St
О расширении БРИКС речи не идет, потому что расширять нечего
Пять стран, владеющие половиной мирового ВВП, уже почти десять лет пытаются научиться работать друг с другом

О расширении БРИКС речи не идет, потому что расширять нечего

Пять стран, владеющие половиной мирового ВВП, уже почти десять лет пытаются научиться работать друг с другом

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган после саммита БРИКС в Йоханнесбурге заявил, что Анкаре стоит вступить в это объединение государств. По мнению турецкого лидера, «неправильно оставаться в стороне от подобных альянсов». Тем не менее незадолго до заявления Эрдогана российский президент Владимир Путин сообщил, что о расширении БРИКС пока не может быть и речи. Бразилии, России, Индии, Китаю и ЮАР сначала предстоит научиться хорошо понимать друг друга. Без этого БРИКС остается лишь идеей в умах лидеров пяти стран, а не настоящей организацией.




Не альянс, не организация, не военный блок


БРИКС в понимании международной политики — не существует. Это не организация по типу ООН или НАТО: у объединения нет своего устава, четкого свода правил, который соблюдают все его члены. Это и не формат президентских встреч типа «Большой семерки» или «Большой двадцатки», где лидеры стран просто «сверяют часы» и договариваются о личных переговорах. 


Саму себя БРИКС определяет как «неформальная группа государств». В этих странах сосредоточено половина населения Земли и более трети мирового ВВП. Все пять государств определяются международными экономистами как самые успешные из «развивающихся». Страны заинтересованы в совместных проектах, готовы вкладывать в них бюджетные средства, но пытаются создать некий механизм, который позволит упростить этот процесс.



Экономический и политический союз половины мира


В программе развития БРИКС упоминается, что Россия и Бразилия становятся крупнейшими экспортерами сырья, а Китай и Индия — главными производителями товаров в мире. ЮАР же — один из крупнейших портов для товаров, идущих из Латинской Америки в Индию или на Аравийский полуостров. Эти преимущества планируется активно использовать, рассказал «Шторму» источник, присутствовавший на саммите в Йоханнесбурге.


Если бы БРИКС была создана для того, чтобы получать исключительно экономические выгоды, ее расширение было лишь на пользу государствам — основателям группы. Конечно, в этой ситуации необходимо принимать лишь реально развивающиеся, растущие страны. Почему та же Турция не может вступить? С 2016 года, после попытки военного переворота в стране, ее экономический рост начал замедляться. Выросла инфляция, сильно упал курс лиры по отношению к доллару. Турецкая экономика полна проблем, так что ее вступление в БРИКС исключено. То же самое в 2015 году лидеры стран объединения сказали Греции, стране, ставшей символом европейского долгового кризиса.


Однако экономические проблемы не единственная причина, по которой Турции в БРИКС дорога заказана. Группу из пяти государств волнуют не только вопросы оборота денег, но и общая политическая ситуация в мире. Россия, Бразилия, ЮАР, Китай и Индия уже более десятка лет так тесно общаются друг с другом, потому что они — «развивающиеся» страны в мире, где «развитые» державы Запада смотрят на них сверху вниз. «Если бы не было общей заинтересованности в совершенствовании правил игры на мировой арене в пользу развивающихся стран, не было бы и БРИКС», — уверен исполнительный директор созданного в 2011 году президентом Дмитрием Медведевым Национального комитета по исследованию БРИКС Георгий Толорая.



По критерию геополитического сотрудничества Турция тем более не подходит в кандидаты на вступление в «неформальную группу». Ближневосточная страна является членом НАТО, что накладывает на нее ограничения. С ней невозможно обсуждать конфликты и региональную безопасность, ведь Турция не может действовать против интересов Североатлантического альянса.


Однако настоящая причина, почему БРИКС не расширяется, именно в том, что расширять на самом деле нечего. Взаимодействие России, ЮАР, Индии, Китая и Бразилии не определено ничем, кроме набора двух-, трех- или многосторонних соглашений. Пять стран также совместно содержат общий коммерческий банк — Новый банк развития БРИКС, который инвестирует деньги в различные совместные проекты и мероприятия. На этом сотрудничество государств и заканчивается. 


«Страны единодушно приняли решение о том, что, прежде чем думать о расширении и вообще задумываться о его необходимости, надо сначала разработать механизм взаимодействия между ними самими. Страны разные, компромисс между ними достигается нелегко. Если туда добавлять еще дополнительных участников, это может разбалансировать весь механизм», — рассказал «Шторму» Толорая.


Почему нельзя расширять БРИКС?


Желание вести совместные проекты с БРИКС высказывали не только Турция и Греция, но и многие крупные региональные державы. Члены «неформальной группы» не могут это игнорировать. Китай в 2017 году на саммите БРИКС в городе Сямынь предложил создать «БРИКС-плюс», организацию, которая будет регулировать сотрудничество со странами вне «неформальной группы».


Позднее предложение Китая оформилось более ясно: появились программы BRICS Plus и BRICS Outreach, а в 2018 году в Йоханнесбурге уже прошли заседания в этом формате. BRICS Plus предполагает сотрудничество с другими «развивающими» странами. BRICS Outreach же занимается государствами, которые находятся в зоне интересов «главной пятерки». Державы, попадающие в одну из двух программ, не становятся частью БРИКС, но тесно работают с входящими в нее странами. 


«В качестве естественных партнеров я вижу Индонезию, Аргентину, может быть — Мексику, может быть — Египет, Нигерию. Вот такие крупные и серьезные страны. Их взаимодействие с БРИКС надо институционализировать (создать специальные организации или комитеты по взаимодействию с ними. — Примеч. «Шторма»), привлекать их к совместным проектам, где им это интересно, и к встречам на высшем уровне», — отметил Толорая.



БРИКС против Запада


Говорить, что БРИКС создана для борьбы с Западом и «развитыми» государствами, — неверно. «Она предлагает альтернативу: сотрудничество не по капризу того или иного президента, а все-таки на основе установленных правил на честной и согласованной основе», — отметил исполнительный директор НКИ БРИКС. 


Тем не менее объединение пяти государств в 2018 году смотрится выигрышно на фоне конфликтов, происходивших на саммитах НАТО и в рамках «Большой семерки». Страны БРИКС во время встречи в Йоханнесбурге показали единство в вопросах торговли и безопасности, в то время как лидеры G7 подумывают об исключении США из формата, а президент Соединенных Штатов Дональд Трамп требует от союзников повышения расходов.


К сожалению, БРИКС все равно еще не является международной организацией, а значит, и не имеет реального влияния на мировую обстановку. Пока что объединение остается на уровне затеи, которую мировые лидеры в течение десятилетия пытаются превратить в нечто осязаемое.