close
Страсти по таксе
11:05, 22 дек. 2017
Фото: © GLOBAL LOOK press

Страсти по таксе

Военкор и автор проекта WarGonzo Семен Пегов — о том, почему он не прочь оказаться на месте таксы-водолаза и как здоровому человеку относиться к отечественным хейтерам
Фото: © GLOBAL LOOK press
Военкор и автор проекта WarGonzo Семен Пегов — о том, почему он не прочь оказаться на месте таксы-водолаза и как здоровому человеку относиться к отечественным хейтерам

Рогозинские парни из ФПИ (Фонд перспективных исследований) заставили говорить о себе не только всю Россию, но и, без преувеличения, привлекли внимание и вызвали неподдельный интерес международной научной тусовки.

Ученые показали миру собаку, которая умеет дышать под водой. На самом деле они, конечно же, демонстрировали технологию, благодаря которой это, в принципе, возможно. Но по мне,  так и дышащая под водой такса — нечто из области фантастики.

В моем случае грустно не только то, что я сам еще не умею так делать (а очень хотелось бы): печален тот факт, что для успокоения общественного мнения пресс-секретарю президента Пескову пришлось заверять наше население в дальнейшей благополучной судьбе собаки-испытателя.

По поводу судьбы собаки — еще и от себя могу добавить (периодически общаюсь с учеными из ФПИ): абсолютно все таксы-водолазы, которые принимали участие в испытаниях, не только живы до сих пор, но и ушли, как герои, на пенсию — почивать на мягких ковриках и подушках в домах еще недавних «живодеров».

Вероятнее всего, это можно объяснить стокгольмским синдромом: ученые разобрали собак по собственным жилищам, и таксы, привязавшись к тем, у кого раньше находились в заложниках, теперь не мыслят жизни без них. Ну что ж, такое тоже бывает.

Удивляет, в общем, абсолютно другое. А именно раздвоенность сознания у той самой прогрессивной интернет-общественности, накинувшейся на ученых, сравнивая их чуть ли не с подростками, которые лягушек надувают — просто забавы ради. Если прислушиваться к их логике, они все как один должны быть абсолютными и убежденными вегетарианцами и держать строгую аскезу.

По-моему, убивать несчастных барашков, волооких коров и милых хрюшек, ради того чтобы потешить собственные вкусовые рецепторы (кишкоблудство — так это называют парни на фронте, где я частенько бываю), — еще более антигуманно, чем обучение подводному делу.

«Они же не мучаются!» — могут закричать в ответ защитники животных, поедающие мраморные стейки. Но и тут я с вами не соглашусь: убойное мясо содержат в обстановке куда более мрачной, чем в зоопарках и подобных им развлекательных учреждениях.

Ну главное, что в отличие от живности, предназначенной к пище, таксы-водолазы (которых никто не собирается отдавать корейцам) — способны принести куда большую пользу, чем те продукты, которые тешат желудки коллективных гринписовцев и их гуманных друзей.

Благодаря технологии, отработанной с помощью такс ФПИ, можно будет спасать жизни подводникам и новорожденным. Для защитников животных это, конечно, пустой звук: какое им дело до ничего не смыслящих младенцев и их родителей?! А подводники — те вообще милитаристы, таким существам и руки подавать не надо, им места под солнцем нет — ушли под воду, пусть там и остаются…

В общем, что еще я могу сказать об интернет-хейтерах, накинувшихся на ученых из ФПИ? Состояние их мозга — это, очевидно, какая-то патология. Анализировать ее очень сложно, но необходимо, чтобы убедиться хотя бы в том, что это не передается воздушно-капельным путем. Иначе из дома выходить страшно — вдруг заразишься этой их ядовитой неадекватностью!

Мне вот, простому смертному, не правозащитнику, кажется очень крутым, что мы в России придумываем и реализуем просто какие-то суперменские технологии. «Марвел», в натуре, отдыхает! Я вот лично готов стать испытателем и заменить на этом посту таксу — научиться дышать под водой, это ведь реально суперспособность какая-то! Вы разве никогда не мечтали стать супергероем?!

Готов поспорить, ребята из ФПИ нам явно чего-то не договаривают. Мне почему-то кажется, у них и плащ-невидимка уже есть, и костюм железного человека. Если что — пусть сразу на мне испытывают, я — в отличие от таксы-водолаза — такого трепета у защитников животных не вызываю.