохождении практики: «В итоге они на выходе даже с учетом таких рейсов и тренировок на тренажерах имели около 70 часов налета при необходимых 100», — утверждает источник. Он считает, что летная практика в авиакомпаниях противоречила Федеральным авиационным правилам N 289 (ФАП 147): «289 ФАП запрещает любое обучение вне образовательного учреждения, имеющего соответствующий сертификат. Поскольку в региональных авиакомпаниях нет своих АУЦов. Да и готовить пилотов по программе первоначальной летной подготовки сегодня могут только государственные училища и институты».


«Шторму» также удалось поговорить с действующим пилотом, который несколько лет назад окончил Омский летно-технический колледж. Он подтвердил, что заведение до 2014 года направляло своих учащихся на прохождение летной практики в авиакомпании. По его словам, курсанты наблюдали за тем, как работает экипаж в производстве.

Собеседник уверен, что о таком способе подготовки знали в Росавиации. Он отмечает, что в парке училища было восемь бортов Ми-8. Колледж не мог обеспечить курсантам даже половины от заявленных в программе 100 часов налета, утверждает собеседник. При этом, подчеркивает он, после 2014 года ситуация несколько изменилась: «По объему налета сейчас все как надо, но выпускают с задержками более года».


Справка


Действующие пилоты или претендующие на получение свидетельства пилота-любителя могут обучиться управлять вертолетом также в авиационных учебных центрах (пройти курсы повышения квалификации). Такие курсы предлагали, к примеру, АУЦы «Вертикаль-Т» (принадлежит одноименной авиакомпании) и «Спарк».


В СССР пилотов вертолета с нуля также готовили в Кременчугском и Кировоградском летных училищах (сейчас находятся на территории Украины). Вертолетчиков для «военки» готовят в Сызранском высшем военном авиационном училище летчиков.