St
Что случилось в Вегасе
close
Что случилось в Вегасе
13:29, 4 окт. 2017

Что случилось в Вегасе

Журналист Игорь Мальцев — о том, кто виноват в одной из самых кровавых трагедий в истории Америки

Журналист Игорь Мальцев — о том, кто виноват в одной из самых кровавых трагедий в истории Америки

Под песенку «Сожги все» кантри-певца Джезона Олдина, который в это время был на сцене, послышался звук взрывающихся петард. Когда начали падать люди, оказалось, что это не петарды. Стреляли будто бы из автоматического оружия длинными очередями. Со стороны гостиницы Mandalay Bay Resort and Casino. Стрельба продолжалась около десяти минут, после чего на танцполе фестиваля кантри осталось пятьдесят девять трупов и пятьсот раненых. Подоспевшие полицейские гадали по рации, автомат палит или полуавтомат.


Да какая разница? А вот она есть. Тем временем это все выглядело так, что на город напал отряд ИГ (организация запрещена в России) — во всяком случае, по количеству убитых и раненых. А это оказался 64-летний пенсионер Стивен Пэддок, тихий улыбчивый игрок, который тут тусовался, проводя время так, как это принято в Вегасе.  Потом… то ли его убили, то ли он сам выпилился, — показания расходятся. Ровно настолько, что никто не сможет объяснить, откуда у пенсионера в номере отеля больше десятка стволов и патроны, которых бы хватило, чтобы положить на землю небольшой Вудсток, не то что провинциальный кантри-фест Route 91 Harvest.


Теперь все сидят и не могут понять, что именно двигало стрелком. Старые друзья игиловцы подкидывают fake news, утверждая, что это их боец. Это пока никто не подтвердил. Во время обысков в доме стрелка нашли целый арсенал, но что еще там нашли — никто не говорит. Вот такая канва.


А теперь начинаются спекуляции. И дело даже не в том, что слушатели кантри — это как раз те самые люди, которых подташнивает от демократов клинтоновского разлива и рэпа. И это тоже слегка сбивает с толку. Вот если бы белый пенсионер открыл огонь по толпе, валящей статую расисту-Колумбу, тогда было бы все в порядке и все бы все поняли – трамписты на марше. А тут надо же как. Непонятно. Но нам наплевать, что там у клинтонистов в фантазиях.


Зато вот что началось в реальности.


Конечно, во всем виноват Трамп. Потому что, конечно же, самые большие взносы в его избирательную кампанию, по данным демократической прессы, делали оружейные компании. Дальше больше. Самый крупный массовый расстрел — 59 трупов — в истории США (предыдущий — 49 человек в Орландо в 2016 году) тут же вновь обострил войну вокруг Второй поправки к Конституции США.


Для тех, кто по возрасту не застал 1791 год, напоминаю, что именно она гарантирует право граждан на хранение и ношение оружия. И хотя время от времени ее действие пытаются всячески ограничить, именно она позволяет гражданам давать отпор преступникам в количестве двух миллионов случаев в год. То есть в два раза эффективнее полиции.  


И это очень зарегулированный бизнес: покупка длинноствольного неавтоматического оружия разрешена с 18 лет, короткоствольного — с 21 года. На скрытое ношение короткоствольного оружия в большинстве штатов требуется специальная лицензия, для получения которой надо пройти дополнительную проверку и уплатить пошлину, а в некоторых штатах — пройти специальные учебные курсы. Но самое строгое правило – продажа автоматического оружия запрещена.  Потому что автоматы – оружие армии и спецслужб.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Gene Blevins

И тут возникает вопрос – так почему из окон отельного номера в Лас Вегасе раздавались автоматные очереди? Легальная продажа достаточно простых устройств, которые превращают полуавтоматическое оружие в автоматические, стала темой наезда на оружейников на волне вегасской бойни. Туда же пристегнули вопрос о продаже глушителей, которые доступны всем участникам рынка оружия.


Вопрос о праве граждан на оружие – глубоко политический. И  с 1972 года наметилось четкое разделение по голосованию между республиканцами и демократами. Каждый из сенаторов теперь все больше ориентируется на электоральные последствия. В 2017 году все больше демократических сенаторов трудятся над ужесточением законов, в то время как все больше республиканцев голосуют против подобных законопроектов. И тут надо понимать, что огромное влияние на законодателей имеет Национальная стрелковая ассоциация. Это организация, которая позиционирует себя как внепартийную и некоммерческую, цель которой — защита входящей в состав Билля о правах Второй поправки, а также защита личных и имущественных прав торговцев оружия и владельцев огнестрельного оружия на охоту и самооборону. И занимается она этим аж с 1871 года.


Они работают с сенаторами, и список этих сенаторов известен. Просто нам эти имена мало о чем говорят.


Тем не менее именно они противостояли принятию в 2013 году запрета на продажу гражданским лицам assault weapons, когда обамовская администрация кроме всего прочего всячески пыталась запретить продажу магазинов высокой емкости. Местный термин assault weapons описывает полувтоматическое оружие вроде югославской версии «калашникова» Zastava M70AB2 или Colt AR-15. В российской действительности ближайший аналог – карабин «Сайга».


Скоро будет опубликован список вооружений техасского стрелка, и мы посмотрим, что именно он купил легально.


Политические противники гражданского оружия обычно раздувают проблему, называя страну соединенными стреляющими штатами и тому подобное. Напрямую увязывая наличие гражданского оружия на руках у населения с ростом насилия (обычно спад насилия никто не анонсирует широко — так как это не так выгодно смотрится на полосах газет, которые на 89 процентов в руках демократов). Каждый случай массового расстрела невинных граждан таким образом играет на антиоружейное лобби. При этом обычно в таких дискуссиях, которые время от времени пытаются перенести на российскую почву, опускается довод: когда граждане лишены права на оружие, оно остается только на руках силовиков и преступников, которым законы и так по барабану. Но если тот факт, что США принято считать чемпионом по количеству оружия на руках – что-то вроде 90 единиц на 100 человек, — преподносится как фактор повышенного насилия, то следующие за ними Йемен и Финляндия полностью ломают этот принцип. Хотя бы потому, что в Йемене вечно война, а в Финляндии просто отсутствует такое понятие, как массовый расстрел граждан самими гражданами. Ну по крайней мере после окончания Гражданской войны в начале прошлого века. Так что подобные цифры – чистая спекуляция во имя обслуживания вполне определенной политической позиции.


В России, несмотря на то что явных защитников прав гражданского вооружения практически нет — во всяком случае размеров и степени влияния Национальной стрелковой ассоциации, законодательство вполне приличное, хотя и строгое. И влиятельные группы борются в основном под ковром, тем не менее не запрещая гражданские версии «калашниковых». Которые теперь в Америке могут оказаться под угрозой. Если демократам удастся в этом вопросе сломать Трампа. Так что после вегасской бойни ожидаем законодательную. Вашингтонскую.


Фото: © GLOBAL LOOK press/Nick Otto