St
Игуменья Феодосия: Когда мы пришли в эту обитель, здесь не было даже окон, а умываться приходилось на улице
Как слабая женщина практически в одиночку возрождает старинный русский монастырь Коллаж: © Daily Storm

Игуменья Феодосия: Когда мы пришли в эту обитель, здесь не было даже окон, а умываться приходилось на улице

Как слабая женщина практически в одиночку возрождает старинный русский монастырь

Коллаж: © Daily Storm

Обладатели собственной странички во «ВКонтакте» могли обратить внимание на призыв о помощи, который время от времени появляется при прокручивании новостной ленты. В обращении говорится о некой матушке Феодосии, возрождающей Свято-Георгиевский Катерлезский женский монастырь в Крыму, где когда-то произошло чудесное явление Георгия Победоносца. Первая реакция — это, конечно, удивление: откуда у скромной обители столько средств, чтобы привлекать к себе внимание через популярную соцсеть? Однако никакого подвоха: храм действительно существует и ему нужна поддержка. Еще шесть лет назад здесь были руины, а теперь раздаются человеческие голоса.


— Матушка Феодосия, стоит ли сомневаться, встречая такое объявление, или это ваша попытка идти в ногу со временем?


— Нет, сомневаться не стоит, потому что ссылка действительно ведет на сайт Катерлезского монастыря. Я не в курсе деталей, но знаю, что это придумали и организовали наши прихожане. Другая история, почему мы вынуждены так поступать. Дело в том, что в свое время — а это было еще при советской власти — монастырь полностью ликвидировали. В 1923 году обитель закрыли, а к 1928 году от нее остались одни развалины. Даже фундаменты — и те были снесены! А теперь сюда пришли мы и хотим, чтобы эта доселе пустая земля обрела вторую жизнь.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Матушка Феодосия
Матушка Феодосия Фото: © Вконтакте / Свято-Георгиевский Катерлезский жен. монастырь

— Расскажите, пожалуйста, сколько лет вы занимаетесь возрождением этого места и как протекают его дни. 


— Когда меня назначили игуменьей, был 2014 год. Получается, что шесть лет — и все это время мы пытаемся его восстановить. А жизнь — она такая же, как и в любом другом монастыре: труд, молитва, снова труд. У нас есть свой скотный двор, есть свое подсобное хозяйство. Одна из коров скоро должна отелиться. Есть гуси, куры, утки, кролики — все, что можно держать.


— Где-то читала, что даже рыбки. Правда, что они отзываются на ваш голос?


— Правда. У нас небольшой прудик, и когда я подхожу и зову их, они сразу же подплывают поближе.


— Понятно, что такое хозяйство требует больших средств. Справляетесь?


— На самом деле и хотелось бы сказать «да», но это будет не очень искренне, потому что сейчас мы не можем поставить даже ограду. Из построек — только два здания: храм и жилой корпус с гостиницей, кухней и трапезной. И пока это все, что у нас есть.


Скриншот © Daily Storm
Скриншот © Daily Storm

— А помните тот момент, когда приехали сюда впервые? Что было тогда и что сейчас?


— Когда я пришла, здесь не было даже воды. Ни санузлов, ни душевых, ни бань — ни о чем таком не шло и речи, поэтому умываться приходилось на улице. Электричества толком тоже не было. Мы поменяли проводку, провели газ, сделали отопление. В здании, где мы сейчас живем, вообще не было ни окон, ни дверей, ни перегородок — все развалено и сломано. А сейчас здесь сделан ремонт. Трудимся. Стараемся! В этом году вот посадили около 350 деревьев в надежде на то, что они будут приносить плоды.


— Вы сами выбрали это место или вас благословили?


— Конечно, монахини никогда не бродят там, где им хочется, а отправляются туда, куда им послушание. Потому что все — с благословения Божьего. Если Господь направил сюда, значит, мы нужны именно здесь, а уж дальше Он нам поможет.


Фото: © Вконтакте / Свято-Георгиевский Катерлезский жен. монастырь
Фото: © Вконтакте / Свято-Георгиевский Катерлезский жен. монастырь

— Трудно?


— Всем людям трудно. Вот любого человека возьми — каждый добывает хлеб свой в поте лица. Так и в монастырях: любому из нас дан крест по его силам и его возможностям.


— А вообще, красивое место…


— И почитаемое, потому что в прежние времена здесь проходил главный праздник Керчи: день ее небесного покровителя, Георгия Победоносца. Сохранилась даже часть святыни, возле которой он когда-то являлся. Есть такая легенда: в конце XVIII века один пастух несколько раз наблюдал здесь всадника на белом скакуне, но при попытке приблизиться видел, что этот образ рассеивается. А потом на вершине был найден камень с отпечатками человеческих стоп и копыт лошади. Там же, по преданию, была обнаружена и икона святого великомученика, которую дважды переносили в один из старейших храмов города (церковь Святого Иоанна Предтечи), но она чудесным образом снова оказывалась на горе. Так вот, часть этого камня с отпечатками сейчас у нас — в советское время его пытались уничтожить взрывчаткой.


— А сейчас происходят такие чудеса?


— Истинно верующим людям этого не нужно. Чудеса нужны неверующим — правильно? Самым сомневающимся. Самым слабым. Чтобы постоянно себя в чем-то убеждать. А в нашем деле самое большое чудо — если мы научимся не осуждать, не гордиться, не пустословить и забывать про свои немощи. Вот об этом надо думать, а не о явлениях.


— Скажите, а к вам можно приехать и остаться? 


— Конечно!


— Любому?


— Всем, кто хочет помолиться и потрудиться. Среди тех, кто у нас живет, люди разных судеб: это и те, кто попал в сложную ситуацию, и те, кто хочет отдать Богу свою старость, и те, кто пришел ему себя посвятить. Мне даже странно спрашивать, почему они здесь. 


— Верно…


— Поэтому берегите друг друга. Ведь человек — это образ Божий, а раздражаясь, мы обижаемся на то святое, что есть в каждом из нас. Это как икона в пыли, когда сквозь пыль надо разглядеть самое главное.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...