St
Незаслуженные и антинародные
Как нам лишить почетных званий артистов, которые оказались форменными негодяями

Незаслуженные и антинародные

Как нам лишить почетных званий артистов, которые оказались форменными негодяями

Фото: © GLOBAL LOOK press

Михаила Ефремова хотят лишить звания заслуженного артиста. Всем набивший оскомину «эксперт» и «политолог» Вадим Манукян высказал такое предложение после выступления артиста на Украине и его якобы нелестных отзывах о родине.


Понятно, зачем это нужно эксперту. Однако у части российского общества действительно есть запрос на то, чтобы вдарить по зарвавшимся беспринципным лицедеям, обнаглевшим от безнаказанности неблагодарным космополитам. Этой осенью общественность собирала подписи за то, чтобы лишить почетных званий Киркорова и Баскова за непотребную «Ибицу». Алексею Серебрякову за афористичное высказывание об умонастроениях и состоянии российского общества в шоу Дудя хотели запретить играть в российском кино.


Какие-то фрики несколько лет назад хотели даже отобрать орден «За заслуги перед Отечеством» у Андрея Макаревича — за пацифистскую позицию по конфликту на востоке Украины.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press


Впрочем, Украина первая начала! Списки нежелательных персон из числа росийских культурных деятелей Минкульт Украины стал составлять в 2014 году, запрещая «ястребам», поддержавшим «Русскую весну», въезд на свою территорию. Потом начались санкции за выступления в Крыму и Донбассе.


Проблема в том, что большинство фигурантов ехать на Украину совершенно точно не собиралось. Особенно же грустно оттого, что под запрет попадали народные и заслуженные артисты Украины (например, Бортко, Кобзон или тот же Киркоров). Все эти списки выглядели «немножечко по-дебильному», как сказал бы мэр Харькова Михаил Добкин.


Все должно быть по закону


Лишать званий украинцы требовали очень настойчиво и регулярно. Но сделать это было невозможно. Такая же ситуация и в России. Почетное звание — это государственная награда. Есть всего два способа ее отобрать. Первый — отмена указа о награждении, если в документах на представление к награде была найдена недостоверная информация («Это не вор, это апельсин. Кстати, его короновали по ошибке, и зона эту ошибку должна поправить». — Х/ф «Антикиллер»). Это точно не наш случай.


Второй способ: лишить почетного звания и другой госнаграды может суд, но вот беда — только в довесок к основному наказанию за тяжкие и особо тяжкие преступления. Понятие лишения вводится статьей 45 Уголовного кодекса («Основные и дополнительные виды наказаний») и раскрывается в статье 48 «Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград». В Положении о государственных наградах (часть 1, пункт 9) этот момент продублирован.


undefined

Украинские законы в этом отношении почти совпадают с российскими. «Позбавлення спеціального звання» относится к «додатковим покаранням» и может применяться только «за тяжкий чи особливо тяжкий злочин». Минимальная разница в том, что в России суд лишает наград сам, а на Украине — президент по решению суда (статья 16 «Про державнi нагороди»).


Все это списано с русских законов, причем украинцы копировали нормы старательнее. Советские суды тоже должны были передавать обязанность лишения звания тому органу, который наградил негодяя.


Для понимания принципа можно вспомнить знаменитого советского маньяка Анатолия Сливко. В его истории всех неизменно поражает звание заслуженного учителя РСФСР, которое он, кстати, получил, не имея высшего педагогического образования. Руководитель туристического клуба для школьников «Чергид» дело свое действительно знал и подопечных любил — ну, которых не убивал. Приговоренный к расстрелу за убийство семерых, конечно, лишился почетного звания.


Революционная целесообразность


Украинцы в конце концов все же нашли лазейку — персональные санкции, среди которых есть и «позбавлення державних нагород». На фоне остальных видов санкций, которые мешают дальнейшей «антиукраинской» деятельности или наказывают за нарушение действующих норм, это яркий пример придания закону обратной силы. К тому же не судебным органом — персональные санкции вводятся решением СНБО (Совет национальной безопасности и обороны) Украины. 


Но, справедливости ради, и людей из в санкционных списков лишают наград только «в довесок», и на сегодняшний день этой мере подверглись всего восемь человек. Это государственные деятели — председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, секретарь Совбеза Николай Патрушев, заместитель главкома Черноморского флота Денис Березовский, который присягнул «крымскому народу» на следующий день после назначения главкомом Военно-морскими силами Украины; ученые — экономист, советник президента РФ Сергей Глазьев; и специалисты по сельскому хозяйству —генетик Виктор Драгавцев и почвовед Виктор Сычев, а также директора крымских виноделен Николай Бойко («Массандра») и Янина Павленко («Новый Свет»).


В итоге единственным народным артистом Украины, лишенным этого звания, оказался Иосиф Кобзон. Под санкции он попал в мае 2018 года. Можно предположить, что тогда, за четыре месяца до смерти, это было последнее, что интересовало знаменитого певца. Тем более что он сам «отказался» от этого звания в 2014 году. Кавычки здесь потому, что никакого юридического смысла это заявление не имело и отказаться от государственной награды добровольно нельзя.


Дал слово — держись!


Юрий Синельщиков — первый зампред комитета Госдумы по законодательству, в прошлом заместитель прокурора Москвы и, кстати, заслуженный юрист России. В разговоре с Daily Storm он поясняет, что государственная награда — это не та вещь, которую можно давать или отнимать, когда вздумается: «Награждая, государство декларирует свою позицию, отношение к награжденному, признает его уже совершенные заслуги. Отзывая награду по суду в связи с преступлением (по статье 48), оно не отказывается от того, что эти заслуги были, скорее — перестает их признавать у преступника. В любом другом случае отбирать выданную награду будет непоследовательным действием, это будет принижать ее значение».


Особенно важным моментом он назвал непростую процедуру отзыва: награду должен отбирать только тот, кто ее дал, или уполномоченный судья. Никакие общественные или даже депутатские инициативы, петиции и прочие телодвижения возмущенной общественности не помогут. «Я никогда не задумывался о том, какие меры воздействия могут быть на артистов, поведение которых кому-то не нравится. Мне кажется, нормы уголовного кодекса достаточны», — подытожил Синельщиков.


Надо сказать, что положения о госнаградах в других странах могут отличаться. Некоторые вручаются в знак принадлежности к некой организации, то есть слово «орден» понимается в первоначальном смысле. И из ордена Британской империи или французского Почетного легиона можно вылететь за несоответствие и в целом сомнительный моральный облик (правда, как правило, это все равно связано с уголовкой). От членства можно отказаться и самому. Например, в апреле 2018 года Башар Асад вернул французам свой Légion d’honneur, причем параллельно президент республики Эммануэль Макрон инициировал процедуру отзыва награды у сирийского лидера.


Позор запятнавшим светлый образ!


Инициатор скандала с Ефремовым — эксперт при Госдуме Вадим Манукян. Он уже не впервые выступает поборником нравственности публичных персон. Недавно потребовал уволить Ивана Урганта с Первого канала за шутку, сказанную, к слову, не в эфире федерального СМИ, а на YouTube-шоу «Лига плохих шуток». Ургант сказал: «Монеточка не подходит сзади к Александру Градскому, так как боится попасть в его копилочку». Такая пошлость лишает его права на высокое звание ведущего Первого канала, полагает Манукян. Он печется именно о достоинстве, соответствии образу, который появляется вместе со званием или занимаемой должностью.


undefined

У Манукяна, по собственному признанию, нет проекта механизма, по которому артиста можно было бы лишать государственной награды. По его словам, он лишь посчитал нужным сигнализировать, обратить внимание общества на то, что артистам следует давать окорот в случае необходимости. А звание заслуженного или народного — символ отношений власти и артиста, а также предоставляемых прав и привилегий.


Званием «Народный артист республики» отмечали наиболее выдающихся служителей искусства, например Федора Шаляпина. Впоследствии ввели две ступени — народный и заслуженный, и два уровня — союзной республики и всего СССР. Искусство приравнивалось к любому другому полезному труду, а актер или музыкант становились вровень с художником или писателем. Это, конечно, стало началом конца и усугубилось наступлением массовой культуры, когда любая знаменитость получала право высказывать свое «ценное» мнение. Награда ценилась среди артистов, в этом серпентарии единомышленников к любому признанию чужих заслуг относятся ревниво. Впрочем, главная соль была в другом — звание предполагало прибавку, часто внушительную, к жалованью за работу в государственных учреждениях (а других не было). Это положение зафиксировано и сейчас.


Несмотря на свой озорной нрав и вредные привычки, Михаил Ефремов был и остается одним из самых востребованных российских актеров. Страшит ли его гипотетическая потеря звания? О проделках и пьяных выходках Ефремова сложены легенды — его из МХАТа выгонял даже собственный отец, худрук Олег Ефремов. А он ведь тоже был не дурак выпить. В рабочих перспективах и репутации Михаил, кажется, уверен и не боится отчудить. Например, на съемках фильма «12» Никита Михалков ввел сухой закон. Почуяв от Ефремова винный дух — или утомленный его шутками — режиссер-бесогон сказал, что, если тот будет пить, Михалков до конца жизни не снимет его больше ни в одном фильме.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

«Ну ничего, — ответил Ефремов. — Сколько там осталось? Лет пять как-нибудь потерплю». С тех пор они не работали вместе, хотя Станислав Садальский полагал, что причина разлада была в другой пьяной выходке. Однажды-де к Михалкову должен был пожаловать Путин, режиссер позвал других гостей из мира кино и пошел с ними встречать президента на парадное крыльцо, пока пьяненький Ефремов отдыхал у черного входа. Требования безопасности предполагают неожиданные сценарии, и президент вошел именно там, где сидел Михаил. Ефремов очень удивился и сказал: «О, Путин!» «Да, Путин Владимир Владимирович», — не стал отрицать президент. «Покайся!» — закричал актер дурным голосом, на крик прибежал хозяин с гостями, встретил Путина, а Ефремову отказал от дома.


Звания и бесплодные инициативы по их отзыву чаще служат поводом для внутрицехового зубоскальства. Например, Лолита Милявская «поддержала» травлю Киркорова и Баскова за клип Ibiza, сказав, что раз у нее званий нет, то пусть и у них не будет. В том же ключе выступил панк-рокер Дмитрий Спирин («Тараканы!»), сказав в интервью Daily Storm, которое выйдет в ближайшие дни, что «народного» надо непременно отобрать. И дать «заслуженного». Себе же он пожелал звания антинародного артиста.


Наконец, историю с Андреем Макаревичем в 2014 году забавно прокомментировал Борис Гребенщиков в эфире Севы Новгородцева: «Человека надо спасать! У него сейчас все ордена отнимут», имея в виду низкую ценность госнаграды для рок-музыканта.