St
«Красная фурия» разрывает КВН
Впервые за 57 лет существования Клуба веселых и находчивых команда из одного человека пробилась в телевизионную лигу

«Красная фурия» разрывает КВН

Впервые за 57 лет существования Клуба веселых и находчивых команда из одного человека пробилась в телевизионную лигу

Коллаж: © Daily Storm; Фото из архива героя публикации
Коллаж: © Daily Storm; Фото из архива героя публикации

Анфисе Шустовой 21 год. Она основатель и единственный игрок на сцене команды КВН «Красная фурия». В сезоне 2018 года девушка попала на Первый канал в премьер-лигу, которую ведет Александр Масляков — младший. Благодаря запоминающемуся образу странной девочки с писклявым голосом и хорошим шуткам, «Фурия» добралась до полуфинала. Прошла бы и дальше, да одной десятой балла не хватило. До нее такого подвига ни одна монокоманда КВН не совершала.



Первые шаги


Анфиса из Ярославля. Живет с мамой, которая хоть и работает в торговле, но по образованию — учитель физкультуры и еще мастер спорта по лыжам. Поэтому не заниматься чем-то активным у девочки возможности не было. Были гимнастика, и акробатический рок-н-ролл, и лыжи, и настольный теннис, и футбол, и даже стрельба. Трудно было представить, что с таким спортивным послужным списком она задумается о чем-то еще. Но любовь к юмору проснулась еще в детстве.


В детстве Анфиса смотрела по телевизору и КВН, и «Кривое Зеркало», и даже «Аншлаг». Но в отличие от многих на этом не остановилась. Девочка переделывала понравившиеся шутки под себя и выступала с ними на детских утренниках. 


«Я помню, мама мне сделала такой же костюм, как в миниатюре «Гадя Петрович Хреново», которую «Утомленные солнцем» придумали (в этом номере участвовали известные шоумены Александр Ревва и Михаил Галустян. — Примеч. «Шторма»), и мы ее с ребятами в школе показывали. Мне это безумно нравилось», — вспоминает Анфиса.


Когда в школу пришли два уже состоявшихся кавээнщика (теперь они играют в «Радио «Свобода». — Примеч. «Шторма») и объявили набор в юниорскую команду, Анфиса записалась туда первой. Со спортом было покончено. Мама дочку поддержала и не стала перечить. Тем более что в студенческие годы сама играла в КВН за факультет. Поддержала, и начала ходить, и ходит до сих пор на все игры дочки на ярославской сцене.


«Она мало понимает, конечно, в КВН, какие лиги существуют, куда я вообще уезжаю постоянно. Просто говорю: «На КВН». Она мне: «Ну понятно. Ладно, главное, что по подъездам не шаришься». В этом плане она меня поддерживает и дает денег на дорогу, если нужно», — рассказывает девушка.


undefined
Фото из архива героя публикации

Юниорская лига КВН уже считается официальной и подотчетна АМИК. То есть все по-взрослому: свой фестиваль команд КВН в Сочи, полноценные игровые сезоны, чемпионские титулы.


Первая команда Анфисы называлась «Спасибо папе». По концепции все ребята в ней были братьями и сестрами. Шутки, соответственно, все больше про школу, семью да семейные проблемы. На каждую репетицию — кстати, ни одну из них Анфиса не пропустила — девушка приносила по пять листов с шутками и номерами.


«Это была абсолютная ерунда. Там, конечно, были какие-то шутки, но вряд ли смешные. В юниорке вообще все немного по-другому. За все отвечают взрослые, дети сами дай бог если что-то пишут. В основном они приходят на репетиции, играют. Но я старалась», — говорит Анфиса.


Свою первую осознанную шутку, которая по конструкции была «шуткой», девушка написала в 2011 году. Разумеется, взрослый над ней смеяться не стал бы. Наверняка. За нее кураторы похвалили Анфису, но в выступление шутка все-таки не попала.


«У нас был в команде очень кудрявый парень, и шутка на этом строилась. «Рома из команды КВН «Спасибо папе» является официальным лицом шампуня для пуделей!». Что-то такое было. Это шутка. Сейчас я понимаю уже, что она не смешная, но для 14 лет и первого опыта написания для КВН это было хорошо», — рассказывает Анфиса.


undefined
Фото из архива героя публикации

«Спасибо папе» долго не просуществовала. В конце сезона кураторы бросили своих подопечных на произвол судьбы, сказали «извините» и ушли играть во взрослый КВН. Но основу для будущей «Красной фурии» им удалось заложить. Без Клуба веселых и находчивых Анфиса уже себя не представляла. Поэтому сама собрала девичью команду «Йогурт» и два сезона провела в ней. На вдумчивую учебу в школе времени оставалось уже чуть меньше.


«До седьмого класса я на четыре-пять училась. Потом пришла математичка, которая мне очень не нравилась, и я получила тройку в четверти. Такого раньше вообще никогда не было. Потом я забила, начался КВН, и я решила, что зачем мне все эти математики, физики и химии — я пойду шутки писать. Не скажу, что совсем плохо училась, тройки были одна-две за четверть, но остальные были четверки и пятерки. Держалась, короче, нормально, на плаву», — вспоминает Анфиса.


Потом была команда «Проект Х», с которой девушка впервые попала в Москву на игры Всероссийской юниор-лиги. Они проходили в «Доме КВН», на той же сцене, где играют взрослые команды из премьер-лиги. Ребята не победили. Школа закончилась. Желание идти дальше и развиваться в КВН — окрепло.


Рождение «Красной фурии»


Всему виной безвыходная ситуация. Так вышло, что в ЯрГУ имени Демидова с Анфисой никто не захотел играть в одной команде. Нет, с девушкой все было в порядке, просто кто-то сосредоточился на учебе, кто-то пошел играть с более опытными друзьями, были те, кто хотел, но никак не мог собраться и начать репетиции. В итоге Анфиса осталась одна. И в сезон решила идти самостоятельно.



«Еще в юниорке так было, что на себе приходилось тащить несколько человек, которым этот КВН не очень-то и нужен. Уговаривать их, собираться, писать на всех шутки. А зачем, собственно, писать на пятерых, если можно писать на себя, и отдача будет в пять раз больше?! Ну и ребята в итоге сказали, что не будут играть, и я сказала: решено — я играю одна», — вспоминает Анфиса.


Время от времени монокоманды — те, в которых на сцене играет только один человек, — в КВН появляются. Были и девушки, и парни. Но все как один провалились, так и не попав ни в одну телевизионную лигу. «Не формат», говорят про них. Если на обычной сцене один человек еще может успешно отправлять шутку за шуткой в зал, то для экранной картинки этого уже недостаточно. Потому при всей любви к отдельным представителям монокоманд в КВН-тусовке, будущего у них никто не видел.


«Красная фурия» — не первое название, которое пришло в голову Анфисе. Первое было... «Карие глаза». Девушке показалось, что это будет забавно, если все будут знать, какой у нее цвет глаз. Ей было тогда всего 17 лет, и за такое название ее можно простить. Но уже перед самой отправкой заявки на вступление в региональную ярославскую лигу, которая, к слову, только появилась в городе, Анфиса еще раз села и все обдумала.


«Решила еще подумать и вспомнить, что мне нравится. Так, думаю: «Футбол люблю. Испанию люблю. Стоп. Их сборную же называют «Красная фурия». Точно!». Мне всегда хотелось, чтобы название было каким-то устрашающим. Чтобы все, когда слышали, говорили: «О, ни фига себе!» А еще можно в красном платье выступать! Переписала заявку и отправила», — рассказывает кавээнщица.


Редактором в лиге был Александр Мамедов из команды КВН «Радио «Свобода». По природе своей человек классический и команды предпочитал видеть тоже «классические». Если не сильно углубляться в понятие «классическая команда КВН», то можно отметить, что у всех них есть заметная черта. Отсутствие яркого лидера и нелепых персонажей.


undefined
Фото из архива героя публикации

Кавээновские «классики» могут писать любые шутки и показывать любые номера. Беда только в том, что можно заменить хоть всех участников на сцене, и зритель даже не обратит на это внимания. Потому что ярких отличительных черт у команды нет. Она может быть смешной и стать чемпионом Высшей лиги, но не за счет харизматичных персонажей в своем составе.


Тогда, конечно, о телевизионной лиге речи не шло. «Красная фурия», по сути, даже не существовала, но ее уже пытались переделать. Мамедов считал, что у такой «неформатной» команды нет будущего в КВН. Раз ни у кого не получилось раньше попасть в телевизор, то и у нее не получится. А если Анфиса хочет играть, то она должна собрать нормальную команду и выступать как все. Даже если на сцене ребята будут стоять исключительно в качестве декорации, а все шутки будет отыгрывать основатель. Зачем вообще идти по заведомо проигрышному пути?!


«У меня была истерика. Я так хотела играть одна, уже шутки готовила, номера какие-то. А тут такое. Позвонила Игорю, который куратором был у нас в юниорской команде, он тоже в «Радио» играл. Говорю: «Что мне делать? Саша против! Я не знаю, как его убедить! Я хочу играть одна!». А он спрашивает: «Ты на редактуре была уже? Нет? Ну так в чем проблема, приходи, поговорю. Может, у тебя смешно будет», — рассказывает Анфиса.


Кавээновский сезон обычно начинается с отбора команд на фестивале. Это правило работает в любых лигах, региональная не исключение. Перед фестивалем, как и перед любой другой игрой, команды проходят редактуру, где материал отбраковывается или доводится до ума. Усмешняется — на сленге.


На эти редактуры Анфиса приходила с огромной кипой бумаг, которая была исписана шутками и номерами. Все летело в корзину. Все было не то. Все было не смешно. Это был мучительный поиск себя и своего образа на сцене. Пока однажды во время написания очередной шутки не прорезался голос «Красной фурии».


«Все шутки я проговариваю и репетирую подачу. Случайно сделала голос чуть выше, чем обычно, и как-то мне это сразу так понравилось, что я легко написала еще несколько шуток следом. Ходила по квартире и просто накидывала мысли какие-то, и все так хорошо ложилось. Я принесла эти шутки на редактуру, и Саня сказал: «Ну этот образ очень странный, зачем так говорить?! И вообще он похож на кого-то...» Но мне было уже все равно, и он смирился, потому что заметил, что стало реально смешно», — вспоминает Красная фурия.


undefined
Фото из архива героя публикации

В 2014 году фестиваль выпал на 20 марта. В этот день «Красная фурия» разорвала всех своих соперников. Выступление монокоманды состояло из десятка шуток и небольшого «блока» — то есть шутки с развитием истории и картинкой. Для ярославской публики появление на сцене одной-единственной девушки стало чем-то новым, ярким и удивительным. Все шутки, как говорится, зашли. После каждой еще секунд по десять зал хлопал не умолкая. В итоге выступление вместо двух минут, со всеми паузами на «посмеяться», растянулось до четырех. Это был фурор.


В сезоне «Фурия» тоже выступила отлично. Правда, выиграть не получилось. Первое место отдали более опытной девичьей команде. Хотя, по мнению Анфисы, она проиграла не потому, что была слабей, а просто «неформат». Призом за первое место, который она не получила, были 100 тысяч рублей на поездку на Сочинский фестиваль КВН. После которого команда могла быть отобрана самим Александром Васильевичем Масляковым в высшую лигу. Ну или в лиги попроще.


Как это работает? После сезона для всех команд, кроме чемпионов премьер-лиги и чемпионов высшей, которые попадают в вышку автоматически, наступает обнуление.


Около 500 команд съезжаются в Сочи на фестиваль, во время которого получают рейтинги:


  • Обычный рейтинг дает право участвовать в региональных лигах КВН, их по стране около 50 штук.
  • Повышенный рейтинг открывает двери в центральные лиги, их около десятка — тех, которые имеют более высокий статус.
  • И есть возможность попасть в телевизионную лигу вплоть до высшей.


Отбор проходит в три этапа:


  • Первый тур. В нем соревнуются все, команды оценивают редакторы лиг.
  • Второй тур. Во время него отбирают претендентов в высшую лигу. На него уже приезжают сам Александр Васильич с Сан Санычем.
  • Гала-концерт, который показывают по телевизору. И оттуда отобранные команды отправляются в сезон вышки.

Деньги на поездку в Сочи выделила Ярославская региональная лига. 30 тысяч на дорогу. Александр Мамедов настоял на поездке, хотел, чтобы «Фурия» вышла в люди. И она вышла.


«Первый раз на фестивале в Сочи. Сидят редакторы — уважаемые люди. Зал битком забит кавээнщиками. Я выступаю — все ржут. Это было что-то невероятное вообще. Самое крутое событие в жизни у меня на тот момент. Редакторы просто от смеха падали на стол и рыдали. Я стояла и не понимала, как такое вообще может быть», — говорит Анфиса.


«Красной фурии» прочили вообще гала-концерт или как минимум второй тур. Но судьба распорядилась иначе. Несмотря на теплый прием, редакторы поставили ей лишь повышенный рейтинг, который подходил для выступления в центральных лигах. Опять злополучный «неформат».


Хождение по лигам


После фестиваля в Сочи «Красная фурия» выбрала в качестве основной для выступлений Центральную юго-западную лигу КВН в Курске. Пришлось немного поездить, ведь за несколько дней или даже недель до игры нужно пройти редактуру.


Ее редактировали участники «Радио «Свободы» и Владимир Тарарыкин из «Примы». Идейные «классики» КВН. Все было плохо. Редакторы не понимали, как работать с такой командой, Анфиса не понимала вообще ничего.


Отношения не складывались. Редакторы хотели сделать из «Фурии» классическую команду, а она все еще пыталась придумать форму, в которой сможет существовать на сцене и в теле лиге в гордом одиночестве. На каждой редактуре были споры.


«Я не хотела делать так как они хотели, а им не нравилось, что делала я. Фестиваль на архивах еще как-то вывезла плюс один номер был хороший новый – за него меня похвалили, а потом все пошло не так как нужно. Все было очень плохо. Я вылетела из ¼. Мы вообще чуть ли не поругались с редакторами. Я возненавидела КВН в этот момент. Мне все не нравилась в Курске. Ни атмосфера, ни редактура. Я после этого вообще думала завязывать с КВНом и искать себе работу», - говорит Анфиса.


Параллельно «Фурия» играла в Ярославской региональной лиге и там снова дошла до финала и снова проиграла. Кавээновский год, так хорошо начавшись, закончился провалом, нервами и постоянными спорами. Нового материала написано практически не было. В таком настроении Анфиса выступила на очередном сочинском фестивале. Максимально плохо. Шутки не заходили. Как итог — обычный рейтинг и прощай, центральные лиги.


Можно было бы опустить руки и согласиться наконец на требования редакторов. Можно было, но нужно ли?


undefined
Фото из архива героя публикации

В Сочи царит удивительная атмосфера. Это уже давно «Мекка» КВН. Тут рождаются и дружба, и любовь, и стратегии, и шутки. Все друг друга знают. Поддерживают. Все живут в гостиницах, и можно просто прийти к нужному человеку в гости и спросить совета. Анфиса пошла к Филиппу Воронину, члену одной из самых малочисленных кавээновских команд «Детективное агентство «Лунный свет», или «ДАЛС». А у него как раз был Максим Морозов, пишущий автор команды «Союз». Ребята выслушали проблемы, и Максим тут же посоветовал:


«Чего ты паришься?! Езжай в ЗАПСИБ!»


В Тюмени существует региональная Западно-Сибирская лига КВН, которая помогает развиваться не только «классическим» командам. Всем. Кроме того, у каждой команды в сезоне кроме редактора есть еще и куратор из вышки, который объясняет, помогает, репетирует и пишет вместе с командой, если нужно. «Фурии» достался Рома Черезов из команды «Урал». После куратора в дело вступают редакторы, которые тоже готовы помочь и довести до ума любую шутку.


С редактуры команда выходит с полным пониманием того, что ей нужно доделать. Без критических моментов, споров и истерик. Кроме этого, начиная с полуфиналов приезжает редактор премьер-лиги Михаил Михайлович Гуликов и тоже подключается к работе. В итоге после такой цепочки номера становятся гораздо сильней, чем в любой другой лиге, уверена Анфиса.


«На полуфинал приехал дядя Миша Гуликов, а он меня видел только на плохом выступлении в Сочи и не знал, что я могу хорошо. Этот полуфинал — это, наверное, лучшая в моей жизни игра была. Мы написали очень много смешных номеров, я просто уничтожила все и всех. Дядя Миша так удивился, типа, откуда такой рост в материале за год. Ему очень все понравилось. Он редактировал финал, где я победила, и решил, что надо пробовать пробиваться на телек», — вспоминает Красная фурия.


Параллельно с ЗАПСИБом «Фурия» играла в Центральной лиге Поволжья. Из более престижной лиги легче попасть выше. Легче попасть в телек. Редакторами у нее были кавээновский старожил Аркадий Дьяченко — кавээновкое прозвище Дед из легендарной команды 90-х «ХАИ» — и Михаил Стогниенко из «Плохой компании». Там она слетела сразу после 1/8 сезона. Не собралась. И если бы не «доборы», ситуации, в которых команду берут в следующий этап по решению судей, то все бы и закончилось.


Сыграла «Фурия» действительно не очень. Но претендовала на «добор» практически сразу. Особенно за нее выступал Богдан из «Плюшек Ярослава Гашека», который судил эту игру. А вот остальные члены жюри и редакторы приняли противоположное решение. Опять-таки по причине «неформата».


undefined
Фото из архива героя публикации

И тут Анфиса «включила девочку» и написала слезное письмо директору лиги. О том, как она любит Поволжье, как важно ей играть здесь дальше, и если есть возможность добрать ее в 1/4 финала, то она была бы просто счастлива, что ей просто не повезло. Поэма помогла. «Фурия» прошла в 1/4. Выиграла. Потом победила в полуфинале.


«После этой игры Дед мне говорит: «Зачем? Ты вообще неинтересная будешь в Сочи. Готовься! Там тебя все выкинут! Иди в камеди-батл». Я говорю: «Дед, я игру выиграла только что! Ты чего?!». Он не верил в меня дико просто. Рассказывал, что у него играли монокоманды и ничего не получалось ни у кого», — вспоминает Анфиса.


Всему виной «неформат». В телевизионной лиге есть определенные критерии, которым должны следовать команды. Должна быть картинка. То, на что зритель должен будет смотреть в течение пяти-семи минут выступления. Нужна движуха. А «Фурия» была одна. Хочешь не хочешь, а для телевизора нужно меняться. Добавлять жизни. Использовать экран. Привлекать массовку. Все это Анфиса обсуждала с Богданом из «Плюшек Ярослава Мудрого», и он тогда сказал девушке определяющую фразу: «Про нас тоже все так говорили, но «неформат» — это то что нужно». Для «Красной фурии» она стала путеводителем по КВН, и отмела последние сомнения.


В финале Поволжской лиги победы не случилось. Но путевку на фестиваль в Сочи она в любом случае завоевала и представляла там сразу две лиги. Региональную — ЗАПСИБ и центральную — Поволжье.


Привет, «Премьерочка»

 

Учитывая опыт игры в двух сильных лигах, Анфиса при помощи товарищей собрала сильное выступление для Сочинского фестиваля. Уже с первого тура было ясно, что «Фурия» настроена серьезно. И когда объявили, что она проходит во второй, «на смотр к Васильичу», — последние капли волнения исчезли.


На втором туре – зал битком. Александр Васильевич вместе с Сан Санычем и редакторами — в первом ряду. За ними — свои люди с хорошим слухом.


«Я выхожу. Меня встречают овациями, Александр Васильевич поворачивается к редактору и спрашивает: «Она что, одна выступать будет?» Сразу поскучнел и откинулся в кресле. Ладно, мол.


Я говорю какую-то шутку, и он начинает слушать. А потом у меня был блок, в котором выходил Леша Кривеня из «Русской дороги», и Александр Васильевич начал смеяться. Уже слушает внимательно, уже не отвлекается.


Потом была «Критика-Критика», которая вообще всех раскатала, и он мне хлопал и смеялся! Я на поклоне сказала уже: «Все, спасибо», а он хлопает сидит. И после этого он поворачивался к редакторам и спрашивал, где я играла. Ему все про меня разложили, где, что, кто. И Сан Санычу выступление тоже понравилось», — с воодушевлением вспоминает Анфиса.


Однако в претенденты на высшую лигу «Фурию» не взяли. Сидя на гала-концерте, она надеялась на «премьерку». После телеэфира на сцену выходят редакторы лиг и называют команды, кто куда прошел и кто какой рейтинг получил по итогам фестиваля. Масляков-младший тоже зачитывает список команд, которые отбирает к себе.


«Сан Саныч в какой-то момент останавливается и говорит: «Очень сложно было представить, что такая команда может играть в принципе в КВН», — весь зал начинает на меня поворачиваться: «Тем более, в телевизионной лиге», — меня начинает трясти. — «Но мы решили попробовать. «Красная фурия» — премьер-лига». Зал взорвался. Все орут, хлопают, поздравляют. А потом началась совершенно другая работа», — говорит Анфиса.


Премьер-лига существует с 2003 года и задумывалась изначально как лига для молодежи, для экспериментов. В то время существовал рекламный джингл «Премьер-лига — делаем что хотим». Тут порой больше новаторства и экспериментов, чем в вышке. Многие популярные и ныне титулованные команды начинали свой путь к чемпионству именно в премьерке.



Телевизионные лиги и премьер-лига в том числе отличаются большей цензурой. Это обусловлено тем, что эфиры идут на Первому канале на всю страну. Нельзя допустить, чтобы шутки были пошлыми, чересчур оскорбительными и издевательскими. Эфиры могут смотреть дети, пожилые люди, представители разных религиозных конфессий.


Все это проверяется во время редактуры и на финальном монтаже программы, где некоторые шутки тоже могут вырезать по тем или иным причинам. В какой-то степени команды причесывают, и у многих возникают проблемы. Некоторые слетают сразу на 1/8, потому что у них убирают те вещи, на которых они держались.


Да и зал в Москве другой, пресытившийся юмором. Зал-гурман. И возраст зрителей на московских играх повыше будет. Шутки, над которыми хохотал Ярославль, в Москве могут вызвать недоумение. Все это нужно учитывать команде, перестраиваться.


Для премьер-лиги «Красной фурии» меняться особо не пришлось. Основные изменения случились еще в ЗАПСИБе и Поволжье.


«Раньше я выступала на высоких каблуках и в другом платье. Но всегда было ощущение: «что-то не то». Чего-то постоянно не хватало. Я не понимала, чего. А оказалось все просто, нужно было просто снять каблуки и надеть кеды. Все из-за этого не так работало. Был диссонанс. Дурь вот эта была изначально, но немного в меньшей степени. А когда пазл с кедами сложился, это все заиграло еще сильней. Даже движения стали ярче и выразительней», — рассказывает Фурия.


Для телевизионной картинки Анфиса добавила в выступление шутки, которые строятся не только на ее участии. Даже иногда сама Фурия во время номера может отсутствовать на сцене. Это необходимо для того, чтобы зритель не устал от нее и ему было на что переключить внимание. Старается вписаться в «формат» со своей «неформатной» подачей.


Но не всегда это получается. Иногда блоки вырезают на монтаже. Из-за этого голоса становится больше, и он не разбавляется. Тогда, кстати, телезрителю трудно понять, за что команде ставят высокие оценки. Это значит, что-то смешное вырезали. В четвертьфинале премьерки в эфире не прозвучали шутки «Фурии» про российскую сборную по футболу. Все потому, что к тому времени наши футболисты реально начали показывать игру, и этот юмор, актуальный еще несколько недель назад, после счета 5:0 уже был просто неуместен.


undefined
Фото из архива героя публикации

«Готовила гэги (короткие шутки. — Примеч. «Шторма») как-то, и у меня было такое падение на колени с высоты роста — так прикольно смотрелось. Я на репетиции их отбила уже и еле ходила. В итоге на выступлении показала этот гэг, а из эфира его вырезали. И я решила больше на колени не падать», — смеется Анфиса.


Смотрелась в «премьерке» монокоманда хорошо. Зал принимал шутки на ура. За кулисами тоже царила гармония. Многие команды попали в лигу впервые, и оттого про конкуренцию никто не думал. Тем не менее «Фурия» вылетела из полуфинала. Не хватило одной десятой балла для призового места.


Добавил нервов и конкурс «Фристайл со звездой». По организации он, наверное, один из самых сложных. Звезды то соглашаются, то отказываются в последний момент. Время на подготовку уходит. В итоге так и вышло. Пока команда искала и уговаривала звезд да искала деньги на игру, юмор забуксовал.


«От четвертьфинала до полуфинала было около месяца. Это мало. А у меня всегда огромные проблемы со спонсорами. Я всегда ищу деньги на игру. Город меня не поддерживает. Я занималась поиском денег, вместо того чтобы писать шутки. Две недели я просто искала деньги и не могла заниматься творчеством в такой обстановке», — рассказывает Анфиса.


Но «Фурия» не сильно расстроилась по этому поводу. Эфир не был плохим, и счет достойный. Лучше слететь вот так в полуфинале, чем слушать обвинения в том, что ты попал в любимчики и по сезону команду «тянут». А теперь у команды появилось время на подготовку к новому фестивалю в Сочи. Да и просто поездить по кубкам и заработать денег на сезон.


КВН — игра бедных


«У богатых нет нужды играть в КВН. У них и так все хорошо. Поэтому в КВН идут в основном бедные талантливые энтузиасты. Они хотят куда-то пробиться и куда-то попасть. Постоянно в поисках денег и союзников каких-то», — говорит Анфиса.


undefined
Фото из архива героя публикации

Бесплатным КВН может быть. Это уровень студенческих или школьных команд, неофициальных лиг. Для того чтобы выступать в лиге, которая признается АМИК, уже придется платить организационные взносы за каждую игру.


Затраты на выступление могут легко достигать миллиона рублей. Все зависит от того, что нужно команде. Какой реквизит, в каком количестве, используется ли массовка, пишет ли команда сама или нанимает авторов, далеко ли ехать до места игры и сколько там придется жить. Копеечка к копеечке. В итоге может получится реально дорого.


Реквизит —очень проблемная штука. Сложно заранее понять, сколько денег на него необходимо. Просишь у спонсора 100 тысяч, пока пишешь шутки, выясняется, что мало, нужно двести, а где их взять? Массовка тоже требует денег. Оркестры, хоры, да даже хорошие танцоры, которые выходят на сцену по сценарию на несколько секунд, не всегда готовы сделать это забесплатно.


Серьезная статья расходов – авторы шуток. Многие команды нанимают людей, которые юморят профессионально и за деньги. Это не обязательно. Можно и без них обойтись, если таланта хватает. Но иногда перед важной игрой команда может почувствовать, что ей необходимо усилиться, что нужен свежий взгляд. В этом нет ничего плохого, это позволяет КВН развиваться. Но денег, конечно, стоит. 30 тысяч в день за хорошего автора шуток вполне адекватная на КВН-рынке цена.


undefined
Фото из архива героя публикации

Конечно, можно играть и без реквизита, и без массовки, и без авторов. Другой вопрос — насколько такой команде будет легко существовать в телевизионной лиге. С деньгами проще, они могут позволить команде начать шутить очень хорошо и стать интересной и смешной. Такое бывает. Есть даже примеры. Команда «G-Drive» играет в международной лиге КВН в Минске. Обкатывает шутки и готовится покорить «вышку». Концепция юмора строится на том факте, что у них очень много денег.


«Красная фурия» — одна из самых бедных команд КВН. И вовсе не потому, что Анфиса играет одна, и на нее не нужно много тратить. Есть еще звукооператор, администраторы, те, кто помогает с написанием шуток. Около десятка человек из разных городов. Поэтому на дорогу уходит минимум 50 тысяч. А если прибавить сюда проживание, то только чтобы приехать в Москву на одну игру премьер-лиги, нужно потратить 100 тысяч рублей. Таких игр в сезоне четыре.


Обычно кавээнщиков поддерживает город, но «Фурии», надеюсь что только пока, от администрации никаких денег не прилетало. Во время обучения Ярославский университет поддерживал свою студентку, но в этом году Анфиса выпустилась. Теперь она сама себе финансовый менеджер.


«Когда-то, где-то я у каких-то предпринимателей нахожу денег. У каких-то людей из других городов ищу. Езжу по кубкам, пытаюсь что-то выиграть, чтобы на что-то вообще существовать дальше. Писали даже в «Азино». Но они сказали, что денег не дадут, потому что никогда их не озвучат по Первому каналу, что они наши спонсоры. Представьте объявление: «Команда КВН «Красная фурия» благодарит казино «Азино 777», — рассказывает девушка.


Анфисе пока везет. Ее команда ее поддерживает и не требует с лидера денег за работу. Но если она попадет в высшую лигу, все может измениться, а расходы — подрасти.


«Я не ставлю грандиозных целей. Не могу и не люблю так делать. Все меняется. Меняются жизнь и отношение. Может, через неделю я захочу прыгать в бассейн с вышки, а не это вот все. Мне нравится заниматься творчеством, и если у меня получится найти такую работу, которая будет мне позволять это делать, то это будет хорошо. Пока я ее не нашла. Играю в КВН, и меня это полностью устраивает», — считает Анфиса Шустова aka «Красная фурия».