St
Город с человеческим лицом. Как петербуржцы поддерживают друг друга в разгар пандемии
Концерты во дворах-колодцах, бесплатные маски и взаимовыручка соседей Коллаж: © Daily Storm

Город с человеческим лицом. Как петербуржцы поддерживают друг друга в разгар пандемии

Концерты во дворах-колодцах, бесплатные маски и взаимовыручка соседей

Коллаж: © Daily Storm

Жители Северной столицы устраивают скрипичные концерты во дворах-колодцах, помогают пожилым соседям, шьют за donation маски и дарят их сотрудникам местных больниц. Корреспондент Daily Storm Мария Забурдаева узнала у петербуржцев, как делать добрые дела всем коронавирусам назло. 


«Пилик-пилик-пилик!» — скрипка пронзает глухое пространство колодца на Петроградской. Снаружи Дома Бенуа почти никого — ни людей, ни зверей. Из звуков — ветер, разгуливающий по зигзагообразным дворам. И тут такое. Девушка в полосатой шапке со свисающим до колен помпоном стоит в центре двора-колодца и играет на скрипке. Замкнутое пространство создает хорошую акустику, и несмотря на то что девушка играет тихо и робко, аплодисменты раздаются аж с шестого этажа. 


Спереди, сзади, справа, слева — повсюду окна. Некоторые из них прикрыты пленкой, клокочущей на ветру. Из окон на героиню смотрят любопытные глаза. Она несколько неуклюже извлекает смычком звуки. Берд, Люлли, Глинка, украинская народная песня «Журавель». Девушка растеряна — это ее первый концерт для самоизолировавшихся горожан. 


Елена Рыйгас — ученица музыкальной школы для взрослых «Виртуозы» по классу скрипки. В прошлом году у девушки заболела собака, и она стала зарабатывать на лечение питомца игрой на музыкальном инструменте. Так Елена получила опыт уличных выступлений. 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Елена Рыйгас
Елена Рыйгас Фото: © Город 812


«Когда началась пандемия, я увидела в соцсетях посты о самоорганизации людей — кто и как может «волонтерить». Я тогда подумала: почему бы не соединить стремление к волонтерству и навыки уличной игры и не поразвлекать людей во дворах», — делится она. 


По ее словам, в «центральном Петербурге», в отличие от той же Италии, совсем нет балконов. Из квартиры с такой архитектурной особенностью играть будет непросто. «Зато у нас есть дворы-колодцы и их прекрасная акустика!» — сообщает она по дороге к метро, минуя вместе со мной редких прохожих. Слушатели, согласно ее задумке, могут оценить выступления, не покидая своих домов.


Для Елены это не просто способ приобщить к искусству приунывших на карантине горожан — так героиня поддерживает свои музыкальные навыки. С тех пор как школа закрылась, девушка ни разу не бралась за скрипку. Репетировать дома не позволяют тонкие стены, а в парках к ней частенько пристают с расспросами. Мини-концерты во дворах-колодцах оказались самым подходящим вариантом. Елена признается, что в ближайшем будущем она хочет подключить к этой идее коллег.


«В Facebook-сообществах сейчас оазис дружелюбия»


С тех пор как Петербург перешел на режим самоизоляции, жизнь в районных пабликах города оживилась. Соседи обмениваются информацией, где найти антисептики, маски, перчатки, гречку, имбирь. Делятся историями из жизни, просят о помощи и не скупятся на слова поддержки. «Как ни странно, у нас сейчас оазис дружелюбия», — рассказывает администратор Facebook-сообщества «Пять углов» Вера Врубель. 


«Первое, что мы делаем, — это помогаем друг другу словом. Например, одна женщина писала, что ей нужно закрыть больничный, но она боится пойти в поликлинику и притащить на хвосте вирус, так как у нее дома муж, которому больше 70 лет. Даже совместными усилиями мы не смогли придумать, как ей помочь, потому что по закону ей действительно нужно закрыть этот больничный. Тем не менее мы ее успокоили и нашли правильные слова», — сообщает Вера Врубель. Она с остальными участниками сообщества как может пытается поддерживать пожилых людей.


«Мы со своими пожилыми родственниками поменялись ролями. Они оказались непослушными детьми. Они совершенно нас не слушаются. Мы говорим им, что отстаем от Италии на пару недель. Мы объясняем, что для того чтобы выжить, им необходимо остаться дома. Они же ждут, что скажет президент. Но президент не объявил ЧС, а только какие-то непонятные каникулы», — размышляет она.


Вера Врубель
Вера Врубель


Вера, несмотря на то что недавно переболела ангиной, старается помогать соседям. «Я живу в центре, на Лиговском. Большинство моих соседей — это очень пожилые люди. Я им оставляю записки с предложением о помощи. Меня они знают лично и не боятся, что к ним придет мошенник. Через сообщества такие вещи работают значительно хуже. Старички справедливо не доверяют незнакомцам. Доверие есть к тем, кого они знают лично, или к государственным структурам». 


Время от времени наша героиня ходит в аптеку и продуктовый и покупает необходимые вещи пожилым соседям. У одного из них недавно умер отец, и он, будучи совсем дряхлым старичком, впал в отчаяние. Так как заботиться о себе ему сейчас непросто, Вера помогает своему соседу с покупками.


«Если говорить о том, что я сделала лично, честно скажу: особо хвастаться нечем. Мне кажется, что так делают все», — отвечает она на мою просьбу рассказать о помощи соседям поподробнее.


«Я дарю маски просто так»


У Кати Крюк с рождения нет левого предплечья. В подростковом возрасте девушка увлеклась шитьем, и со временем ее хобби переросло в полноценный бизнес. Катя основала локальную марку базовой одежды Total Kryuk. До объявления пандемии она вместе со своей командой шила вещи в мастерской на «Александра Невского».


Блузы, брюки, платья, верхняя одежда — минималистичный дизайн, хорошее качество и натуральные ткани обеспечивали ее продукции стабильный спрос. С приходом коронавируса Total Kryuk, как и прочие фирмы города, отправилась на карантин.


Заметив, что из Петербурга в одночасье исчезли маски, а спрос на них среди напуганных граждан растет день ото дня, Катя решила делать их сама. Сначала она мастерила маски для себя и друзей. Потом начала делать их для всех желающих. Девушка подумала, что справедливо будет делать маски за donation — добровольное пожертвование. Изначально их шили из обрезков тканей. Со временем, когда обрезки закончились, ей и другим швеям пришлось использовать ткани в рулонах.


Катя Крюк
Катя Крюк


Несколько дней работники в производственном цеху шили только маски, так как желающих было много. Потом компания отправилась на карантин, и девушка продолжила шить дефицитный товар в одиночестве. Для того чтобы меньше контактировать с людьми, она привлекла сторонние фирмы для доставки масок до квартиры. Ходовой товар могут приобрести за donation жители не только Петербурга, но и других регионов. По словам Кати Крюк, сшито более 600 масок. 


«Я шью маски из гуманных побуждений. Поскольку я делаю это за donation, все дают абсолютно разные суммы. В основном присылают 200-300 рублей за маску. Были и те, кто давал 20 рублей. Курьера я оплачиваю сама, поэтому не сказать, что это работа в огромный плюс. Когда я работаю с Петербургом, то частенько отдаю маски курьерам, потому что кто-то из них приходит без средств защиты. Мне кажется, что их работа в это время опасна, поэтому я дарю маски просто так». 


Парень Кати работает врачом. Его больница не обеспечила сотрудников средствами защиты. Поэтому Катя сшила маски и раздала их всем желающим. «Я это сделала абсолютно бесплатно. Мне хочется, чтобы в это время люди были добрее. От себя я хочу того же», — заключает Катя Крюк.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...