St
Шумиха вокруг памятника Виктору Цою оказалась преждевременной
Однако именно хайп может ускорить процесс установки монумента

Шумиха вокруг памятника Виктору Цою оказалась преждевременной

Однако именно хайп может ускорить процесс установки монумента

На прошлой неделе появились известия о том, что в Санкт-Петербурге наконец появится памятник Виктору Цою, легендарному рок-музыканту, лидеру группы «Кино». В частности, утверждалось, будто в Смольном выдали Фонду памяти Виктора Цоя разрешение на установление статуи работы Матвея Макушкина на улице танкиста Хрустицкого в Кировском районе Санкт-Петербурга. 


Однако Светлана Власова, учредитель инициатора заявки, предостерегает от преждевременных выводов. Дело в том, что в ноябре 2018 года был получен лишь ордер от Государственной административно-технической инспекции Петербурга на работу с грунтом. «Шумиха преждевременна, а ГАТИ не выдает разрешение на установку памятников, Смольный же выдал разрешение на установку еще в августе 2015 года».


История с памятником Цою в Санкт-Петербурге длится уже 10 лет. Впервые об этом заговорили в 2008 году, именно тогда инициативной группой был начат сбор подписей в пользу возведения монумента. Позднее на ее основе был создан Фонд памяти Виктора Цоя, который подал заявку на установку в 2009 году, тогда же к работе над скульптурой приступил и Макушкин, победивший в конкурсе. 


undefined
Проект, утвержденный Фондом памяти Виктора Цоя к установке в Санкт-Петербурге Фото: © vk.com/Фонд памяти Виктора Цоя

Как объяснил Daily Storm скульптор, по условиям конкурса, статуя должна была быть «вылеплена» по канонической фотографии Цоя работы Юрия Чашкина. Был, конечно, небольшой затык — последний герой русского рока на фото снят по пояс, но что там интересного ниже? Воссоздать Цоя в полный рост было лишь делом техники.


В 2012 году был объявлен народный сбор средств на установку статуи. Вскоре к проекту подключился фонд предпринимателя Юрия Жорно, на чьи средства в 2006 году установлен памятник Анне Ахматовой в сквере между Шпалерной улицей и набережной Робеспьера, в 2014 году — памятник Доменико Трезини у съезда с Благовещенского моста на Васильевском острове. Народный сбор прекратили с приходом мецената.


Таким образом, вопросы материальные — и по исполнению, и финансовый — были решены уже давно. Но установка памятника пробуксовывала, хотя, казалось бы, кто может быть против Цоя? В чем было дело? 


Как ни странно, именно в гласе народном. Как рассказал Daily Storm скульптор Макушкин, жители Кировского района высказали проекту свое «фи» — мол, вокруг памятника станут собираться люди с ирокезами, люмпены, алкаши, наркоманы и (возможно) проститутки. В общем, маргиналы. 


Депутат Денис Четырбок, представляющий Кировский район в питерском законодательном собрании, уверен, что памятник местным не очень нужен, — у него несколько тысяч подписей от жителей окрестностей. Они возможным соседством с монументом недовольны. Вдобавок сквер на улице Хрустицкого выглядит так себе. В конце концов, говорит он, там и линия метро помешает установке статуи. «Памятник Цою в Санкт-Петербурге, конечно, нужен — только не за счет качества жизни местных обитателей», — подчеркнул Четырбок в разговоре с Daily Storm. 


Шли годы. В Москве закрасили неофициальный памятник Цою. В Латвии на месте гибели музыканта гипсовый монумент как стоял, так и стоит. В 2018 году в Алма-Ате, бывшей столице Казахстана, открыли памятник Моро, персонажу Цоя из фильма «Игла», работы все того же Макушкина. По словам скульптора, казахская общественность во главе с режиссером Рашидом Нугмановым обратилась к нему с просьбой о памятнике именно как к автору петербургской скульптуры. «Статуя отлита на заводе еще в 2017 году, и до сих пор я слежу за новостями так же, как и все прочие, — сетует Макушкин. — Мне нравится место, в котором будет установлен памятник, хоть это и не центр. В сквере, который обещают облагородить к возведению, трехметровая статуя будет смотреться лучше, чем, скажем, на Петроградке: тамошняя «Камчатка» (котельная, где работал Цой, переоборудованная в клуб. — примеч. Daily Storm) — сама по себе памятник, да и мемориальная доска там висит». 


Матвею Макушкину, конечно, обидно, что казахи раз — и поставили памятник, а в родном Цою городе его по-прежнему нет. 


undefined
Фото: © vk.com/Фонд памяти Виктора Цоя

Очередной виток истории памятника может снова ни к чему не привести. Однако шумиха, поднятая вокруг обычного рабочего момента — получения ордера по работе с грунтом, — в этот раз может получить необычное развитие. 


Во-первых, на фоне хайпа по поводу возможного переименования омского аэропорта в «имени Летова» невозможное снова может стать возможным. Во-вторых, сам же Четырбок сейчас добивается либерализации положения стрит-арта в Санкт-Петербурге (пока что запрещенного).


Законодатель утверждает, что граффити не стоит сравнивать с памятниками, тем не менее трудно удержаться от проведения параллелей. Последний шаг к появлению «официального» стрит-арта в городе связан с работами творческой группы HoodGraff, причем их первая работа, за которую перед жителями вступился сам губернатор Полтавченко, была посвящена как раз Цою. И именно от возмущенных местных жителей работы «Худграфа» пострадали сильнее всего. Коммунальные службы каждый раз закрашивали работы коллектива не от себя, а по сигналам от местных: игнорировать заявки исполнительная власть не могла.


undefined
Проект, утвержденный Фондом памяти Виктора Цоя к установке в Санкт-Петербурге Фото: © vk.com/Фонд памяти Виктора Цоя

Артем Бурж из HoodGraff с осторожностью относится к тому, чтобы прогнозировать изменения в культурной политике города, пока губернатор города еще не назначен. «Мой опыт подсказывает, что стоит дождаться выборов, а уже спустя время можно будет оценить обстановку, — говорит Бурж. — Саму же инициативу я поддерживаю полностью, даже если памятник будет у черта на куличках. Лишь бы не оказалось, что это для красного словца (со стороны нынешних властей. — примеч. Daily Storm)».


Поддерживают инициативу и другие представители творческой интеллигенции Питера. К примеру, Василий Царь Васин из группы «Кирпичи» (интервью с ним читайте в Daily Storm в ближайшие дни) высказался по этому поводу так: «Цой — это наше все. Очень хорошо, когда герои неофициальной культуры находят себя в культуре официальной — будь то памятник или имя аэропорта. Если «Кукушку» Цоя поют в шоу «Голос», чего бы и памятнику не быть?»