St
Турецкий адмирал Джем Гюрдениз: Теперь американский авианосец не может приблизиться к российскому побережью ближе чем на тысячу миль
Военно-морской эксперт рассказал Daily Storm, какой океанский флот нужен современной державе Коллаж: © Daily Storm

Турецкий адмирал Джем Гюрдениз: Теперь американский авианосец не может приблизиться к российскому побережью ближе чем на тысячу миль

Военно-морской эксперт рассказал Daily Storm, какой океанский флот нужен современной державе

Коллаж: © Daily Storm

7 декабря 2019 года произойдет событие, о котором большинство «патриотических военных экспертов» хранят гробовое молчание. Возможно, потому, что в русскоязычной «Википедии» до сих пор статьи о нем нет, а английскую наши медиаперсонажи читать не умеют. В этот день ожидается «крещение» флагмана американского флота — спуск на воду новейшего авианосца «Джон Кеннеди». Да-да, бездуховно-загнивающий Запад не боится наполнять свою военную технику традиционно-христианскими смыслами.


Гигант ценой в 11,3 миллиарда долларов с двумя ядерными реакторами сможет нести 80-90 боевых самолетов и имеет водоизмещение свыше 100 тысяч тонн. Для сравнения, у нашего «Адмирала Кузнецова» — лишь 50-60 тысяч тонн и 30-40 «птичек» внутри; посему формально он считается даже не авианосцем, а «авианесущим кораблем».


Уже сам факт присутствия «Джона Кеннеди» в составе ВМФ США серьезно меняет баланс сил на море — и поливает жидкостью для розжига костер старого спора: нужны ли России авианосцы? А может, более компактные вертолетоносцы? А может, еще что-то?


На столь непростые вопросы бывает полезно взглянуть со стороны. О военно-морских делах Daily Storm поговорил с полным контр-адмиралом турецких ВМС в отставке, автором многочисленных книг о теории и практике войны на море — Джемом Гюрденизом (Cem Gürdeniz).



ВЕРТОЛЕТОНОСЦЫ — ВЕЩЬ БОЛЕЕ ПЕРСПЕКТИВНАЯ?


— Господин адмирал, из-за чего вокруг авианосцев идет какой-то постоянный, простите за выражение, хайп?

— Последние 70 лет превосходство на море и контроль над океанами покоились на двух китах: ядерные субмарины и авианосцы. По этой причине [главком ВМФ СССР в 1956-85 годах] адмирал Сергей Горшков и стремился снабдить Советский Союз авианосцами — и, собственно, проложил фарватер для «Адмирала Кузнецова» [единственный ныне действующий российский корабль такого класса, заложен при Горшкове в 1982 году, сейчас входит в состав Северного флота ВМФ РФ].


— За те же 70 лет не было ни одной войны между двумя демократическими странами. Многие считают атомные субмарины и авианосцы бесполезными дорогими игрушками.

— Почему эти две сущности так важны? Они обеспечивают мировую мощь, глобальный охват и возможность влиять на события на берегу, отстоящем за тысячи километров от вашего государства. Лишь Бог знает, сколько раз американские авианосцы применялись во всевозможных миссиях: от «проекции силы» и до смены правительств по всему миру.


— Но сейчас невероятно развились противокорабельные ракеты. Игрушка за миллион долларов легко отправляет на дно игрушку за 10 миллиардов. По крайней мере, в теории.

— Да, это верно. Такие изделия, как китайские DF-21, DF-17 или российские гиперзвуковые ракеты «Циркон», в радиусе своего действия превращают авианосец в беззащитную мишень. Скажем, теперь американскому авианосцу водоизмещением в 100 тысяч тонн почти невозможно подойти к российскому или китайскому побережью ближе чем на тысячу миль без угрозы быть пораженным ракетами, летящими многократно быстрее скорости звука. Поэтому я бы сказал, что сегодня как структурная часть вооруженных сил такие корабли крайне уязвимы при выполнении боевых задач. Либо и вовсе не смогут подойти к театру военных действий. Думаю, когда на воду сойдет «Джон Кеннеди», американцы так же серьезно переосмыслят стратегию использования таких кораблей.


— То есть теперь авианосцы бесполезны?

— Они целесообразны для решения задач в рамках мирного времени или скоротечных боевых действий: помощь при катастрофах и бедствиях, эвакуация гражданских или военных, гуманитарное содействие, поддержка десантно-амфибийных операций с ограниченным числом целей…


— И какую модель Большого океанского флота вы считаете оптимальной?

— Она должна быть более экономной и рациональной — и повлечь меньшие потери в материалах и живой силе в случае гибели боевой единицы. Я бы предпочел располагать достаточным количеством десантных кораблей-доков [перебрасывают в трюме отряд катеров-амфибий для высадки десанта; сегодня у РФ кораблей такого класса нет, но их строительство предполагается], а также десантно-штурмовых вертолетоносцев [по габаритам близки к нашему «Адмиралу Кузнецову», который, как уже отмечалось, заметно уступает в размерах «классическим» авианосцам].


— То, о чем вы говорите, все-таки больше напоминает локальную кампанию, например антитеррористическую операцию. А в случае «полноценной» войны — что станет со всеми этими авианосцами, вертолетоносцами, «амфибиеносцами» (десантными кораблями-доками)?..

— Я бы не дал таким «надводным платформам» ни одного шанса уцелеть — учитывая, какой огневой мощью располагают вероятные противники. Это касается и ВМФ США.


ЗАЧЕМ ВСЕ-ТАКИ МЫ ПОШЛИ НА СДЕЛКУ С «МИСТРАЛЯМИ»


— Вы про вертолетоносцы сказали. В 2010 году мы заказали таковые у Франции — «Мистрали». Но их передача заказчику четыре года спустя была сорвана, «удачно» совпав с международными санкциями против России.

— Тогдашнее решение Парижа было ошибочным и произошло под политическим давлением США. В те дни всем было хорошо известно, что предыдущая администрация [президента республики в 2007-2012 годах Николя] Саркози заключила коммерческую сделку по «Мистралям» с правительством РФ в знак развития франко-русских отношений. Отказ поставлять эти вертолетоносцы [при следующем президенте Франсуа Олланде в 2014 году] мог бы стать настоящей карой для второстепенной страны без собственных судостроительных мощностей. Но Россия — не второстепенная страна. Если бы она захотела, то могла бы заложить даже и более совершенные корабли такого класса на собственных верфях.


Фото: © kremlin.ru
Фото: © kremlin.ru

— Почему же тогда, на ваш взгляд, мы вообще пошли на эту сделку девять лет назад?

— Предполагаю, это был встречный жест Москвы в адрес президента Саркози для укрепления отношений с одной из наций — лидеров ЕС, дабы в долгосрочной перспективе установить в Европе единое пространство безопасности, свободное от политических и военных амбиций США. Но последовавший разрыв сделки стал для Елисейского дворца катастрофой. Не сомневаюсь, что для восстановления его надежности и авторитета в глазах российских лидеров должно пройти немало времени в будущем.


— Так все же, по-вашему, требуются нашему флоту французские «Мистрали» или нет?

— Как я уже говорил, аналогичные корабли достаточно легко можно создать на российских верфях, учитывая уровень развития вашего судостроения. Принимать решение о необходимости подобных боевых единиц — это, разумеется, прерогатива российского командования. Но, на мой взгляд, для операций мирового масштаба у флота должны быть и десантные корабли-доки [«амфибиеносцы»], и десантные вертолетные корабли-доки [способны одновременно транспортировать вертолеты на верхней палубе и амфибии в трюме], и даже десантно-штурмовые вертолетоносцы [наиболее крупные корабли такого класса сейчас имеются лишь у США].


P.S.:


Пока мы готовили материал, стало известно о том, что разработка и строительство нового российского авианосца может обойтись примерно в 400 миллиардов рублей. Об этом сообщили РИА Новости со ссылкой на источник в Оборонно-промышленном комплексе.


По итогам совещаний промышленности и командования ВМФ России было решено, что оптимальное водоизмещение для нового корабля будет около 70 тысяч тонн, отметил источник. В то же время в текущей государственной программе вооружений средств на разработку и строительство авианосца не предусмотрено.


На корабле водоизмещением 80-90 тысяч тонн, по замыслу разработчиков, могут базироваться до 60 различных летательных аппаратов и шесть-десять беспилотников, а согласно проекту Крыловского научного центра — до 90 летательных аппаратов, в том числе беспилотники.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...