St
Закрытые цирки, уволенные директора, коллективы на улице — как в регионах борются за пожарную безопасность после Кемерова
Сначала от чересчур бдительных директоров отмахивались, теперь их увольняют за халатность и нарушения

Закрытые цирки, уволенные директора, коллективы на улице — как в регионах борются за пожарную безопасность после Кемерова

Сначала от чересчур бдительных директоров отмахивались, теперь их увольняют за халатность и нарушения

Фото: © flickr.com/John VanderHaagen
Фото: © flickr.com/John VanderHaagen

После трагедии в Кемерове тысячи российских граждан впервые в жизни задумались о том, что пожарная безопасность — не для пожарных и чиновников, а для нас с вами. Волонтеры принялись инспектировать торговые центры на предмет эвакуационных выходов и пожарных лестниц. Что говорить о профильных службах — сразу после катастрофы они начали перетряхивать буквально каждое здание в России.


16 апреля главный госинспектор по пожарному надзору Ринат Еникеев отчитался о промежуточных результатах проверки, затеянной МЧС. Пока все выглядит довольно мрачно: из 84,5 тысячи объектов успели проверить 39 тысяч и на половине из них нашли нарушения.


Понятно, что большая часть зданий — это торговые центры, там же были найдены и самые вопиющие недочеты. Пожарные уже закрыли 40 ТРЦ и собираются покончить еще с 111.


Вместе с торговыми комплексами захлопнули двери и мультиплексы, арендовавшие там помещения. Впрочем, некоторые кинотеатры закрыли и за собственные грехи: Ульяновск, Астрахань, Саратов, Волгодонск, Волгоград, Тула, Новокузнецк — список множится.


Спасателям предстоит проверить еще 4,5 тысячи детских кружков и секций, 20 тысяч дворцов культуры и спорта и больше 2,5 тысячи крупных кинозалов. Судя по сообщениям из регионов, там тоже все очень плохо.


undefined
Фото: © circus-rostov

От Ростова до Барнаула


Все началось с Ростовского цирка. Там никакой противопожарной системы не было вовсе. Перманентно ожидающий увольнения директор Резниченко утверждает, что еще за три недели до Кемерова предупреждал Росгосцирк: помещение — аварийное. «Вместо системы оповещения о пожаре у нас мегафоны, в которые сотрудникам предлагается кричать в случае опасности. Вместо системы пожаротушения — постоянные учебные эвакуации. У нас каждый умеет пользоваться огнетушителем, так как возгорания уже случались», — делился Резниченко с общественностью.


Проходы в Ростовском цирке были завалены хламом, не работали гидранты. Резниченко не устанавливал необходимые системы, откладывая это до капитального ремонта. Сейчас цирк закрылся на два месяца. В апреле на двухмесячные каникулы ушли еще 32 предприятия Росгосцирка по всей стране. Вроде бы обычная практика: май-июнь — не сезон, мало детей. Только вот отпуск в этот раз у цирковых — неоплачиваемый.


Чтобы понять, как в цирках до недавнего времени смотрели на вопросы безопасности, достаточно знать, что начальство всеми силами стремилось заменить штатные пожарно-сторожевые службы на ЧОПы, с которых в случае чего вообще нельзя ни за что спросить.


Ситуация с Ростовским цирком напоминает дело Татьяны Козицыной, экс-главы Молодежного театра Алтая. После того как в 2011 году театр переехал в здание ДК Барнаульского меланжевого комбината, Козицына беспрерывно требовала от властей привести в порядок противопожарную систему. После того как женщине удалось-таки докричаться до Москвы, к ней нагрянули с обысками и обвинили в масштабных хищениях, а именно — краже мобильного телефона.


Эта история закончилась только в 2014 году — дело развалилось, Козицыну сменила на посту директора Ирина Лысковец, поменялись почти вся труппа и цеха. А воз и ныне там.


В конце 2016 года пожарные выявили 17 нарушений в МТА. В декабре 2017 года проверили снова и обнаружили, что девять нарушений так и не устранены. Наконец, 17 апреля начальник Главного управления МЧС России по Алтайскому краю Игорь Лисин все-таки признал проблему: системы пожарной безопасности в Алтайском молодежном в самом деле неисправны, а гидранты, храни бог пожара, тушить не годятся.


Татьяна Козицына в разговоре со «Штормом» удивилась такой храбрости пожарного: раньше, по ее словам, чиновники регионального министерства культуры и МЧС действовали по принципу «как бы чего не вышло». Экс-директор вспоминает такой эпизод. В 2013 году она заказывала экспертизу у Федеральной противопожарной службы. «Нам ответили в актах и протоколах: мол, не соответствует то, не соответствует се, в общем, выявили множество нарушений. Через пару дней приехал генерал и те же самые люди по указке товарища губернатора переписали все эти протоколы — и все внезапно стало соответствовать». 


Козицына также считает, что главная проблема вовсе не в гидрантах, в которых нет воды, а в том, что в театре нет противопожарных резервуаров, запланированных проектом, а также «противопожарного занавеса». Вопрос о резервуарах поднимал еще бессменный худрук МТА Валерий Золотухин — напора в водопроводе в домах на Октябрьской площади не хватает толком даже для бытовых нужд. Резервуаров, впрочем, по-прежнему нет. Нет и занавеса. Его, по словам Козицыной, привезли, смонтировали, увидели, что ошиблись в расчетах, и потому увезли назад. «По документам он числится купленным, но больше его никто никогда не видел».


Если кому-то кажется, что Козицына не в себе — в распоряжении «Шторма» есть обе редакции актов экспертизы и документы на занавес.


Козицына не верит в то, что театр закроют для устранения нарушений: «Пошумят да забудут. Почему они ничего не устранили, когда нас разогнали? Если бы не кемеровский ужас, я бы сейчас промолчала, но молчать не могу — после известия о трагедии я слегла».


undefined
Фото: © flickr.com/Bahaa AbdAllah

Бездомная «Лапочка»


В Ульяновске закрыт детский театр «Лапочка» — частное заведение актрисы Театра кукол Любови Гритчиной. Она сама арендовала помещение — зал на 50 мест.


После трагедии в Кемерове хозяйка театра по собственной инициативе решила обновить сигнализацию. «Согласно проекту, который мы заказали и оплатили, в театре требовалось установить недостающие табло с аккумуляторами «Выход», звуковое оповещение в зале, заменить датчики и поставить дополнительно несколько штук, а также заменить провода сигнализации», — рассказывает Гритчина «Шторму». Однако после того как в МЧС поступил сигнал о несоответствии, а пожарные приготовились к проверке, арендодатель расторг договор и выгнал театр «Лапочка» на мороз — во избежание неприятностей. 


Осенью Гритчина обращалась за помощью к губернатору, но подходящую замену помещению подыскать не смогли. На старом месте «Лапочка» внезапно стала неудобным клиентом: «Нас любили зрители, и вряд ли бы кто-то обратился с жалобой в МЧС».


На первый взгляд, эта история выбивается из череды прочих, так как здесь — спор хозяйствующих субъектов. Но пикантность ситуации в том, что Гритчина так и не смогла во всем Ульяновске найти под театр ни одного помещения с исправной пожарной сигнализацией.


undefined
Фото: © vk.com/lunacharskiy

Театры в Крыму — все в дыму


Севастопольский драматический театр имени Луначарского хотят закрыть. Да, правильно, там нет пожарной сигнализации. Почему — понять невозможно. Сигнализацию в театре пытаются поставить с 2002 года, выделяют деньги, судятся, возбуждают дела, сажают людей. Сигнализации нет. Вместо того чтобы ее установить, театр втрое расширил штат людей, ответственных за эвакуацию и вдвое увеличил запас огнетушителей.


Глава департамента безопасности Владимир Татарчук и начальник местного управления МЧС Сергей Клименко утверждают, что руководство театра вместо выполнения предписаний судится на предмет законности проверки, а разработанную театром и региональным минкультом «дорожную карту» саботирует. Однако губернатор Овсянников послушал все это и сказал, что ситуацией должна заниматься комиссия по ЧС, а он вмешиваться не намерен и умывает руки: надо закрывать — закрывайте. Жаль, Ярослав Гашек не дожил. Театр, к слову, так и не закрыли.


Из Симферополя пишут: 22 культурных заведения Республики Крым собираются закрыть. Из них 21 — кинотеатры и развлекательные комплексы. А один — старейший на полуострове театр (если, конечно, не считать херсонесского) — Крымский академический русский драматический театр имени М. Горького. Глава крымского МЧС Сергей Шахов 16 апреля отчитался, что театр уже закрыт. Похвальная оперативность, но в кассе «Шторму» сказали, что культурное учреждение работает в обычном режиме.


Подобные случаи — далеко не единичны и происходят по всей России. Нижегородский детский театр «Вера» должен был открыться после пятилетней реконструкции, которая обошлась в 252 миллиона рублей, и дать первый спектакль 15 апреля, но не тут-то было. Внеплановая проверка показала, что кто-то погорячился с оценкой готовности. Открытие перенесено на неопределенный срок — «после 16 апреля». Театр не заработал. В Карачаево-Черкесии среди 13 объектов, предназначенных к закрытию, — три бюджетных, включая РГБУ «Русский театр драмы и комедии КЧР» и два ДК. И так далее.


Не станет ли наша новая бдительность той черной дырой, в которой утонут и не сданные в срок объекты, и пущенные по миру коллективы, и всевозможные маленькие слабости регионального начальства. Как говорится, нет времени объяснять: просто приходишь и закрываешь Дом культуры.