St
Смогут ли русские, персы и турки изменить привычный нам мир?
Обозреватель Андрей Беленький — о самой серьезной в современной истории попытке изменить сложившийся миропорядок

Смогут ли русские, персы и турки изменить привычный нам мир?

Обозреватель Андрей Беленький — о самой серьезной в современной истории попытке изменить сложившийся миропорядок

Фото: © GLOBAL LOOK press
Фото: © GLOBAL LOOK press

Президенты России, Ирана и Турции после встречи в Сочи сделали совместное заявление по ситуации в Сирии, в котором пообещали способствовать восстановлению страны после войны. Москва, Тегеран и Анкара, будучи странами — победителями ИГ (запрещено в России), теперь займутся налаживанием мира и стабильности в САР. На примере Сирии три страны попробуют доказать миру, что есть альтернатива подходу США к решению глобальных проблем.


«Сирийскому народу предстоит самому определить свое будущее, согласовать принципы государственного устройства. Очевидно, что процесс реформирования будет непростым… Именно на это нацелена поддерживаемая нами инициатива созыва здесь, в Сочи, Конгресса национального диалога Сирии», — заявил Владимир Путин после переговоров. 


В совместном заявлении президенты трех стран отметили, что процесс политического урегулирования должен проходить в том же формате, что и переговоры в Астане. Там в конце января 2017 года встретились полевые командиры и представители различных фракций, воюющих против ИГ в Сирии. Путин, Эрдоган и Рухани уверены, что договориться об условиях окончательного мирного соглашения можно только в формате Астаны.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Kremlin Pool

Послевоенное восстановление


Одним из главных итогов переговоров стало то, что Россия, Иран и Турция готовы взять на себя ответственность по восстановлению Сирии после грандиозных разрушений во время войны. Три страны уже смогли добиться создания зон деэскалации. Теперь они будут продолжать поддерживать сирийцев: озвучены планы провести разминирование освобожденных территорий, помочь в возвращении беженцев и обеспечить правительству Асада возможность решить экономические проблемы, которые и привели к нынешнему конфликту. 


Все эти заявления говорят о том, что союз Москвы, Тегерана и Анкары планирует подойти к решению сирийской проблемы диаметрально противоположно тому, как поступили США в Ираке после вторжения в 2003 году и Запад в целом в Ливии в 2010 году. В обоих случаях, выполнив свою задачу, силы более влиятельных государств выводились, оставляя за собой хаос и разруху. Путин, Эрдоган и Рухани на переговорах в Сочи особенно подчеркнули, что наведение порядка в Сирии после войны с ИГ — их первостепенная задача. 


Модель нового мирового порядка


Власти всех трех стран возлагают огромные надежды на сотрудничество по САР, ведь этот опыт может в корне изменить международное взаимодействие. Однополярная система, в которой ключевую роль в мире играют только Соединенные Штаты, давно не устраивает многие другие государства. 


Союз России, Ирана и Турции по сирийской проблематике — это эксперимент, прототип взаимодействия между странами по-новому, не обращаясь к США за посредничеством. Анкара и Тегеран в этой ситуации выполняют роль двух из трех главных держав Ближнего Востока (третья — Саудовская Аравия. — Примеч. «Шторма»). Москва — евразийский «ментор», который должен помочь уладить возможные противоречия между достаточно разными Турцией и Ираном. 


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Kremlin Pool

Общего между различными участниками этого союза достаточно много. Иран и Турция — мусульманские страны, а в Сирии есть представители обеих конфессий, которые они представляют. Эти две страны также активно соперничают с Саудовской Аравией. Москва и Тегеран вместе поддерживают Башара Асада. Турция и Россия обе переживают достаточно тяжелый период в отношениях с США, у Ирана со Штатами также не особо складывается диалог. 


Все три страны возглавляют достаточно сильные лидеры с большим опытом управления страной. Владимир Путин непрерывно находится у власти с 2000 года — четыре года в качестве премьер-министра и тринадцать — в роли президента. Эрдоган возглавляет Турцию всего на год меньше и сумел переписать под себя Конституцию страны, превратив ее из парламентской в суперпрезидентскую республику. Рухани в Иране, конечно, является главой государства всего с 2013 года, но фактическим правителем остается высший религиозный деятель страны аятолла Али Хаменеи. Он принимает все ключевые решения в стране с 1989 года. Все перечисленные лидеры, вероятно, останутся таковыми и смогут лично проследить за выполнением всех данных в Сочи объяснений.


Хрустальный альянс


Союз Москвы с двумя ближневосточными государствами преследует высокую и благородную цель, но может споткнуться о различные препятствия непосредственно в Сирии. России и Ирану нужно от Эрдогана признание режима Башара Асада. Турции от ее союзников — недопуск курдов к обсуждению будущего Сирии. Тегеран и Анкару не устраивает желание Москвы обсуждать послевоенное устройство САР не только с членами альянса, но и с США, и с Израилем, и с Саудовской Аравией, так или иначе бывшими вовлеченными в конфликт.


Запад также будет мешать альянсу трех стран всеми возможными способами. Материалы о том, что нельзя допустить создание стабильного блока из России, Турции и Ирана, появились в американских СМИ еще в октябре 2017 года. Washington Post 22 ноября опубликовал статью, в которой рассказал про план действий США по Сирии, о котором договорились в администрации Белого дома. 


Основная задача членов Коалиции по борьбе с ИГ — захват и удержание самых ценных территорий на севере и северо-востоке страны. Укрепление на этих позициях позволит Вашингтону обменивать нефтяные месторождения на влияние, которого после победы над террористами у США стало намного меньше. Кроме того, во власти Коалиции находится один из крупнейших городов — Ракка. Неважно, что на данный момент она на 97% состоит из развалин.


Север Сирии, согласно плану Белого дома, станет неким подобием автономного региона со своей, независимой от Асада, властью. Таким образом Вашингтон создает предпосылки для начала новой гражданской войны и базу для создания Курдистана, если провалятся все попытки переговоров между глобальными силами, влияющими на ситуацию в САР.


Малоизвестным фактом является то, что по сирийской войне ведется целых два набора мирных переговоров. В Астане в январе 2017 года полевые командиры и непосредственные участники конфликта договаривались о зонах деэскалации. В Женеве же в течение трех лет представители сирийской оппозиции и самопровозглашенные политики обсуждали тактику свержения Башара Асада. В день переговоров в Сочи эти люди собрались в Эр-Рияде и заявили о том, что главе САР пора уходить с президентского поста. WP предполагает, что именно из этих людей создадут правительство «автономного региона», для которого США готовят почву на севере Сирии.