St
«Унитаз изъяли как орудие преступления»: автор инсталляции возле ГИБДД рассказал, что стало с работой после его задержания
Художник Чаплыгин вдохновлялся арестом начальника Ставропольского управления госавтоинспекции Коллаж: Daily Storm

«Унитаз изъяли как орудие преступления»: автор инсталляции возле ГИБДД рассказал, что стало с работой после его задержания

Художник Чаплыгин вдохновлялся арестом начальника Ставропольского управления госавтоинспекции

Коллаж: Daily Storm

Полиция Ставрополья собирается возбудить уголовное дело в отношении художника Александра Чаплыгина, который пытался вручить сотрудникам краевого управления ГИБДД золотой унитаз. И не просто вручить, а с назиданием: дескать, берите, владейте, но помните, что взятки — это плохо! Теперь Александру могут вменить мелкое хулиганство и оскорбление власти. Мы разыскали скульптора, чтобы узнать, зачем ему это было нужно и не боится ли он, что за такое можно и нарваться, причем не только на штраф.

 

К унитазу прилагался ершик…


Идея создать эту работу появилась у меня после того, как у нас в Ставрополье по подозрению в коррупции задержали сразу более 35 человек, включая начальника управления ГИБДД Алексея Сафонова. Мне захотелось уберечь от этого остальных, и я придумал вот такое произведение, которое называется «Взятка — тюрьма». 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Золотой унитаз
Золотой унитаз Скриншот: Daily Storm

Сначала выковал унитаз. Потом — ершик. Добавил монет, которые как бы символизируют вываливающиеся из этого унитаза горы золота, и жезл. В жезле, кстати, тоже есть свой посыл, потому что я убежден, что каждый сотрудник ГИБДД берет взятки. Оставались наручники и клетка. Материал простой: это, конечно же, никакое не золото, а холоднокатаный металл (смеется. — Примеч. Daily Storm). Десять дней — и скульптура готова.


Это был подарок, а они не поняли!


На самом деле я не собирался устанавливать этот унитаз прямо возле УГИБДД. Я планировал другое: позвать ответственного офицера, чтобы просто передать его им в пользование. Привез, выгрузил... Начал объяснять дежурному (или кто там ко мне вышел), что мое желание как художника — чтобы они установили мою работу на месте проведения суточного развода. В общем, на виду, чтобы это было как холодный душ и каждый сотрудник, глядя на нее, осознавал, что взятки — это тюрьма. Возможно, благодаря этому произведению от этой участи можно было бы спасти хотя бы двух-трех сотрудников! Да даже одного — это уже хорошо.   


Александр Чаплыгин
Александр Чаплыгин Фото из личного архива

К сожалению, они этого не поняли. Спрашиваю: а что не так? Ответ: в унитаз справляют нужду, а вы несете это к нам в подразделение, в силовые структуры. В общем, они оскорбились и вызвали группу быстрого реагирования и полицию. За мной тут же приехали и увезли на допрос, а теперь решают, что со мной делать. Кстати, когда я вернулся к зданию управления, никакого унитаза уже не было. Они изъяли его как орудие преступления.


Возможно, его ликвидируют


Что с ним будет — вопрос, наверное, уже не ко мне. Если придет нормальный достойный командир, то он установит его на самом видном месте и будет проводить там занятия по противодействию коррупции. Ну а если он такой же системщик, для которого служба — это путь к обогащению, то унитаз ликвидируют.


Не страшно ли устраивать такие акции? Страшно. А чего, героя что ли из себя строить? Страшно. Но что делать? Надо проявлять гражданскую позицию и взывать к совести. Иначе ничего не изменится.


Край утонул в беззаконии


По поводу будущих акций я пока не думал. Они устраиваются по факту. Увидел, что творится на Ставрополье, — сделал. Например, до этого у меня была скульптура «Великая борьба». О том, как люди тонут в грехах. Смерть играет с женщиной как с марионеткой: наркотики, алкоголь, сигареты, деньги... Я не знаю, откуда эти образы. Это приходит само!


Одна из работ Александра Чаплыгина
Одна из работ Александра Чаплыгина Фото из личного архива

Вообще, Ставрополье — самый коррумпированный край. Край, который тонет в беззаконии. Где нищета, разруха, где бедным одиноким пенсионерам отрезают газ, потому что они не могут за него платить (их пенсия всего восемь-девять тысяч). Поэтому я создал благотворительный фонд «Открытое сердце», который помогает всем нуждающимся продуктовыми наборами, бэушными вещами и одеждой. Нам их приносят, а мы — сортируем и раздаем, и это хоть какая-то помощь.


А если про акции... Ну что еще сказать? Печально, что мое искусство не поняли. Хотя, может, и поняли, но сделали вид, что нет, и оскорбились. Человек, имеющий свое мнение, у нас теперь может потерять все!


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...