St
Елена Ямпольская: Модный показ в РГБ — сомнительная реклама
Председатель комитета Госдумы по культуре — о том, почему в РГБ устраивают танцы на столах

Елена Ямпольская: Модный показ в РГБ — сомнительная реклама

Председатель комитета Госдумы по культуре — о том, почему в РГБ устраивают танцы на столах

В Российской государственной библиотеке 7 сентября прошел модный показ бренда Ermanno Scervino. Пришли знаменитости, светские львы, состоятельные люди и другая нарядная публика. Собравшимся было так весело, что актриса Ингеборга Дапкунайте решила залезть на стол, за которым читатели обычно читают книги. Кто-то возмущался, кто-то, наоборот, хвалил РГБ за то, что она следует мировым трендам на открытость и интерактивность. В самом деле, не так давно мы видели фотографии с праздника, который рэпер Тимати устроил для своей дочери в Пушкинском музее. Но больше всего нас поразило, что акцию в библиотеке вроде как поддержала председатель думского комитета по культуре Елена Ямпольская. На сайте «Вестей» так и писали: «грудью встала на защиту». «Шторм» заподозрил неладное и связался с депутатом.


— Елена Александровна, вы действительно поддержали модный показ в стенах Ленинки?

   

— Разумеется, нет. Я была крайне удивлена, когда по итогам своего четырехминутного телефонного монолога увидела на сайте «Вестей» всего несколько фраз, да еще с поразительной оценкой: «встала грудью на защиту». Что, как нам любезно разъяснили в редакции, является «авторским мнением».


— Ваши слова не в первый раз перевирают. Чего стоят Ваши слова о Боге, Сталине и судьбе России…


— Для меня привычно, когда вырыванием слов из контекста занимаются сотрудники либеральных, прозападных СМИ. Жертвой таких «розыгрышей» я, как и многие коллеги, становилась неоднократно. Зачем в данном случае понадобилось искажать мою точку зрения — не знаю. Возможно, речь идет о непонимании, ответ показался слишком сложным. Видите ли, мне неинтересны поверхностные эмоциональные всплески. Проще всего скроить оскорбленную мину: ах, какое кощунство! И задумываться не надо, и претензий к тебе никаких. Одна залезла на стол, другой по этому поводу возмутился — интеллектуальная нагрузка примерно одинаковая... Не лучше ли попробовать разобраться, почему такие события в принципе возможны?


— Так в чем же дело? В каком свете Вам в действительности видится вся эта ситуация?


— Итак, я сказала корреспонденту, что отношусь к произошедшему спокойно, ибо модный показ в Российской государственной библиотеке вполне вписывается в тенденции нашего современного отношения к культуре. Когда эффективность культурной отрасли оценивается численными показателями. Например, практически невозможно прочитать умный, глубокий текст про тот или иной вышедший на экраны фильм — только размер бокс-офиса по итогам очередного уик-энда. Культура перестала быть предметом осмысления, она стала предметом пересчета. Хотя — и эту мысль я в очередной раз повторила в интервью «Вестям» — на мой взгляд, главное, не сколько людей пришли в кино, театр, музей, библиотеку, а то, какими они оттуда вышли. Кроме того, я сказала, что из всех учреждений культуры именно библиотеки, пожалуй, находятся сегодня в самом трудном положении. Нет ясного видения, как им дальше развиваться, какова их роль в жизни страны. Имею в виду все библиотеки — включая маленькие, сельские, зачастую бедствующие, где трудятся чистой воды энтузиасты. На каждом шагу мы видим пренебрежение к книге как таковой, к бумажному носителю. Оцифровка — это прекрасно с точки зрения доступа к информации, научных исследований, работы над рефератами, диссертациями и так далее. Но позирование на столе легендарного читального зала выглядит для многих диким именно потому, что на этих столах обычно лежат книги. Книга, а не компьютерный монитор является для нас сакральным предметом.


undefined
Ингеборга Дапкунайте и Рената Литвинова в Российской государственной библиотеке

— Как же решить эту проблему?


— Возвращать уважение к книге необходимо системно, в масштабах всей страны. В том числе в средствах массовой информации. Сегодняшняя информационная повестка ни в коей мере не убеждает человека, прежде всего молодого, что книга — это ценность, а любовь к ней способствует успеху в жизни. Одни и те же СМИ могут негодовать из-за выходки Дапкунайте и параллельно перетряхивать грязное белье так называемых звезд. На подобном фоне вполне логичны неожиданные акции по «продвижению» библиотек в общественном сознании. Показ хорошего дизайнера в стенах Ленинки призван был показать, что читальный зал — это не только для очкариков, сюда ходят и «селибритис» — вот смотрите! Библиотека — это круто!.. В общем, хотели как лучше. Не сомневаюсь, что ничего плохого организаторы показа и руководство библиотеки не замысливали. Они живут и работают в реальных обстоятельствах. Ну а поведение конкретных гостей зависит уже от личного вкуса, темперамента, чувства меры, это проблематично контролировать.


— То есть такой entertainment в исполнении серьезнейшей институции — симптом недостаточного внимания к культуре со стороны государства, искаженного представления о культуре как таковой?


Мне жаль, что «Вести» не сочли возможным озвучить высказанную мною надежду на будущий — новый — закон о культуре. Рассчитываю, что именно работа над этим законопроектом — согласно поручению главы государства — позволит нам вывести культуру из сферы услуг. Надо на государственном уровне осознать и зафиксировать, что у культуры есть миссия и она не измеряется сухой цифирью посещений, проданных билетов. Культура — это про качество человека, а не про количество рублей. Тогда, завершила я тот злополучный разговор с корреспондентом, руководители организаций культуры облегченно вздохнут. И сами с удовольствием откажутся от сомнительных мероприятий по «популяризации» своей деятельности.