St
Река черного дракона. Как убивают и спасают Амур.
Раньше главной проблемой Амура был Китай, сейчас — золотодобытчики

Река черного дракона. Как убивают и спасают Амур.

Раньше главной проблемой Амура был Китай, сейчас — золотодобытчики

Коллаж: © Daily Storm

Начало XXI века стало для Амура тяжелым периодом: в нулевые в реку регулярно попадали опасные химикаты, сбрасываемые китайскими заводами, а сейчас основная угроза исходит уже от российских предприятий. Золотодобытчики регулярно сливают в притоки Амура воду, богатую металлами и цианидом. Многие крупные предприятия региона работают на старом оборудовании, которое не позволяет качественно очищать стоки.


Четыре беды Амура


Амур, как и многие крупные реки, протекает по территориям сразу нескольких стран. В данном случае это Россия, Китай и Монголия. И для Амура такое географическое положение оборачивается проблемами — у всех трех государств действует свой режим пользования водными ресурсами. Он охватывает промышленные объекты в прибрежной зоне, судоходство, дамбы. В результате каждое государство само решает, как вести дела на Амуре, вместо того чтобы консолидировать усилия.


Все, что на данный момент существует, — это совместный российско-китайский мониторинг качества вод. Эта система работает уже семь лет.


Вода в Амуре считается «загрязненной». По действующему в России классификатору ее оценка — 3а (это относительно неплохой показатель: всего классов загрязнения пять, где 1 — «условно чистая» вода, 5 — «экстремально грязная»). 10 лет назад оценка реки была хуже — класс 4а, «грязная».


Если говорить об основных проблемах Амура, то можно выделить четыре элемента:

  • загрязнение со стороны Китая;
  • золотодобыча;
  • недостаточно высокий уровень очистки воды, сбрасываемой прибрежными предприятиями;
  • пластиковый мусор.



Наследие Китая


В то время проблемы Амура были связаны с ее крупнейшим притоком — китайской рекой Сунгари, в которую местные предприятия сбрасывали химические отходы.


Самыми жуткими с точки зрения экологии были 2005-2006 годы. В этот период в течение года китайские предприятия 130 раз сбрасывали в Сунгари токсичные вещества. Течение приносило их в Амур.


undefined
Сунгари Скриншот: © youtube.com / CGTN на русском


Помимо промышленного загрязнения были еще и техногенные катастрофы. В ноябре 2005 года на китайском химическом заводе в провинции Цзилинь произошел взрыв, в результате которого в Сунгари попало около 100 тонн ядовитых субстанций. Через месяц многокилометровое токсичное пятно достигло Амура.


В августе 2006 года в той же провинции произошел другой случай: в Сунгари слили 10 кубометров сточных вод с бензольными соединениями. Тогда китайская сторона даже не потрудилась сразу уведомить об этом российские власти. Но вскоре жители Хабаровского края своими глазами смогли увидеть пятно «красной воды» с бензолом в амурских водах.


За прошедшие десять с лишним лет китайская сторона провела большую работу, чтобы исправить ситуацию: соседи построили порядка 200 очистных сооружений, а часть предприятий перенесли подальше от берегов Сунгари.


Однако, по мнению российской стороны, Китай прикладывает недостаточно усилий. В марте 2019 года член Совета Федерации от Амурской области Иван Абрамов заявил, что нужно пересмотреть концепцию по обращению с трансграничными водами между Россией и КНР.


Золотая река


Процесс добычи россыпного золота немыслим без воды. Поэтому артели активно пользуются водами в бассейне Амура, забирая их для своих нужд. Обратно их возвращают уже в совершенно ином состоянии.


В Минприроды отлично осведомлены, какой ущерб может причинить подобная деятельность, поэтому, чтобы заниматься золотодобычей, предприятию необходимо получить соответствующие лицензии и показать, что вред, наносимый речным водам, минимален.


На выходе из артели вода представляет собой достаточно сложную субстанцию: она отличается низким уровнем прозрачности, а также высоким содержанием металлов и цианидов, что не может не влиять на флору и фауну местных вод.


В Амурской области работают более 200 лицензированных золотодобывающих артелей. Но есть данные и о незаконной добыче золота в регионе. Ее очень сложно контролировать. Дело в том, что многие артели находятся в труднодоступных местах и наблюдать за ними крайне непросто.


undefined
Добыча золота Фото: © truckmix.ru


У незаконной добычи есть еще и «национальный» аспект— в основном этим промыслом занимаются иностранцы, преимущественно из Китая. В 2018 году в Амурской области выявили 50 таких нелегальных групп старателей. Сколько их всего на Дальнем Востоке — точных данных нет.


При этом легально работающие предприятия тоже не всегда утруждают себя соблюдением природоохранного законодательства. Так, за прошлый год только в Амурской области выявили 220 нарушений и выписали штрафы на 16 миллионов рублей.


В мае 2018 года при поддержки WWF в Амурской области стартовал масштабный проект по мониторингу рек. Водные ресурсы региона оказались под прицелом спутников. С помощью съемки из космоса экологи пытались обнаружить участки рек, загрязненные артелями по добыче россыпного золота.


Результаты не заставили себя ждать: за первые месяцы работы было выявлено более 40 случаев загрязнения притоков Амура золотодобывающими предприятиями. Всю информацию передавали в Росприроднадзор, инспекторы которого выезжали с проверками и наказывали нерадивых золотодобытчиков, если пробы воды давали неудовлетворительные результаты.


Ближе к осени специалисты начали сообщать о значительных улучшениях состояния воды, даже на тех участках, где снимки указывали на очень внушительные загрязнения.


По информации российского координатора экологической коалиции «Реки без границ» Александра Колотова, за все время работы программы в регионе было расшифровано 90 снимков и выявлено 100 фактов загрязнения малых рек Амурского бассейна. Контролирующие органы на основе полученных материалов привлекали нарушителей к административной ответственности. В одном случае компанию «Покровзолото» не только наказали штрафом более чем на 1 миллион рублей, но и лишили лицензии.


Снимки также помогли в борьбе с нелегальными золотодобытчиками.


«В этом году мы продолжим вести спутниковый мониторинг на территории Амурской области», — сообщает Колотов.


undefined
Снимок Амура со спутника Фото: © Википедия


В начале мая этого года министр природных ресурсов Амурской области Сергей Маху рассказал о том, что примерно 30 тысяч квадратных километров территории региона, где идет активная добыча, попадут в объектив спутников — для этого было подписано соответствующее соглашение с дочерней компанией «Роскосмоса». Таким образом, в этом году артели в области будут под двойным надзором.


«Чем больше пригляда будет за золотодобытчиками, тем лучше. Нам даже интересно, как наш космомониторинг будет совпадать (или не совпадать) с параллельным. Главное, чтобы надзорные органы продолжили работать с нашими обращениями», — добавляет Колотов.


Кроме спутникового мониторинга в этом году планируют использовать мобильную лабораторию. Специалисты, работающие с ней, будут брать образцы воды и оперативно их исследовать: доказательства нарушения можно будет предъявлять сразу на месте. Кроме того, специально оборудованный автомобиль сможет добраться даже в самые отдаленные участки.


Еще одним шагом властей в борьбе за чистоту Амура стало решение региона установить нулевые квоты на привлечение иностранной рабочей силы — это должно помочь избавить область от незаконных артелей, которыми владеют китайские соседи.


В Хабаровском крае также ежегодно фиксируют факты загрязнения рек с золотодобывающих предприятий — об этом Daily Storm рассказал председатель совета Хабаровского краевого отделения Всероссийского общества охраны природы Владимир Сидоров.


«Это очень опасно, так как в процессе задействованы агрессивные химические соединения, а еще мышьяк, щелочь и другие. Мы стараемся максимально оперативно выезжать на такие случаи, сообщать обо всем природоохранным органам», — отмечает эколог.


Регион тоже планирует прибегнуть к помощи спутников. Вместе с Тихоокеанским государственным университетом общественники разрабатывают концепцию комплексного мониторинга — для наблюдения за свалками, пожарами, добычей рыбы и сбросом нечистот.


Нечистоты


Винить один лишь Китай в загрязнении Амура отходами производства — неправильно. Российские предприятия тоже активно участвуют в сбросе нечистот, хотя и не в китайских масштабах.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press / Tubagus Aditya Irawan


«Тот «вклад», который российская сторона вносит в загрязнение реки, уже начинает приближаться к китайскому, потому что за долгие годы после страшной аварии [на Сунгари] Китай сделал огромные инвестиции в очистные сооружения. Сейчас все мировое сообщество смотрит на нас, как мы отреагируем на этот вызов, но пока реагируем плохо», — рассказывает Владимир Сидоров, комментируя состояние дел с очисткой сточных вод в Хабаровском крае.


Зачастую проблемы на нашей стороне границы оказываются связаны с устаревшим оборудованием и отсутствием достаточного количества очистных сооружений.


Этой весной в Хабаровске было зафиксировано как минимум два случая крупного слива грязной воды в реку. На майских праздниках отдыхающие горожане обнаружили «новую речку» в районе Амурского моста, которая откровенно плохо пахла. Власти оперативно реагировать не стали и отложили проверку до окончания выходных (когда следов сброса отходов могло уже и не остаться). Общественные экологи прошли по «реке» из сточных вод и и выяснили, что слив произошел из отстойного пруда, который выкопали заготовители песка.


А еще раньше, в марте, Амур пострадал от сброса нефтепродуктов из старых очистных сооружений санатория-профилактория «Железнодорожник» ОАО «РЖД». По результатам проверки со стороны транспортной прокуратуры было установлено, что причиной сброса нечистот стал износ очистного оборудования. В результате этого Железнодорожный районный суд Хабаровска обязал ОАО «РЖД» провести реконструкцию очистных сооружений.


По фактам загрязнения виновные организации были проверены и оштрафованы, но к сожалению, такой вид административного наказания не всегда является действенным.


«Был случай в 2017 году с коллектором Курча-Мурча, когда удалось решить проблему только благодаря постоянно поступающим сообщениям от граждан, в том числе через СМИ. Сливы прекратились, а следственным управлением было возбуждено уголовное дело в отношении виновников. Правда, тогда никого не посадили, хотя хотелось бы», — вспоминает Сидоров.


Но и на этом направлении есть положительная динамика: в рамках реализации федерального проекта «Чистая вода» в регионе строятся новые очистные сооружения, а предприятия внедряют новые технологические решения, чтобы минимизировать вред водным ресурсам.


Так, в Хабаровске в феврале 2019 года появилась новая станция химико-биологической очистки вод на теплоцентрали ТЭЦ-2. Она призвана полностью исключить сброс нечистот в воды Амура.


undefined
ТЭЦ-2 Фото: © Викимапия


Оборотная система водоснабжения позволяет забирать минимальное количество вод из Амура на нужды ТЭЦ и не сбрасывать очищенные производственные стоки в реку. Это значит, что вода всякий раз «возвращается» на производство. Более того, станция может очищать и стоки с ливневой канализации.


Однако для решения всех проблем мощностей не хватает, в основном финансовых.


Вторая очередь очистных сооружений канализации и сточных вод в Хабаровске финансируется исключительно из муниципального бюджета, хотя еще несколько лет назад в этом проекте участвовало и краевое правительство. В результате из 20 запланированный этапов реализовано пока только два. Тем не менее система функционирует, хоть и с оговорками: 30% нечистот все еще попадают прямо в Амур.


«Проект уже разработан. И нам в городе, конечно, хотелось бы, чтобы нас поддержало правительство и выделило необходимые средства. Для такого большого города — стыдно сбрасывать столько нечистот», — сокрушается Сидоров.


По данным общественников, Хабаровский край очищает только 1% сточных вод, попадающих в Амур. Проблема усугубляется удаленностью территорий и географической разорванностью. Поэтому для региона логичнее было бы строить небольшие локальные очистные сооружения.


«На 78 поселений, которые оборудованы централизованными системами сбора канализационных сточных вод, приходится всего 30 очистных сооружений. Из них только пять работают в штатном режиме. На их модернизацию, по самым скромным подсчетам, краю необходимо 35 миллиардов рублей», — приводит цифры Владимир Сидоров.


Пластики


90% пластика, который загрязняет Мировой океан, попадает в него всего из 10 рек, восемь из которых находятся в Азии: это Янцзы, Хуанхэ, Хайхэ, Инд, Ганг, Жемчужная река (Чжуцзян), Меконг и Амур.


Китай — главный производитель пластикового мусора, попадающего в Амур. Поднебесная осознает масштаб пластикового бедствия и уже многое сделала для того, чтобы улучшить ситуацию. Первыми шагами Пекина в этом направлении стали отказ от импорта иностранного мусора и запуск раздельного сбора в 46 городах страны.



Помочь Амуру и остальным «пластиковым рекам» пытается Альянс по борьбе с загрязнением пластиком (AEPW), в который входит порядка 30 крупных мировых фирм, среди них — представители химической отрасли, производители потребительских товаров и пластика, ретейлеры, перерабатывающие и утилизирующие предприятия.


На данный момент компании сформировали первоначальный фонд в размере одного миллиарда долларов. В ближайшие пять лет они планируют инвестировать 1,5 миллиарда долларов в инициативы по удалению пластиковых отходов из окружающей среды — это общая цифра для всех проблемных рек. Сколько конкретно будет инвестировано в Амур, пока не сообщается.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press / MD Mehedi Hasan


Альянс определил четыре основных пункта, на которые будут выделяться деньги из бюджета организации:


  • развитие инфраструктуры для раздельного сбора мусора и увеличение объемов переработки;
  • внедрение инновационных технологий в переработку, которые помогут ускорить процесс и найти больше решений для постиспользования пластика;
  • обучение и вовлечение властей, бизнеса и различных сообществ для консолидации усилий;
  • очистка зон, загрязненных пластиковым мусором, в особенности рек, воды которых переносят огромное количество отходов в океан.


Общество на страже Амура


В Хабаровском крае существует порядка 10 экологических организаций федерального, краевого и муниципального уровней, которые должны следить за фактами нарушений. Однако в реальности взаимодействие с контролирующими органами идет со скрипом.


По мнению эклолга Владимира Сидорова, нужны кардинальные изменения в структуре государственных органов, отвечающих за соблюдение природоохранного законодательства, их материальной обеспеченности, обеспеченности транспортом, людьми, лабораторной базой.


Авария на Сунгари дала толчок к тому, чтобы в Хабаровске появились хорошие лаборатории, которые позволяют точно все измерять. Однако многие другие регионы лишены возможности проводить качественные лабораторные исследования.


Экологами-общественниками в регионе создаются специальные проекты, такие как хабаровский «Экодозор», который привлекает людей к работе на полупрофессиональной основе. Масштаб задач у активистов серьезный, учитывая размер территории, на которой приходится действовать. Так, в 2019 году в Хабаровском крае они планируют очистить 50 километров береговой зоны Амура.


«Согласно указу президента, до 2024 года мы должны убрать все свалки на берегах Амура, и для нас это вызов. Мы проводим сплошное патрулирование всей береговой зоны Амура в Хабаровском крае — и в поселках, и в больших городах, где огромное количество источников загрязнения», — комментирует Сидоров.


Для сбора информации о свалках экологи даже запустили анонимную горячую линию.


«Очень сложно выявлять все нарушения, потому что не хватает людей, ресурсов. Очень нужны космические технологии, потому что, например, проблему свалок мы можем победить камерами. Это вещи, которые мы тестируем и предлагаем властям как решение. Насколько они прислушиваются к этому — другой вопрос», — заключает Сидоров.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...