St
Россия, забери меня домой
close
Россия, забери меня домой

Россия, забери меня домой

Помощи ждать неоткуда: российские матери в одиночку пытаются вернуть своих детей из зарубежных приютов

Фото: © Daily Storm/Алексей Голенищев
Фото: © Daily Storm/Алексей Голенищев

Мечта многих девушек — встретить заморского принца, уехать за границу, родить ребеночка и жить в большом доме с белым заборчиком. Однако жизнь может внести в идеальную сказку свои коррективы... и ты останешься одна, в той самой «чужой загранице», только без дома, поддержки и защиты, а самое главное — без ребенка. Вернувшись на родину, ты с ужасом обнаружишь: Россия тебе не поможет.


Гражданка ФРГ и РФ Ангелина Де Майер четыре года пытается вернуть двух малолетних детей, которых по надуманным причинам забрала немецкая опека. Чтобы спасти неродившегося ребенка, она сбежала на родину, попросила у России-матушки помощи, а получила лишь слова, наподобие той крылатой фразы премьера: «Денег нет, но вы держитесь!»


«У нормальной семьи детей не заберут. Теперь пусть судятся, только суды смогут решить, а комитет по делам семьи вопросы эти кардинально не решит», — пояснила депутат Госдумы РФ и председатель Комитета ГД РФ по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева.


У россиянки Евгении У. отношения развивались по сценарию «мыльной оперы» — влюбилась в гражданина Великобритании, родила, переехала в Манчестер. На словах «жили долго и счастливо» сказка чаще всего и заканчивается. Но у этой истории есть продолжение. Женя стала жертвой домашнего насилия, а теперь судится за право хотя бы видеться со своим сыном.


Борьба с целой системой происходит в одиночку: МИД РФ, уполномоченные по правам человека и ребенка, комитеты по делам семьи — все разводят руками, мол, ничего здесь не поделаешь, чужая страна — чужие законы. Помощь Женя все-таки получила, правда, от Великобритании.


Осторожно, Югендамт!


Югендамт. Для русскоговорящих людей, никогда не живших в Германии, слово не несет угрозы. Но те, кто уехал в страну BMW и Siemens за лучшей жизнью, боятся слова «Югендамт» больше фамилии Меркель. Оно звучит жестко, порой даже опасно.


27 марта 2014 года Югендамт, немецкое ведомство по делам несовершеннолетних, забрало детей у Даниэля и Ангелины Де Майер. Рентген показал перелом опухшей ножки и трещинки в разных костях новорожденной девочки. Разбираться в причинах не стали, обвинили родителей в побоях младенца, а двухлетнего Джемми и трехмесячную Эбби без решения суда и приказа руководителя органа опеки прямо из больницы отвезли в разные приемные семьи. После нескольких судов и, наконец, закрытия уголовного дела детей так и не вернули.


undefined
Фото из архива героя публикации

Обвинения в побоях с родителей сняли, за неимением улик уголовное дело закрыли. Однако детей не вернули. Первая и апелляционная инстанция гражданского суда вынесли решение: детей Де Майер возвращать нельзя. Местные СМИ отказались освещать проблему русско-немецкой семьи, откликнулось только представительство российского ТВ в Германии. После выхода сюжета детей передали в русскоязычные семьи, чтобы Де Майер не смогли обвинить систему ювенальной юстиции ФРГ в русофобстве. 


Апогеем скандала с опекой стала третья беременность Ангелины. Едва сотрудники ювенальной юстиции узнали о положении Де Майер, они пригрозили молодой матери изъять будущего ребенка прямо из роддома. По совету правозащитников беременная женщина с мамой уехали в Россию. 7 июля 2016 года в Симферополе на свет появился здоровый мальчик.


Вскоре Минюст Германии направил в Минобразования России запрос органа опеки Падерборна о розыске Никиты, «незаконно перемещенного в РФ». Нелепость запроса состоит в том, что ребенок родился на российской территории, следовательно, Ангелину обвинили в краже собственного сына, завезенного в страну в собственной утробе. Даниэль супруге пояснил: возвращаться Ангелине с сыном нельзя, иначе мальчика заберут сразу по прилету в Германию.


На свидание со старшими детьми в ФРГ Ангелина приезжает одна. Видеться удается только с Эбби, один час в месяц. Приемные родители Джемми против его встреч с биологической матерью. В последний визит Де Майер передали лишь фотографии сына со словами «с ним все в порядке». При этом в школу мальчик не ходит. Как сказала приемная мама, Джемми не готов к этому «психически». 


Родной маме не объяснили, как «неготовность» к школе проявляется в жизни ее сына. Однако она уверена, негативно на психику ребенка повлияла именно разлука с родителями. За всего лишь шесть лет жизни Джемми сменил три дома. В два года его забрали у биологических родителей и отдали на воспитание временным опекунам, в четыре он был передан в многодетную русскоговорящую семью, где стал пятым отпрыском. 


undefined
Фото: © Daily Storm/Алексей Голенищев

«Они нам так и сказали, если бы вы признались, что били детей, мы бы вас отправили в клинику на лечение, а потом их вернули. Или если бы мы сказали, что употребляем наркотики», — рассказала Ангелина. Как подчеркнула девушка, детей у родителей-алкоголиков забирают значительно реже, потенциальным приемным семьям нужен ребенок с хорошей генетикой. 


Газ дороже ребенка


Ангелина обращалась за помощью к омбудсменам, депутатам, спикерам Совфеда и даже в администрацию президента РФ. В своих ответах представители власти пояснили, что разделяют «озабоченность противоправными действиями со стороны судебных органов Германии». МИД РФ назначил по делу Де Майер отдельного специалиста. Однако он ни разу не связался с пострадавшими. 


«Наши воевать не будут: газ стоит во много раз дороже, чем российские дети, — сказал президент Европейского информационного центра прав человека в Вене Гарри Мурей, — мы боимся? Значит, надо с детьми попрощаться. Я говорил об этом, что немцы ведут себя по отношению к нашим семьям, детям, не лучше, чем сомалийские бандиты».


Он уверен, что уполномоченный по правам ребенка РФ Анна Кузнецова осведомлена о ситуации с российскими семьями и детьми за рубежом. Однако она вмешивается в проблемы в Норвегии, Финляндии, Франции. А Германия — будто «мертвая чернобыльская выжженная зона».


Правозащитник привел пример, как разрешили похожую ситуацию в Норвегии власти Индии. Правительство предупредило европейское государство: если ребенок не будет возвращен, они применят санкции. Через сутки было закрыто представительство Норвегии в Дели, еще через сутки — офис Норд-Телеком. Ущерб составил два миллиарда долларов в день. Через несколько часов маленький гражданин Индии был дома. Вот индусы не боятся!


По мнению адвоката Григория Красовского, российские власти в данной ситуации бессильны (как и в ряде других ситуаций - прим. «Шторм»). Гражданство РФ — по матери — у несовершеннолетних детей не подтверждено, они не имеют двойного гражданства и являются лишь подданными ФРГ. 


«Если местные органы опеки, правоохранительные и судебные органы видят, что есть возможность российскому гражданину уехать в Россию с детьми, они всегда принимают все меры, чтобы этого не было. Государство защищает несовершеннолетнего своего подданного от вывоза в «варварскую» Россию», — пояснил Красовский.


undefined
Фото: © Daily Storm/Алексей Голенищев

По словам специалиста, такие ситуации происходят не только с российскими семьями и не только в Европе. По его мнению, если у Де Майер хватит денег и терпения, правды следует искать в Европейском суде по правам человека. Также Красовский не рекомендует Ангелине выезжать с маленьким Никитой за границу: их могут задержать в любой стране мира и депортировать в ФРГ.


Жили не долго и не счастливо


Россиянка Евгения У. судится в британском суде с бывшим возлюбленным за право воспитывать своего трехлетнего сына или хотя бы видеться с ним. Говоря юридическим языком, проблема в том, что сын Султан и его папа Имран являются подданными Соединенного Королевства. Британское гражданство по отцу мальчик получил автоматически при рождении, для принятия российского нужно согласие обоих родителей, которое Имран не дал.


Как и русско-немецкая девушка, гражданка России влюбилась в иностранца в 19 лет, на зимней Олимпиаде-2014 в Сочи. Возлюбленный — Имран — оказался коренным англичанином, родители которого эмигрировали из Пакистана еще до его рождения. Роман развивался стремительно. После рождения Султана молодые переехали в британский Манчестер.


Агрессивные действия со стороны Имрана начались буквально на второй день после переезда. Спустя пару месяцев Имран впервые по-настоящему избил Женю. Девушка вновь заговорила о необходимости оформления российского гражданства сыну и регистрации себе. Без бумаг молодая мать не могла ходить с сыном в больницу, даже просто купить себе, например, линзы. Вспыльчивый мужчина пришел в ярость, Женя отходила от «разговора» с любимым несколько дней.


«Попойки были каждую пятницу и субботу, он приходил часто в три-четыре утра пьяный невероятно. Я молила Бога, чтобы Султан не проснулся и мне не надо было его кормить! Через стенку — комната мамы. Он садился напротив меня, пока я грудью кормлю Султана, и начинал хлестать по щекам со словами «Сука, хоть пикни, я тебя через окно выкину», его это просто прикалывало», — прерывающимся голосом рассказала Евгения.


undefined
Фото из архива героя публикации

Ранее он ей только угрожал, например, словами «я тебя убью» и «изуродую». Последнего Женя боялась больше всего. Она начиталась в интернете, что в Пакистане парни могут плеснуть в лицо девушке кислоту и поэтому «полстраны там ходит без лиц». 


«Он мог взять бритву и бегать за мной по дому, крича: «Я сейчас исполосую тебе лицо». Вы представляете? 24 часа в сутки — страх. Уже началось какое-то предсуицидальное состояние, — продолжила девушка. — Из-за страха я ни разу не позвонила ни в какие службы, это моя ужасная ошибка, я себя никогда за это не прощу. Телефон постоянно проверялся, из дома одной выходить было нельзя, даже в супермаркет или на прогулку с ребенком».


Боясь за свою жизнь, осенью 2015-го Евгения убедила Имрана переехать в Россию, к отцу в Ульяновск. Смена обстановки не помогла. Побои начались сразу после переезда, в этот раз в ход пошли кулаки и ноги. Позднее Женя узнает, что из-за этих и следующих побоев — ногами в живот — она потеряет друг за другом двоих детей. Полицейские в «семейные» проблемы Жени вмешиваться не стали, сказали только, что пока он ее не убьет, «никто ничего делать не будет»…


Отношения молодых закончились в Стамбуле, куда они уехали после переезда в Сочи. Девушка решила в последний раз поговорить с Имраном. Мужчина даже не стал слушать доводы когда-то любимой, схватил сына и убежал. Девушка бросилась следом, но догнать беглеца ей не удалось. Той же ночью он вылетел с ребенком в Англию.


Абонент Анна Кузнецова недоступен


С просьбами вернуть сына Женя обратилась к российским омбудсменам. В аппарате уполномоченного по правам ребенка РФ ей предложили консультацию адвоката по международным делам. Правда, за 15 тысяч рублей в час. Подтвердить или опровергнуть данную информацию в пресс-службе Анны Кузнецовой оказалось невозможно.


Официальный запрос «Шторма» аппарат уполномоченного по правам ребенка РФ проигнорировал (письмо было направлено 9 февраля 2018 года, повторно — 19 февраля). Дозвониться до команды омбудсмена также не удалось. График уполномоченного забит до отказа, разного рода мероприятия проиллюстрированы на сайте омбудсмена и в личном Instagram Кузнецовой.



Начальник отдела по работе со СМИ уполномоченного по правам человека Кристина Симонян проинформировала, что в их аппарате юридическая консультация оказывается бесплатно. Комментировать ситуации пресс-секретарь оказалась не готова. В ответе на журналистский запрос «Шторма» руководитель рабочего аппарата омбудсмена попросил направить в их адрес личные обращения Ангелины Де Майер и Евгении У. Вероятно, теперь их дела будут на контроле у Татьяны Москальковой. 


Так или иначе, юридическую помощь Евгения получила, и не просто консультацию, а представительство в суде Великобритании. Бесплатно. Правда, не от России. Грант на оплату юриста гражданке РФ выделило Соединенное Королевство.


«Ребенка, скорее всего, оставят в Англии. У Короны и ее службы опеки есть обязательство защищать гражданина Великобритании. Там презумпция, что вывоз в Россию подвергает ребенка риску, так как российские условия считаются неблагополучными», — пояснил адвокат Григорий Красовский и добавил: в большинстве западных стран считают, что лучше ребенку вырасти в приемной семье, чем с одним из своих биологических родителей в России.


Если суд вынесет решение не в пользу Евгении, адвокат рекомендует ей обратиться в ЕСПЧ. Там она также сможет обжаловать отказ британского посольства в визе, из-за чего мать не может видеться со своим ребенком.


Министерство иностранных дел РФ в ответе на запрос «Шторма» подчеркнуло, что согласно нормам российского Семейного кодекса, «вопросы жизни семьи решаются супругами совместно, исходя из принципа равенства». В качестве других вариантов решения предложено: подача искового заявления в суд РФ или «судебную инстанцию той страны, чьими гражданами являются дети», а также — за консульским содействием обратиться в загранучреждения России. В документе уточняется, что «оказание юридической помощи в связи со спорами частноправового характера не отнесено к компетенции МИД России».



Не царское это дело


По словам адвоката Григория Красовского, возможность российских властей помочь в ситуациях Ангелины и Евгении ничтожна. Повлиять на решения органов опеки Германии и Великобритании нельзя, так как российское гражданство детей по крови матери не подтверждено и фактически они не являются гражданами РФ. В данном случае Россия может осуществлять лишь консульский контроль, который, по мнению адвоката, может оградить потерпевших от произвола исполнительной власти страны.


Могла бы ситуация сложиться иначе, если бы к проблеме Ангелины Де Майер и Евгении У. подключились бы высокие эшелоны правящей элиты Российской Федерации? Если бы представители власти публично высказались против подобного отношения, а уполномоченные на то органы направили в европейские страны запросы с просьбой подтвердить законность своих действий? Если бы Россия показала, что она как минимум контролирует и следит за происходящим с детьми граждан РФ?


Вопросы, на которые пока нет ответа.

Или не царское это дело — работать на совесть?