St
Оппозиция оскорбилась на слова Путина о неконкурентоспособности
Представители системных и несистемных партий считают, что государство строят все, а не кучка «джентльменов» Фото: © Агентство Москва/Киселев Сергей

Оппозиция оскорбилась на слова Путина о неконкурентоспособности

Представители системных и несистемных партий считают, что государство строят все, а не кучка «джентльменов»

Фото: © Агентство Москва/Киселев Сергей

У российской оппозиции нет программы, и она не может предложить реальную, а не крикливую повестку дня. Об этом заявил президент Владимир Путин в ходе пресс-конференции 14 декабря.


«Когда мы говорим об оппозиции, важно ведь не только шуметь на площадях или в более кулуарной обстановке и говорить об антинародном режиме, важно что-то предложить для того, чтобы сделать еще лучше», — ответил Путин на вопрос о неконкурентоспособности оппозиции журналисту издания Life Александру Юнашеву.


По словам главы государства, граждане действительно многим недовольны, однако они не верят предложениям оппозиционеров, которые вызывают у людей большие сомнения. Несмотря на это, Владимир Путин выступает за создание конкурентной политической среды, правда, сам ее воспитывать не собирается.


«Шторм» решил связаться с представителями системной и несистемной оппозиции, чтобы узнать: действительно ли им нечего предложить России?

Читайте там, где удобно: добавьте Daily Storm в избранное в «Яндекс.Новостях», подписывайтесь в Дзен или Telegram.

Главный политический советник председателя ЦК КПРФ Вячеслав Тетекин:


«Это исключительно пренебрежительное отношение к оппозиции, которое подчеркивает — власть не собирается считаться с нашим мнением. Это совершенно недопустимо, абсурдно и оскорбительно! Десятки раз до сведения главы государства и правительства доводились совершенно конкретные предложения фракции КПРФ, выработанные с учетом мнения производственников и ученых, по выводу страны из этого тяжелого положения, в котором мы находимся. Но власть категорически игнорирует нас. И при этом лицемерно заявляет, что у оппозиции нет конструктива и она способна только на улицах митинговать. Наоборот! Мы не майданим, а объясняем — тот курс, который вы взяли, ребята, ведет нас к катастрофе. Даже по оценкам вашего Росстата, 36 месяцев подряд падают реальные доходы населения. Власть упорно не хочет это видеть и слышать. Заявление Путина означает, что в нашей великой стране, кроме кучки джентльменов с гарвардским образованием, нет больше умных людей. Ребята, подождите: а кто создал эту великую державу, как не коммунисты? У нас огромное количество совершенно конкретных предложений, которые мы готовы реализовать, тонны бумаги на них извели уже».

Заместитель руководителя фракции ЛДПР в Госдуме Ярослав Нилов:


«Видимо, он все-таки имел в виду уличную оппозицию. У нас есть кандидат в президенты — Владимир Жириновский, у нас есть программа, которая была озвучена еще в 1991 году, когда, вероятно, Владимир Владимирович и не думал, что он будет президентом России. Основные тезисы этой программы актуальны и сегодня. Мы готовы к борьбе и ориентируемся на победу. Конечно, бороться с административным ресурсом в таком формате крайне тяжело. Но с учетом нынешней обстановки, когда реальный уровень жизни граждан падает, а количество обиженных и недовольных растет, ситуация может быть любой. ЛДПР — серьезная политическая сила, у которой есть серьезная программа. Некоторые ее пункты Владимир Путин реализовал, как только пришел к власти, при этом признавал авторство этих пунктов за Жириновским. Например, появление федеральных округов и многое другое. Наша внешняя политика касаемо Востока — это то, о чем Жириновский еще в 1993 году писал в книге «Последний бросок на Юг». В общем, явно, что к ЛДПР слова президента имеют очень касательное отношение. Сложно вести борьбу, когда все — в руках правящей партии: силовые структуры, деньги и административный ресурс».

Первый заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме, член центрального совета партии Михаил Емельянов:


«Я обратил бы внимание на его слова, касающиеся необходимости создания равновеликой оппозиции, с намеком на монополизм «Единой России». Действительно, Путин имеет большой авторитет, он — национальный лидер, и в данной ситуации вряд ли реальная оппозиция ему возможна. Хотя, по некоторым пунктам, например по ключевой ставке или пенсионному возрасту, оппозиция ему может противостоять. Но главное — уловить другое: Путин готов создать политическую конкуренцию на уровне политических партий и если не стимулировать, то признать необходимость создания одной равновеликой силы для конкуренции с «Единой Россией» на парламентских выборах. Я его понял так. За последние годы оппозиция оказалась дезорганизованной и деморализованной. Да, было административное давление, был финансовый и кадровый голод. Поэтому мы сегодня не в том состоянии, чтобы составить конкуренцию партии власти».

Председатель партии «Яблоко» Эмилия Слабунова:


«Это откровенная ложь и непрофессионализм как управленца. У нашей партии была совершенно конкретная программа на выборах в Госдуму в прошлом году, совершенно конкретная программа у нашего кандидата в президенты Григория Явлинского есть и сейчас. Она опубликована и находится в открытом доступе. Мы постоянно направляем в органы власти очень конкретные предложения и обращения. Например, одно из них — ликвидировать институт полномочного представителя президента в федеральных округах — мы направили самому господину Путину. Уже даже не только оппозицией, но и экспертами признано, что этот институт абсолютно себя исчерпал, но в него продолжают вливать бешеные деньги. Год назад мы предлагали свои решения проблемы распространения ВИЧ-инфекции в России. В ответ — тишина. Результат — мы на третьем месте в мире по скорости распространения инфекции и по количеству ВИЧ-инфицированных. Мы разработали конкретные предложения по поддержке лиц с ограниченными возможностями. Этот список можно продолжать бесконечно. Но нас сначала никто не хотел слушать, а теперь на пресс-конференции в сознание людей вбрасывается ложная информация, что у нас нет никакой программы. А что касается наличия или отсутствия оппонентов… Любой эффективный руководитель заинтересован в сильной и здоровой оппозиции себе, заинтересован в критике и должен ее жаждать. Опираться можно только на тех, кто сопротивляется, а не на тех, кто прислуживает и во всем с тобой соглашается».

Координатор «Открытой России» Андрей Пивоваров:


«Кроме как лукавством его слова назвать нельзя. Никто не просит Путина выращивать себе оппозицию, но и всем репрессивным аппаратом давить оппозицию не надо. Когда власть целенаправленно не согласовывает противникам Путина ни одно публичное мероприятие, не дает на равных пользоваться СМИ, а любая несогласованная гражданская активность душится на корню, говорить после этого о том, что он никому не мешает, — это лукавство. Вообще, все выступления президента я воспринимаю с долей иронии. Если бы все, что он говорит, было правдой и сбывалось, мы жили бы совсем в другой стране. А что касается программы — мы много раз озвучивали наши предложения по реформам во многих сферах, от судебной до экономической и социальной. Но все наши предложения идут «в стол», а возможностей для реализации самим у нас нет. У нас даже нет возможности озвучить их в Госдуме для рассмотрения, нет доступа на федеральные каналы. Буквально вчера была озвучена программа Алексея Навального, которая имеет свои недостатки, но как минимум достойна обсуждения. Программу Путина мы так и не видели, а самый главный к нему вопрос: почему он свои предыдущие программы — на первом, втором и третьем сроках — так и не исполнил. Так что говорить всерьез о том, что у нас нет повестки, — это неправильно».

Лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов:


«Позиция Владимира Путина, конечно, лукавая. Как у нас выборы фиктивные, так и его позиция фальсифицированная. Безусловно, наше государство вытаптывает реальную оппозицию, выкорчевывает и уничтожает. Именно ту оппозицию, которая реально готова бороться за власть, жестко критикует действующую систему и готова идти до конца. Этих людей еще на подступах к разным избирательным кампаниям просто отсекают дискредитацией, ограничением избирательных прав и в том числе путем фабрикации уголовных дел. Формально, у нас разные кандидаты участвуют в выборах, но, по сути, жестких и неуправляемых, независимых, несистемных выбивают из борьбы всеми способами. Даже на моем примере: я был осужден по абсолютно сфабрикованному делу и теперь поражен в избирательных правах на долгие годы. Когда Путин говорит о том, что у нас конкурентные выборы, просто оппозиция не пользуется поддержкой, это вранье. Нас выдавливают в полулегальное маргинальное пространство, чтобы потом с экранов телевизоров выставлять нас радикалами, экстремистами и уголовниками. У каждой политической силы всегда есть своя программа. А вот нравится она Путину или нет — это другой вопрос. Только прозрачные, честные и конкурентные выборы, которых в России нет, должны показать — поддерживает народ ту или иную программу той или иной политической силы или нет. Здесь идут подмена понятий и подтасовка фактов со стороны власти. Она сама создает ситуацию, которая вынуждает оппозиционеров идти на улицу, чтобы озвучивать свои требования и предложения, потому что других площадок у них нет».

Своим мнением со «Штормом» также поделился директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. Он выразил уверенность в том, что в определенной степени власть сама виновата в зачищенном политическом поле и отсутствии ярких кандидатов.

Директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин:


«Владимир Путин здесь и прав, и не прав одновременно. Проблема оппозиции в России — палка о двух концах. Создана такая система, при которой наиболее адекватные представители оппозиции отсеиваются на первоначальных этапах. А те, кому дают о себе заявить, представляют маргинальную прослойку и выглядят смешно. На их фоне власть выглядит убедительно. И все это приводит к отсутствию альтернативы. А когда возникает определенная ситуация и появляется убедительный оппозиционер, как в случае, например, с Навальным, против него концентрируется вся государственная машина. Плюс резко меняются все правила игры. Создана система, при которой реальной оппозицией власть признает фейковые политические силы и справедливо называет их клоунами, с которыми невозможно вести диалог на равных. А что касается парламентской оппозиции, у нее нет политической воли. Она не готова взять власть, а вместе с ней — ответственность для реализации собственной программы. Классическая оппозиция должна стремиться к тому, чтобы получить минимум 51% голосов в парламенте или на выборах президента. А нынешняя системная оппозиция стремится к тому, чтобы получить максимум 49%, так как не хочет брать на себя ответственность за принятие решений. Ситуацию сможет изменить только смена поколений в руководстве системных партий, а при нынешних элитах она останется такой же».

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...