St
Доклад для Путина. СПЧ в ноябре представит секретные предложения по предотвращению «колумбайнов»
Часть документа будет открытой, часть — закрытой Коллаж:  Daily Storm

Доклад для Путина. СПЧ в ноябре представит секретные предложения по предотвращению «колумбайнов»

Часть документа будет открытой, часть — закрытой

Коллаж: Daily Storm

Совет по правам человека при президенте России (СПЧ) к концу ноября подготовит для Владимира Путина доклад, в котором объяснит причины нападения на школы и вузы и предложит меры по снижению агрессии в обществе. Часть документа будет открытой, часть — закрытой. Планируется, что доклад будет включать предложения по изменению в сфере технологий, права, медицины, воспитания и других областях. В СПЧ заявили, что причины «колумбайнов» и общественной агрессии «связаны с огромными заработками», которые «крутятся вокруг определенных лоббистов». Ранее правозащитникам «мешали заниматься проблемой в полном объеме».


Члены СПЧ — председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов и журналистка Ева Меркачева — рассказали Daily Storm, что в докладе речь пойдет о комплексе мер по предотвращению нападений на учебные заведения. В первую очередь о нововведениях в системе безопасности в школах и вузах, продолжил Кирилл Кабанов. Также правозащитники могут предложить ужесточить ответственность за пропаганду насилия. Кабанов привел в пример опыт Китая — власти ограничили доступ школьников к компьютерным играм: «В стрелялках они запретили демонстрацию крови, чтобы не формировать идеологию насилия».


В России, наоборот, в том числе из-за игр культивируется насилие, считает эксперт. «ВОЗ уже определила, что игромания — это болезнь, зависимость, как и наркомания. Поэтому последствия такие: изменения психики, выявление агрессии. Надо определиться, что это болезнь», — добавил он.


Нужно жестко пресекать рекламу насилия, не только прямую, но и косвенную, убежден правозащитник. К косвенной популяризации насилия он относит тиражирование посланий нападавших на школы и интервью с маньяками. «Это же создание определенного фона. Если появляются у казанского убийцы [Ильназа Галявиева] фан-клубы — значит, надо заниматься фан-клубами, выявлять людей, беседовать с родителями, предупреждать их об уголовной ответственности. Надо людям объяснять, что хорошо, что плохо», — заявил он.


Еву Меркачеву тоже потрясло, что у 19-летнего Ильназа Галявиева, устроившего стрельбу в казанской гимназии 11 мая, появились сообщества фанатов. После того как правозащитница посетила Галявиева в следственном изоляторе, ей начали писать поклонники преступника:

«Меня стали атаковать полчища подростков, которые очень за него переживают. Я писала им: «Почему вас так тревожит его судьба? Почему вы за него заступаетесь, ведь он совершил страшное преступление?». Они по-всякому оправдывались».


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


У правозащитников запланированы встречи с бывшими сотрудниками антитеррора, психологами, криминологами, уже обсуждались «некие шаги» с Росгвардией, отметили Кабанов и Меркачева. После того как Путин рассмотрит доклад СПЧ, предполагается, что он, как обычно, даст ведомствам ряд поручений. Росгвардии могут поставить задачи, связанные с оборотом оружия, полагает Кабанов.


Члены СПЧ также выступили за создание нового термина для преступников, нападающих на школы, который бы не романтизировал их образ в СМИ и интернете. «Нужно постараться выработать стратегию, полное понимание, что делать с потенциальными стрелками. Хотя говорят, что это слово не надо употреблять, чтобы не романтизировать образ. Я бы их все-таки террористами назвала — мне кажется, это все-таки больше подходит. Маньяки — это не совсем то, это больше похоже на терроризм. Нужно особое определение. Его, по сути, нет», — отметила Меркачева.


Кабанов поддерживает коллегу: «Надо заканчивать называть их стрелками. <...> Слово иногда порождает некий героизм, героизирует образ такого урода». Ранее правозащитники обсуждали с юристами, что нападения на школы можно отнести к терроризму. Но чтобы называть школьных стрелков террористами официально, нужно менять содержание статей Уголовного кодекса. «У нас же терроризм построен на человеконенавистничестве. Он [нападающий на школы] говорит: «Я ненавижу всех людей, приходит и убивает все равно кого», как и террорист. Состав один — человеконенавистничество. Он убивает не того, кто его обидел, а разных людей».


Меркачева также считает, что необходимо повысить возраст, с которого разрешено покупать оружие. «Мы уже связывались с психологами, которые говорят, что самый сложный возраст — это как раз с 14 лет до 21 года. В этот период как раз выявляются у молодых людей психические отклонения и заболевания. Поэтому никто не может с точностью гарантировать, что человек, которому 18 или 19 лет, получит оружие и в какой-то момент не достанет его и не начнет стрелять», — рассказала она.


Кроме того, необходимо, чтобы психологи помогали школьникам и студентам справляться с нагрузками и стрессом в школе, с эмоциями. «Нагрузка такая большая, что подростки в постоянном стрессе. Они переживают сначала за ЕГЭ, потом переживают, чтобы их не отчислили из колледжей и вузов. Они не справляются с тем объемом информации, который им дают. И при этом у них нет возможности, нет навыков правильно переваривать всю информацию, которую они получают от мира, в том числе от компьютеров», — заявила Меркачева. Правозащитница полагает, что многие преступники, нападавшие на школы, — «не такие террористы, которые прошли спецподготовку», а зачастую «ребята с нарушениями психики, которые не справились со стрессом». 


В СПЧ регулярно отслеживают истории со стрельбой в школах. После новостей о шутингах в Совете по правам человека проходили конференции, посвященные предотвращению преступлений. Кирилл Кабанов считает, что решить проблемы, приводящие к «колумбайнам», в том числе игроманию, не удается «из-за серьезного сопротивления определенных лоббистов, вокруг которых крутятся огромные деньги». «Есть причины [массовой стрельбы в школах], связанные с огромными заработками. Мы пока не называем лоббистов, потому что потом мы подробно расскажем о них с позиций специалиста, чтобы не было огульной полемики огульной. Нам мешали [лоббисты] заниматься этой проблемой в полном объеме», — объяснил он Daily Storm.



После очередного случая со стрельбой в учебном заведении политики и представители власти выступили с предложениями по предотвращению преступлений. Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин призвал ограничить показ сцен насилия на федеральных телеканалах. Он также обратил внимание на качество охраны учебных заведений. Чтобы избежать повторения трагедий, необходимо усилить государственный контроль за частными охранными предприятиями, уверен Бастрыкин. Критерием отбора таких фирм, по его словам, должна стать не низкая стоимость услуг, а квалификация сотрудников.


Утром 20 сентября вооруженный охотничьим гладкоствольным ружьем 18-летний Тимур Бекмансуров ворвался на территорию Пермского государственного университета и открыл огонь по студентам и сотрудникам учебного заведения. Погибли шесть человек, еще 24 пострадали. Сам стрелок получил тяжелые ранения. Сейчас он находится в больнице в тяжелом состоянии, ему ампутировали часть голени.


Мать Бекмансурова рассказала, что он увлекался оружием и много читал о войне в Сирии, где служил его отец. Перед преступлением Тимур Бекмансуров опубликовал в соцсетях сообщение. В нем юноша подробно описал, как покупал оружие, выбирал место для стрельбы, и заявил, что презирает всех вокруг и себя самого.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...