St
Культура не нужна
Либертарианские мыслители, единороссы и православные активисты рассказали «Шторму», почему государству не надо тратить деньги на художников

Культура не нужна

Либертарианские мыслители, единороссы и православные активисты рассказали «Шторму», почему государству не надо тратить деньги на художников

Недавнее выступление Милонова на тему финансирования культуры (он предложил ввести мораторий на поддержку этой сферы до лучших времен) возвращает нас к дискуссии о роли государства в культурной политике. 


С одной стороны, мотивы Милонова понятны. Достаточно вспомнить скандальный фильм «Матильда»: пока одни с нетерпением ждут премьеры, другие недоумевают, почему эта спорная лента финансируется за счет налогоплательщиков. С другой, сколько времени пройдет, прежде чем в России разработают эту самую эффективную систему? И не получится ли так, что за это время культура умрет и восстанавливать уже будет нечего?


«На самом деле интерпретация про всю культуру спорная, — уточнил в интервью «Шторму» Милонов. — Обращаясь к Медведеву, я прежде всего имел в виду бесконтрольное выделение денег на сомнительные проекты, которые вносят раскол в общество. Проблема в том, что у нас нет ценностных критериев, которые позволяют оценивать фильмы или театральные проекты и поддерживать их на государственном уровне. Как следствие, люди искусства, будучи и сами заинтересованными, помогают лишь своим».


По мнению депутата, критерии оценки должны разрабатываться сообща: как непосредственными исполнителями, так и Министерством культуры и парламентом.


«Так как это вещь фундаментальная, именно парламент должен работать над системой ценностей, именно парламент обязан работать над системными решениями!» — подчеркнул он.


Оценки. Нравственные критерии. Системные решения. Интересно, каким образом можно подогнать под эти определения тонкие сферы деятельности, связанные с формированием духовных основ общественного устройства? И нет ли в этом цензуры? Той самой, «эсэсэсэровской», которая пыталась поставить точку на стольких значимых произведениях – от «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына в литературе до «Долгих проводов» Киры Муратовой в кино?     


«Я думаю, что это предложение — яркое и выдающееся, но оно уже было, — прокомментировал «Шторму» философ и социолог Игорь Чубайс. — Милонов лишь повторил своего предшественника Геббельса. Помните знаменитое «Когда я слышу слово «культура», я хватаюсь за пистолет»? Думаю, ему стоит почитать про Нюрнберг или посмотреть «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма».


Прекращение финансирования культуры, считает Чубайс, ни к чему не приведет — чтобы улучшить ее положение, нужно менять всю систему в целом. Но и нынешнее положение дел в искусстве его тоже не устраивает.  


«Недавно я был на юбилее Владимира Войновича. В Центральном доме литераторов собрались полтысячи человек. Владимир Николаевич услышал много добрых слов, но не было ни поздравлений от Минкульта, ни правительственных наград. И знаете, все только радовались, что писателя в такой день не замазали «путинщиной», — добавил эксперт. — Ну а Милонов… Я пересекался с ним пару раз и запомнил его образ. Мне кажется, дай ему волю, у нас останется только оппозиционная культура!»


Если Игорь Чубайс считает, что Милонов предлагает чересчур суровые решения, то заведующий отделом экономической политики газеты «Коммерсантъ» Дмитрий Бутрин думает, что они слишком мягкие, и их надо докрутить.


«Поскольку я либертарианец, я бы горячо поддержал и даже усугубил предложение господина Милонова. Одного не понимаю, почему он предлагает лишь временный мораторий? Как это временный? Только постоянный! Причем под него должны подпадать не только все культурные проекты, но и деятельность церковных организаций», — пояснил он нашему изданию.


По словам Бутрина, культура — это то, что происходит за пределами государственного сектора. Она не может создаваться на потребу общества и конфликтовать со свободой художника. 


«Александр Пушкин страшно хотел государственного финансирования и, к счастью, не получил его. А что было бы, если бы получил? Опасаюсь за наше все! — рассказал Бутрин «Шторму». — А вообще, большая часть произведений, которые стоят на моих книжных полках, никогда не получали поддержки. Остальные либо советские, либо дрянь какая-то».


«Так что я понимаю, что художникам будет больно от моих и милоновских инициатив — особенно от моих! — и, может быть, они звучат где-то даже пронацистски, но надо потерпеть. Подождать одно-два поколения, и дальше все будет хорошо», — заверил он.


Православный активист, руководитель движения «Божья воля» Дмитрий Энтео тоже за.


undefined
Фото: © vk.com/enteo

«По-моему, это единственное здравое предложение, которое может быть. Только непонятно, почему речь идет только о моратории, а не о том, чтобы отделить сферу культуры от бюджета? Почему люди, которые считают те или иные фильмы или постановки аморальными, должны оплачивать их из своего кармана? Люди, которые заставляют зрителей это делать, не художники, а насильники! — сообщил он «Шторму». — Поэтому если авторы хотят показывать свои произведения, пусть сами обращаются к меценатам, ищут деньги, а зрители уже будут голосовать рублем. Это традиционная политика во всем мире».


Итак, автор, по схеме Энтео, должен быть не только создателем, но и продавцом. Но не добьет ли это и без того несчастную российскую культуру?


«Конечно нет! Культура существовала тысячелетия, а тут вдруг умрет? — отвечает он. — К тому же, вспомните, на что сейчас идут деньги Минкульта? На фильмы «Горько!», «Горько! — 2», «Левиафан» и «Елки»? Серебренников в своих работах показывает сцены насилия над детьми. То, что ставят он и Богомолов, аморально, а ведь это делается на деньги государства!»


Отметим, что отсыл к Константину Богомолову неслучаен. В прошлом году в московском «Ленкоме» произошел громкий скандал: некоторых зрителей возмутил спектакль «Князь». И не просто возмутил — постановку прозвали «Одой педофилам». Сам режиссер объяснил шумиху тем, что «некоторые мерзавцы» увидели в героях себя, а значит задумка достигла цели.


Отдельная тема для разговора, считает Энтео, — это воровство.


«Использование чужих денег порождает коррупцию. Культура стала огромной прачечной по отмыванию средств, — добавил он. — Спасти ее можно: приватизировать! Тогда появится конкуренция, а художник будет настроен на зрителя».


Что касается предложения Милонова узаконить нравственные критерии, по которым будет оцениваться то или иное произведение, то здесь, считает Энтео, автор идеи немного погорячился.


«Я не считаю, что такие стандарты могут навязываться государством. Мне больше по душе этический кодекс Хейса, принятый в тридцатых годах в Голливуде. Например, было недопустимо подрывать нравственные устои зрителя, поднимать тему насилия над детьми, рекламировать употребление психоактивных веществ, осквернять религиозные святыни и создавать очаги социального напряжения. И кто не брал на себя моральные обязательства, становился изгоем», — резюмировал Энтео.


Добавим, что из федерального бюджета России в 2018 году на сферу культуры и кинематографии выделят 92,829 миллиарда рублей, из них 7,366 миллиарда пойдет на кинематографию. Интересно, сколько скандальных картин снимут на эти деньги и сколько еще горячих споров ждет деятелей культуры?


Фото: © GLOBAL LOOK press/Zamir Usmanov