St
Черный день немецкой демократии
close
Черный день немецкой демократии
12:19, 23 нояб. 2017
Фото: © GLOBAL LOOK press/Steffi Loos

Черный день немецкой демократии

Журналист Игорь Мальцев — о том, стоит ли ждать бесславного финала фрау Меркель

Фото: © GLOBAL LOOK press/Steffi Loos

Журналист Игорь Мальцев — о том, стоит ли ждать бесславного финала фрау Меркель

Вечер воскресенья 19 ноября 2017 года стал черным днем немецкой демократии. Ну, если за воплощение демократии считать лично фрау Меркель. Потому что ее основная цель — стать канцлером, сидящим 16 лет подряд на своем месте, — резко стала довольно удаленной.


Дело в том, что по результатам выборов ее партия CDU (у нас известная как ХСС) не набрала достаточно голосов, чтобы рулить бундестагом. Сейчас делаются робкие попытки в стиле мадам Клинтон обвинить в этом русских. Но для местной публики это выглядит тупым копипастом американской пропаганды и достаточно оскорбительным неверием в сознательность и мозги собственных граждан.


А мозги им говорят, что им почему-то не нравится политика Меркель и ее партии, которая привела к кризису в 2015 году — миллиону псевдосирийских беженцев, которые ломанулись через границы Европы, распахнутые настежь. А особенно не нравится то, что это сильно отразилось на уровне жизни самих немцев, которые оплачивают этот праздник из личного кармана. Им вполне достаточно уже который год выплачивать так называемый налог на воссоединение solidaritätzuschlag — 5,5% от всех доходов. Да и то, что началось из-за этого между странами Евросоюза, тоже атмосферу не озонирует.

При этом Меркель потеряла традиционного союзника по большой коалиции в лице SDP (известной у нас как СДПГ) и набрала 41,5%. Лидер СДПГ Мартин Шульц стал ее конкурентом в битве за кресло канцлера (партия набрала 25,7%). «Зеленые» набрали 8,4%, AfD («Альтернатива для Германии») – 4,7%, FDP (она же СвДП) – 4,8%, Linke («Левые») — 8,6%. Для создания правящей коалиции Меркель надо было привлечь кого-то, но тут руки оказались связаны. СДПГ отказалась от союза — им хватило предыдущих шести лет общения с мадам. AfD? Ну, странно было бы ждать от них союза, если ты называешь их нацистами. «Левые» всегда были против Меркель, особенно в вопросе отношений с Россией и санкций.


Остались «Зеленые» и СвДП. И, собственно, коалицию можно было составить только в рамках цветов ямайского флага — черные, зеленые и желтые – основные цвета партий. Конечный срок создания коалиции был вечер 19 ноября. Какая боль: будестаг—Ямайка 0:0. Коалиции не вышло, и стало быть, правительство не может быть сформировано, а Меркель не назначена новым канцлером.


Это сильный удар для Mutti: она и ее люди не смогли договориться с политиками, которые хотели с ней вступить в коалицию. Главные вопросы — ограничение числа беженцев, заморозка процесса воссоединения семей, заморозка выплат по рождению детей, отмена налога на солидарность — остались нерешенными. Все требования со стороны «Зеленых» — эта бесконечная бодяга про загрязнение и выбросы — тоже были отвергнуты как нереальные. Тут, может быть, мадам Меркель и права, потому что идеал для «Зеленых» — это пустые города без авто и электричества с конными повозками. Истерика «Зеленых», обслуживающих интересы американского автопрома, по поводу дизельных авто уже положила на бок авторетейл в Германии, а великий немецкий автопром глотает жабрами воздух.


По отношению к России СвДП, несмотря на «Крым не ваш», тем не менее имеет такой пункт в своей «программе»: «Как соседи на европейском континенте, Германия и ЕС тесно связаны с Россией — экономически, культурно и политически. Особенно в трудные времена важно разговаривать друг с другом. На политическом уровне, как в ОБСЕ, так и в Совете Россия-НАТО или через гражданское общество, контакты: диалог создает доверие, доверие создает безопасность. В среднесрочной перспективе нашей целью должно стать возвращение к надежному партнерству с Россией посредством диалога и мер укрепления доверия».


«Зеленые», когда отвлекаются от уничтожения собственной промышленности и электростанций, тоже имеют что сказать про Россиюшку, правда, сразу сползая на проблемы всеобщего разоружения и торговли оружием: «Президент Владимир Путин помог России активизировать международную напряженность аннексией Крыма в нарушение международного права, военных действий на востоке Украины и жестокой военной интервенции на стороне Асада. Мы с обеспокоенностью отмечаем, что готовность к разоружению падает, увеличиваются бюджеты вооружений и экспорт вооружений, и уже давно преодолена логика сдерживания, причем со всех сторон». Вот про экспорт вооружений они зря старушку Меркель расстраивают — это в последние годы любимая игрушка немецкой правящей партии, и никто от поставок вооружений в Германии отказываться не хочет.


Участники переговоров сказали, что их ход был тяжелым «психическим террором», и в результате глава партии СвДП Кристиан Линднер поставил на них крест, заявив «Лучше не властвовать вовсе, чем властвовать неправильно».


Теперь Меркель после стольких лет неограниченной власти (напомним, что решение об открытии границ, например, она принимала в одно лицо) погружается в пучину демократического процесса. Потому что сейчас реально замаячила перспектива повторных выборов в стране, а она на них будет выглядеть довольно бледно, да еще и как политик, который не умеет договариваться. Не провести выборы трудно, несмотря на то, что немецкая конституция старается избежать новых выборов. Партии после выборов должны создавать коалицию, а не устраивать новые выборы. Именно поэтому у немецкого бундестага нет права на самороспуск. Нужно как минимум иметь вотум недоверия новому канцлеру. А в 2017-м его вообще нет. Есть исполняющий обязанности – старый. Бундестаг не может ее лишить доверия, потому что он ей ничего и не доверял.


В свое время именно Гельмут Коль в 1982 году и Герхард Шредер в 2005 году поставили в бундестаге вопрос о доверии согласно §68 Конституции. В обоих случаях оппозиция проголосовала против, парламентское большинство воздержалось, и получивший вотум недоверия канцлер смог обратиться к федеральному президенту с просьбой назначить новые выборы. С помощью этого партия Коля смогла набрать на 4,5% больше голосов, а Шредер — начать предвыборную кампанию и почти победить Меркель.


Но это не тот случай. Теперь нужно, чтобы кто-то выставил свою кандидатуру на пост канцлера и несколько раз не прошел. Глава СДПГ Шульц уже отказался корчить из себя мальчика для битья. Посмотрим, кто согласится. А главное — зачем. Неужто, чтобы выстелить Меркель ковровую дорожку?