St
«Мы предугадали, что мы встретимся с испанцами, что будут пенальти и мы победим»
Продюсер сериала «Большая игра» Давид Кочаров — о том, как у России появился первый футбольный ситком

«Мы предугадали, что мы встретимся с испанцами, что будут пенальти и мы победим»

Продюсер сериала «Большая игра» Давид Кочаров — о том, как у России появился первый футбольный ситком

Фото: © GLOBAL LOOK press/PETTER ARVIDSON
Фото: © GLOBAL LOOK press/PETTER ARVIDSON

На СТС гремит сериал «Большая игра» — фильм о том, как российскую сборную по футболу за год до чемпионата мира – 2018 вручили толстому армейскому повару, одному из тех диванных экспертов, что любят порассуждать, какие негодяи все эти Смоловы и Кокорины. Рейтинги — запредельные! По доле «Большая игра» бьет «Ворониных», «Уральские пельмени» и даже «Мегамозг». Первый футбольный ситком на российском ТВ начинали снимать в стране, где футболистов ненавидит каждый, от школьника до дедушки, от бизнесмена до бомжа, где колумнисты попрекают неумех каждой икринкой, каждой капелькой шампанского, выпитого в Сен-Тропе, а закончили — в России, показавшей себя миру. В России Дзюбы, Игнашевича, ночной Никольской и толстяков из семейства Андрея Гнатюка. Как видим, жизнь подражает искусству и воплощает замыслы творцов еще до того, как они реализуются в конечном продукте. Новое детище Тины Канделаки и Вячеслава Муругова — это тонкое, умное и вместе с тем доброе кино, после которого футбол полюбит даже тот, кто его терпеть не может. «Шторм» поговорил с одним из продюсеров «Большой игры» Давидом Кочаровым о том, зачем он это сделал.


undefined
Давид Кочаров Фото: © vk.com/davidkocharov

— Когда Вы начинали снимать, Россия была нефутбольной страной, а совсем недавно все резко поменялось. Вы вносили какие-то правки в сценарий по ходу съемок?


Да, конечно! Основные съемки проходили до чемпионата мира, и мы оперативно очень многое изменили. Мы добавили много вещей, которые невозможно было заранее придумать.


— Вроде Гнатюков, которые едят хот-доги?


— Да, вроде болельщиков с хот-догами, вроде воинского приветствия Дзюбы. Ну и много футбольных моментов. При этом многое мы предугадали заранее, например, серия пенальти с испанцами. Мы предугадали, что мы встретимся с испанцами, что будет пенальти и мы победим.


Понятно, что «Большая игра» — комедия. А если всерьез, верите ли Вы, что человек с улицы может спасти какое-то, казалось бы, безнадежное предприятие?


— Разумеется. У нас было много таких случаев. «Человек с улицы» — это немного грубо, но у нас были переводчики, которые становились тренерами, бухгалтеры, которые становились тренерами. Были назначения в политике, когда люди вставали во главе большого ведомства и меняли его в лучшую сторону, хотя до этого не занимались этим профильно. В командных видах спорта это работает особенно хорошо, ведь там важна именно психология. Я не спортсмен, но, как мне кажется, психология в спорте — самое главное. Тренеры, которые были в прошлом футболистами, добиваются успеха, но ведь у них тоже нет именно тренерского опыта — есть просто понимание, как собрать команду. Для российского менталитета это важнее, чем тактические установки.


— Почему герой приходит именно из армии, а не из какой-то иной общественной корпорации?


— Во-первых, и нам, и нашему руководству близка эта тема. Во-вторых, как бывший курсант и офицер я понимаю, что в армии офицеров учат управлять людьми, управлять личным составом, а эти навыки как раз могут понадобиться, для того чтобы руководить командой, ведь тренер — это фактически руководитель команды, во всяком случае сборной. Он занимается не только тактикой, он еще менеджер и отвечает очень за многое. Плюс дисциплина.


— То есть армия в России — это такая школа менеджеров, управленцев?


— Конечно. Но не только армия, другие органы тоже.


— А я правильно понимаю, что это вообще первая спортивная комедия на российском телевидении? Учитывая это, какие у вас были референсы?


— Да, из сериалов — это, по-моему, первая спортивная комедия на ТВ. А в качестве референсов у нас были просто ситкомы, такие как «Физрук» и «Ольга». Что же касается именно спортивных фильмов, то мы ориентировались на «Дублеров» с Киану Ривзом. Это полнометражный фильм начала нулевых. Довольно старая комедия, но очень романтичная, положительная, и мне кажется, что она до сих пор соответствует ожиданиям зрителя телеканала СТС. Вообще, мы хотели сделать именно мечтательную историю и поэтому решили ориентироваться на ромком.


— «Большая игра» — один из немногих фильмов, где главную роль играет полноватый человек. На Ваш взгляд, важно, чтобы люди разных комплекций заняли достойное место на телеэкранах?


— Вы серьезно этот вопрос задаете? Я думаю, вообще не важно, какое у актера телосложение, главное, что он за человек! В нашем случае мы с самого начала, когда писали сценарий и придумывали эту роль, хотели, чтобы ее исполнил именно Дмитрий Колчин. Пробовали и других, но в итоге сделали так, как изначально задумывалось.


— Как Вы считаете, с помощью искусства можно что-то поменять в жизни? Например, научить русских играть в футбол?


Научить нельзя, но можно обратить внимание на спорт и его проблемы, посмеяться, дать людям возможность выдохнуть, выпустить пар. Проблем в футболе очень много, как и в любой области, но нам кажется, что если выпустить пар и расслабиться, то это улучшит ситуацию со всех сторон. Только после того как уходит негативное отношение, можно действительно решать проблемы. А у нас ведь очень удачная обстановка сложилась, наши очень достойно выступили на чемпионате мира по футболу, наша сборная показала, что у нее высокий уровень. И все болельщики, которые ее раньше ругали, они ведь ругали не просто чтобы ругать, а потому что надеялись, верили, ждали. И после того, как нам дали возможность порадоваться за наших, проще стало всем: и футболистам, и чиновникам от спорта, и школьным тренерам. Наш сериал может привести людей к спорту через позитив. Потому что мы тоже очень любим футбол и именно поэтому начали всем этим заниматься. Если люди будут смотреть, смеяться, понимать, какие проблемы есть у футболистов, то они, возможно, захотят заниматься этим видом спорта или отдадут в него своих детей. Мы только ради этого всем этим занимались.


— А с чем связываете успех фильма? Просто с тем, что это хороший ситком на горячую тему?


— Важно, что это продукт, который мы делали долго и упорно, а главное — он сделан людьми, которые разбираются в теме. Мы пытались донести свое послание до всех, и для тех, кто любит футбол, и для тех, кто ничего в нем не понимает. Вообще, у нас была интересная съемочная группа: в основном мы все — болельщики «Зенита», но в авторской группе были и болельщики «Спартака», и даже ЦСКА. В общем, рабочий процесс шел, скажем так, неравнодушно. Если подытожить, успех связан, во-первых, с тем, что у нас были опытные сценаристы, во-вторых, тема интересна всем, а в-третьих, мы о многих вещах впервые говорим честно: о проблемах футболистов, о проблемах агентов футболистов, о том, с чем приходится сталкиваться руководителям.