St
Деятелей культуры отлучили от разработки профильного закона
Консультации с творцами прекратились, документ пишут клерки из АП

Деятелей культуры отлучили от разработки профильного закона

Консультации с творцами прекратились, документ пишут клерки из АП

Фото: © flickr.com/David Phillips (D.A.P)
Фото: © flickr.com/David Phillips (D.A.P)

Администрация президента приостановила работу над проектом закона о культуре, который Владимир Путин поручил написать к 1 июля. Все консультации и обсуждения прекращены до инаугурации президента и роспуска правительства. Об этом «Шторму» рассказал советник президента по культуре Владимир Толстой. По его словам, работать над документом начнут во второй половине мая — совместно с новым кабинетом министров. Что же касается сроков, фактически закон придется написать за два месяца — скорее всего, дедлайн существенно сдвинут.


Между тем деятели культуры тоже заметили, что с ними давно никто не консультируется. Это наводит творцов на мрачные мысли. «Сейчас обсуждения прекратились, ничего не происходит. Я слышал, что пару раз рабочие группы собирались в АП, но никаких расширенных встреч не было», — сказал «Шторму» директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок.


Источник, знакомый с ситуацией, рассказал «Шторму», что деятели культуры перестали участвовать в работе над проектом, после того как им вплотную занялось правовое управление администрации президента под руководством Ларисы Брычевой.


Собеседник «Шторма» отметил, что Брычева — это именно тот человек, который «заворачивал» все дружелюбные по отношению к культуре законы: закон о театре, написанный СТД, закон о культуре, подготовленный под руководством Григория Ивлиева. Брычева верит, что все проблемы надо решать на уровне общих законов и избегать любых специализированных кодексов. Вероятно, у нынешнего закона была бы такая же незавидная судьба, как у его предшественников, но сегодня для Брычевой дело осложняется тем, что документ поручил разработать глава государства.


undefined
Фото: © flickr.com/Jeffrey Smith

Источник «Шторма» полагает, что Брычева держит сейчас в голове два сценария. Первый (предпочтительный) — вообще не писать никакого закона, а ограничиться несколькими дополнениями к Кодексу о культуре 1992 года и поправками в действующие общие законы, такие как Налоговый кодекс, Гражданский кодекс и прочие. Если отделаться разрозненными поправками не удастся, клерки перейдут к плану Б: в роли специализированного закона о культуре будет выступать все то же слегка модифицированное законодательство о культуре 1992 года — туда просто внесут те новеллы, о которых говорил президент: вывод учреждений культуры из-под действия 44-ФЗ и другие поблажки.


Ни о каком переосмыслении понятия культуры и ее роли в государстве при таком подходе не может быть и речи. Культурных администраторов это, безусловно, огорчает — ведь изначально у того же Владимира Толстого была мысль создать фундаментальный документ, надежно защищающий культуру от враждебных нормативных актов, не учитывающих специфику творческой деятельности.


Отраслевые лоббисты всерьез надеялись, что дума и правительство будут согласовывать законы с творческими союзами, а они сами перестанут оказывать услуги и начнут создавать благо, да и культура из отрасли превратится в то, ради чего государство, собственно говоря, и существует.


«Закон о театре СТД, закон о культуре Ивлиева — насколько я понимаю, администрация президента собиралась свести эти документы в единое целое, обсудить с театральным сообществом и только после этого вносить в Госдуму», — сказал «Шторму» Крок. Специалист по экономике культуры Александр Рубинштейн тоже рассчитывал, что поручение Путина позволит реанимировать текст Ивлиева. Однако, судя по всему, этому не бывать.


undefined
Мельпомена Фото: © flickr.com/jasonwoodhead23

Так или иначе, сейчас все равно невозможно нормально работать. Игроки затаились и напряженно гадают, чем закончится майская кадровая встряска и кто займет особняк в Малом Гнездниковском. Вот раздадут портфели и сразу станет понятно, какой закон о культуре нам нужен.


К слову, нынешний Минкульт сразу же дистанцировался от работы над законом. Так, Александр Журавский, вошедший в рабочую группу в качестве представителя ведомства, не имеет ни малейшего представления о ходе работы над документом.


В марте Владимир Мединский объяснял «Шторму», что закон о культуре — политический, а культурное ведомство скорее интересуется техническими, управленческими, организационными моментами. В конце концов культура — это не только Минкульт, но также Минобрнауки, Роспечать и множество других структур. Министр сказал, что со стороны Владимира Путина было очень мудро поручить разработку общего, концептуального закона своей администрации. «Если бы речь шла о том, облагать или не облагать пошлинами ввозимые и вывозимые культурные ценности — тогда да, это был бы наш вопрос», — пояснил Мединский. По его словам, роль министерства сводится к тому, чтобы оценить готовый текст законопроекта и заключить, насколько он вообще исполним и укладывается в рамки ведомственных полномочий.


С одной стороны, звучит разумно. С другой, может быть, активная роль в подготовке проекта уготована какому-нибудь другому министру культуры.