St
На конкурс к Хосе Каррерасу пришли танкисты и металлисты в смокингах
В Москве ищут лучшего молодого тенора планеты

На конкурс к Хосе Каррерасу пришли танкисты и металлисты в смокингах

В Москве ищут лучшего молодого тенора планеты

Фото: © Daily Storm/Дмитрий Ласенко
Фото: © Daily Storm/Дмитрий Ласенко

В театре «Геликон-опера» начался Международный конкурс теноров под громким названием «Хосе Каррерас Гран-При» и, едва стартовав, уже стал событием планетарного масштаба. Планетарного — потому что фамилия Каррерас там — не для красоты, мэтр лично сидит в жюри; а в числе участников — лучшие молодые певцы мира. «Господи, какие мальчики! — восторгаются зрители. — Неужели такие еще бывают?!»


Первые прослушивания начались утром 11 сентября. Расположившись за столиком в Белоколонном зале княгини Шаховской, Хосе Каррерас внимательно слушает каждого конкурсанта и благодарит его взглядом. Понять, понравилось ему или нет, сложно: мэтр предпочитает не показывать эмоций и лишь иногда, проникнувшись, тихо произносит bravo (прекрасно) и gracias (большое спасибо) или обращается за советом к остальным членам жюри. Помимо знаменитого испанца конкурс судят профессор Лоренцо Бавай из Италии, всемирно известный тенор Дмитрий Корчак, грузинский бас Паата Бурчуладзе, обладательница волшебного сопрано Марина Мещерякова и худрук «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман. И хотя по горячей жестикуляции Бурчуладзе и Бавай еще можно догадаться, как они оценили то или иное выступление, большинству теноров все же приходится покидать сцену в полном неведении.


undefined
Фото: © Daily Storm/Дмитрий Ласенко

Еще тревожнее — атмосфера за кулисами. Ребята, которым еще только предстоит встать к белому роялю, взволнованно шагают из одного конца коридора в другой и обратно и вырываются из рук мам, которые пытаются поправить им бабочку или воротник. «Боже, гримерка «Дмитрий Хворостовский»! — вдруг замечает один из них, быстро ныряет в приоткрытую дверь и крестится перед афишей с портретом артиста: — Дмитрий Александрович, помогите!» Хворостовский, как Ленин, молчаливо смотрит вниз.


undefined
Фото: © Daily Storm/Дмитрий Ласенко

Илья Сквирский — из тех, для кого самое страшное уже позади, и, по мнению зрителей, именно он пока главный претендент на Гран-при. «Этот мальчик просто какое-то блаженство! — говорят они. — И это в 19-то лет!»


Илью приобщали к музыке едва ли не с младенчества. Когда ребенку было четыре года, мама привела его к будущему педагогу и попросила научить петь. Тогда его не взяли — маленький, поэтому на следующий год пришлось действовать обманом, уверяя, что сыну уже шесть. Теперь он поет перед самим Каррерасом, и это несмотря на то, что в родном Миассе — а это, на минуточку, сто километров от Челябинска, — музыкальное образование можно получить разве что в колледже культуры и искусств.


undefined
Илья Сквирский Фото: © Daily Storm/Дмитрий Ласенко

«Перед тем как выйти на сцену, я очень переживал, но потом собрался и спел, — рассказал он «Шторму». — Это были ария графа Альмавивы из оперы «Севильский цирюльник» и ария принца Милио из оперы «Король города Ис», которая, насколько я помню, есть и в репертуаре самого Каррераса. Как он отреагировал? Не знаю. Мне показалось, он сказал «спасибо, замечательно», — думаю, ему понравилось».


На вопрос, что бы он сказал Каррерасу, будь возможность пообщаться один на один, Илья не задумываясь отвечает: что он — великий! Каррераса можно любить за одну арию «Плач Федерико»! Но самое главное, от него исходит поддержка, и пусть он не проявляет никаких эмоций, его глаза говорят о многом.


Илья Сквирский не единственный конкурсант из Миасса. По странному стечению обстоятельств оттуда же оказался и 30-летний Михаил Новиков. Правда, теперь он живет в Москве — парня пригласили работать сначала в Ансамбль имени Александрова, а потом в «Новую Оперу», которой руководит Дмитрий Сибирцев. Чтобы поддержать своего талантливого артиста, тот лично приехал в «Геликон-оперу» и аккомпанировал ему на рояле!


Смешно сказать, но, если бы не музыка, Михаил был бы танкистом. Точнее, так: заместителем командира танковой роты по вооружению!


undefined
Фото: © Daily Storm/Дмитрий Ласенко

«Если б я остался служить, был бы сейчас строгим замом, — рассуждает он, — потому что военное дело — это ответственность. А с людьми надо помягче. Может быть, поэтому я ушел в музыку, туда, где постоянный круговорот эмоций, феерия красок и красивых женщин, — и считаю себя самым счастливым человеком! А армия... Ну, если Родина прикажет — я вернусь, ведь бывших офицеров не бывает!»


Сначала обычный студенческий хор, затем — учеба в Южно-Уральском институте искусств имени Чайковского, после — работа в Челябинском театре оперы и балета. Теперь вот Москва и Каррерас... 


«Волнуюсь? Если только немного, — признается Михаил. — Для меня это лишняя возможность показать себя и проникнуться чувствами своих героев: например, радостью влюбленного Рудольфо или бесконечным трагизмом художника Марио Каварадосси, которому по иронии судьбы суждено умереть в самом расцвете лет. А пока меня еще не позвали, успокаиваю себя игрой на блок-флейте! Показать? С удовольствием!» (Играет.).


Кстати, Михаил не только бывший танкист, но еще и бывший металлист. Iron Maiden, Scorpions, Kiss — с чувством перечисляет конкурсант. Ну и конечно же, Ронни Джеймс Дио. Куда ж без него!


undefined
Андрей Данилов Фото: © Daily Storm/Дмитрий Ласенко

Из них же, из металлистов, 30-летний иркутчанин Андрей Данилов, который сначала выучился на переводчика китайского и английского, а потом пришел в местный театр. У него даже группа своя была. Такая же брутальная, как любимые Kamelot.


«Носил ли хаер? Ох, волосы были до лопаток! — улыбаясь, вспоминает он. — Я остриг их в июне этого года».  


Теперь рок для Данилова — так, детские игрушки: он выбрал путь оперного певца. И пусть в родном Иркутске его еще не узнают, на гастролях он уже довольно популярен. Например, итальянские поклонницы называют его не иначе как Альфредо — по имени героя знаменитой «Травиаты».


«А расскажите, каково это — петь перед Каррерасом?» — спрашиваю я.



«Я старался на него не смотреть, чтобы не смущаться, а смотрел или в зал, или куда-то вверх. Взглянул на него только перед самым выходом на сцену. Но мне кажется, ему понравилось! И все получилось!» — радуется молодой исполнитель.


По словам Андрея, если именно он получит Гран-при, первым делом позвонит маме, которая сейчас находится в Иркутске и очень за него переживает. А потом выйдет на улицу и будет петь. Так что, если вечером 15 сентября, когда объявят лучших, на одном из московских бульваров вдруг зазвучат арии, знайте, что это оперный певец Данилов и он победил.



Международный конкурс теноров Фонда Елены Образцовой «Хосе Каррерас Гран-При» проводится при поддержке Фонда президентских грантов, а его лауреатам вручат внушительные денежные премии. Обладатель Гран-при получит приз в размере 700 тысяч рублей, первой премии — 500 тысяч, второй — 350 тысяч, а третьей — 250 тысяч рублей. Однако самый главный приз — одобрение самого маэстро. Говорят, Хосе Каррерас очень любит повторять: «Если ты можешь не быть артистом, не будь им». В этот раз слова, видимо, будут другие: «Ты — можешь. Ты уже артист!»