St
«Это вызов»: новый закон для контроля иноагентов испугал благотворителей
Остановка подозрительных переводов, блокировка счетов, списки жертвователей — поправки обсудят в Общественной палате и СПЧ Коллаж: Daily Storm

«Это вызов»: новый закон для контроля иноагентов испугал благотворителей

Остановка подозрительных переводов, блокировка счетов, списки жертвователей — поправки обсудят в Общественной палате и СПЧ

Коллаж: Daily Storm

Госдума 9 июня рассмотрит в третьем, окончательном чтении поправки, ориентированные на выявление иностранных агентов — организаций, получающих финансирование из-за рубежа. Инициатива депутата Василия Пискарева направлена на охрану конституционного строя, но фактически касается всех некоммерческих организаций (НКО), в том числе благотворительных фондов. С ее принятием Росфинмониторинг сможет отслеживать операции по счетам вне зависимости от суммы перевода. Появится перечень «недружественных» государств и организаций, пользоваться поддержкой которых нельзя. Правда, список будет закрытым. Поправки в случае их утверждения вступят в силу с 1 октября 2021 года, после единого дня голосования 19 сентября. Формулировки законопроекта вызывают у благотворителей и экспертов недоумение, но выступать с критикой никто не готов. Политологи фиксируют «пришибленность» общественного движения.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Василий Пискарев
Василий Пискарев Фото: duma.gov.ru

У президента благотворительного фонда «Колыбель надежды» Елены Котовой эта инициатива «не укладывается в голове». Фонд закрыл все валютные счета еще в 2012-м, когда к закону «О некоммерческих организациях» были приняты поправки об иноагентах. Однако и рублевых счетов достаточно, чтобы НКО чувствовала себя неуютно.


«Все реквизиты открыты. Но мы не можем проверить каждого донора. Мы не можем заставить его рассказать все о своей личной жизни, откуда он получает деньги. Это параноидальная история», — рассказывает Котова. 


Елена Котова
Елена Котова Фото: perm.aif.ru

Список «недружественных» стран и организаций относится к информации ограниченного доступа. Получат его исключительно банки. Это лишает НКО возможности изучить перечень и избежать возможных негативных последствий. 


«Можно ли заранее знать, что государство или организация входят в число тех, чьи перечисления являются токсичными? Мне кажется достаточно тревожным и скоропостижным прием законопроекта, который создает огромное количество издержек для организаций, ведущих благотворительную деятельность», — рассуждает директор фонда «Центр гражданского анализа и независимых исследований «ГРАНИ», председатель комиссии по развитию гражданского общества СПЧ Светлана Маковецкая. 


Перевод из «недружественной» страны может привести к блокировке счетов НКО, считает глава совета ассоциации «Юристы за гражданское общество» Дарья Милославская. 


«Все операции, совершаемые из списка, так скажем, субъектов, будут на спецконтроле. Процедура эта нам неизвестна, — говорит Милославская. — Если будут какие-то подозрительные транзакции или совершенные кем-то из списка организаций, банки их будут просто блокировать. Кроме того, у организации вообще могут возникнуть проблемы со счетом. Не хочется никого пугать, но я думаю, это возможно».


По словам юриста Максима Оленичева, действующий закон и так позволяет Росфинмониторингу контролировать переводы, превышающие 100 тысяч рублей. Однако депутат Василий Пискарев предлагает контролировать переводы любых сумм.


«Фонды, автономные некоммерческие организации и общественные объединения могут столкнуться с тем, что банки будут владеть информацией о всех, кто перечисляет пожертвования на деятельность НКО, включая Ф.И.О. и адрес проживания», — предполагает Оленичев. По его мнению, цель законопроекта — не ужесточение контроля за НКО, а тотальный контроль за их финансированием. 


Еще один риск — увеличение тарифов на обслуживание НКО в банках, указывает эксперт. Последним придется расширять штат сотрудников внутреннего контроля. 


Сложившуюся ситуацию считает вызовом для благотворителей директор центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Ирина Мерсиянова. Вместе с тем она понимает логику законодателей: под маркой некоммерческой организации сейчас может работать кто угодно, в том числе и иноагенты, в отношении которых запретительные законы принимают не только в России. 


Ирина Мерсиянова
Ирина Мерсиянова Фото: grans.hse.ru

«Совершенно никто не застрахован, что под видом благотворительной организации не появятся те, кого давно уже следовало наказать. Конечно, исключение в данном случае сделать очень сложно. Одна только организационно-правовая форма не может давать государству гарантии благонадежности НКО. Должны быть другие механизмы, которые обеспечивают прозрачность. Но что это за механизмы, сам третий сектор думает уже несколько лет», — говорит Мерсиянова. 


При этом список организаций, получающих деньги из-за границы, невелик: согласно мониторингу, который в Высшей школе экономики ведут с 2006 года, из 210 тысяч НКО иностранное финансирование декларируют только 1,5%. По данным самого комитета по безопасности, который возглавляет Пискарев, за прошлый год 44 НКО-иноагента получили из зарубежных источников 994 миллиона рублей. 


Благотворители, как и эксперты, опасаются особенностей применения будущего закона: если неизвестно, кто в списке неугодных, то токсичным можно считать пожертвование от любого лица, как-либо связанного с нежелательными организациями или иноагентами. 


В общественном движении в целом ощущается «подавленность и пришибленность», констатирует политолог и президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. «Происходит национализация всего подряд: от политической повестки и медиасреды до сферы деятельности НКО. Государство с подозрением рассматривает любую слишком сложную или непонятную для него по мотивации общественную активность — от просветительства и интернета до благотворительности», — заявляет Виноградов. 


В Общественной палате сообщили Daily Storm, что обратятся за разъяснениями в ответственные инстанции. «Все благотворительные организации прозрачные и подотчетные, бояться дополнительного контроля никто не будет. Лишь бы не было административных обременений. Но пока непонятно, как это будет применяться на практике», — ответила член ОП Елена Тополева-Солдунова. 


Елена Тополева-Солдунова
Елена Тополева-Солдунова Фото: president-sovet.ru

В Совете по правам человека также намерены обсудить законопроект на заседании комиссии, однако никто из опрошенных Daily Storm общественников пока не готов выступать с критикой или собственными предложениями. 


Сам автор поправок Василий Пискарев был несколько дней недоступен для общения и на запросы не ответил. Не захотели оценить опасения общественников и в профильном комитете Госдумы по развитию гражданского общества, перенаправив к тому же Пискареву.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...