St
Вдова Караченцова призвала поклонников Куравлева не обижаться на то, что их не пустили к гробу
Народного артиста похоронили на Аллее актеров Троекуровского кладбища Коллаж: Daily Storm

Вдова Караченцова призвала поклонников Куравлева не обижаться на то, что их не пустили к гробу

Народного артиста похоронили на Аллее актеров Троекуровского кладбища

Коллаж: Daily Storm

Вдова Николая Караченцова прокомментировала неприятную ситуацию, возникшую во время похорон Леонида Куравлева. Людей, приехавших на Троекуровское кладбище, пустили к могиле только после того, как актер был предан земле, а сама церемония оказалась тихой и спешной. «С народными так не прощаются!» — переживают зрители. Разделяет ли это мнение Людмила Поргина? Нет, говорит она. Время сейчас страшное, а помянуть можно и дома!


Такой душераздирающей сцены мы не видели, наверное, ни на одном прощании. С момента похорон не прошло и часа, а на могиле Куравлева лишь Дмитрий Харатьян да несколько самых преданных поклонников, в основном пенсионеры. Приходил ли кто-то еще? Нет, качают головой они. Только самые близкие.


«Но удивило не это, — рассказывает нам женщина по имени Людмила, — а то, что нас даже не пустили к гробу. Почему-то вспомнилось прощание с Караченцовым! С каким уважением там относились к его зрителям, какие хорошие слова произносили его коллеги. А здесь просто огородили полицией — и все. Но мы же не рвемся на что-то посмотреть, а хотим отдать дань памяти и проводить человека в последний путь!»

Читайте там, где удобно: добавьте Daily Storm в избранное в «Яндекс.Новостях», подписывайтесь в Дзен или Telegram.

Людмила Поргина
Людмила Поргина Фото: Global Look Press / Лев Ильин

«Сначала писали, что прощание пройдет в Доме кино, — присоединяется к разговору еще один поклонник, Василий. — Все как положено. Пожалуйста, приходите, можно поклониться. Потом пишут, что нет, там ничего не будет, все будет в ЦКБ. Еще позже — что в ЦКБ закрыто, поскольку дети Куравлева якобы боятся обвинений, что они бросили отца. Да ничего они не бросили! У меня у самого мама умирала, я знаю, что это такое. Решил поехать хотя бы на кладбище, но и тут все через пятую точку. Этот человек — историческая личность, достояние всего человечества. И не дать проститься? У меня слов нет!»


Ситуация и правда странная. Ну ладно артисты, которые побоялись и не приехали — в такое время это действительно опасно. Но в чем были виноваты те, кто все же рискнул это сделать? Тем более что доехать до Троекуровского — это не какие-то там покатушки до Красной площади. Одного автобуса ждать полчаса.


«А вы знаете, мне кажется, тут не нужно ни на кого обижаться, — говорит Daily Storm вдова Николая Караченцова Людмила Поргина. — Возможно, народ не пускали в связи с пандемийной ситуацией. Когда умер Коля, такого еще не было, поэтому каждый мог к нему подойти, поцеловать в лоб и сказать: «Спасибо, друг, мы с тобой еще встретимся!» Но сейчас совсем другое время. Поэтому мой совет: просто помолитесь за Ленечку и вспомните его добрым словом. Память — она в душе!»


Кстати, Людмила Андреевна и сама хотела приехать на похороны, но у нее поднялась температура, и она решила не рисковать.


«Сначала думала послать цветы, но никак не могла понять, куда, — говорит Поргина. — То ли в Дом кино, то ли в ЦКБ... А когда узнала, что его похоронят на Троекуровском, решила, что лучше навещу его на следующей неделе. Посижу, поговорю... Там теперь и Коля, и Ленечка, и Саша Лазарев, и Катя Градова, и Андрюша Мягков — все наши самые любимые. Как говорил Валя Гафт, «Играем! Разрешает Бог!»

Дмитрий Харатьян на похоронах Леонида Куравлева
Дмитрий Харатьян на похоронах Леонида Куравлева Фото: Daily Storm

«А нам надо все это выдержать, — продолжает женщина. — Выдержать, выстоять и сохранить тех, кто остался, ведь старшее поколение как будто бы выстригли!»


Леонида Куравлева не стало 30 января. Он ушел в возрасте 85 лет. По словам друзей, в последние годы он уже нигде не снимался и предпочитал одиночество — его жены не стало еще в 2012-м. «Она умерла, и мне очень грустно бывает. Очень грустно, ребята, — рассказывал артист в одном из своих интервью. — Ниночка моя, моя опора. Жизнь раскололась на «до» и «после» ее смерти!»

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...