St
Пустите нас в ООН!
Журналист Андрей Беленький — о том, что в первую очередь необходимо Организации Объединенных Наций, для того чтобы стать лучше

Пустите нас в ООН!

Журналист Андрей Беленький — о том, что в первую очередь необходимо Организации Объединенных Наций, для того чтобы стать лучше

На Генассамблее Организации Объединенных Наций президент США Дональд Трамп представил декларацию по ее реформированию. Ее подписали две трети стран мира, но Россия высказалась против, потому что инициатором выступили Соединенные Штаты. Но через неделю после окончания Генассамблеи глава ООН Антониу Гутерреш выступил с докладом о реформе, и на этот раз даже сам Путин позволил себе высказаться. Президент РФ всецело поддержал реформу ООН, если ее проведут с учетом мнения всех участников.


Ежу ясно, что далеко это не зайдет. Даже в докладе Гутерреша большая часть места отводится решению текущих проблем — Сирии, КНДР, Украины и другим. Совбез ООН состоит из полярных блоков, которые соглашаются друг с другом за очень редкими, совсем уж серьезными исключениями. Это не «сложный путь к консенсусу», как любят говорить сторонники сложившейся системы международных отношений, бывшие дипломаты, которые на старости лет преподают в затхлых кабинетиках второсортных вузов. Это элементарная игра в «кто больше инициатив заблокирует», что подрывает саму концепцию, на которой основана организация.


ООН необходимы структурные изменения, о чем говорилось в документе США и что недостаточно подробно затронул Гутерреш. Организация должна научиться иначе работать, налаживать контакты с людьми, находить рычаги влияния. И заниматься этим, конечно же, должны молодые и активные.


Крупнейшая НКО в мире


Зайду издалека. Я, как и многие образованные представители молодого поколения, в эти годы придерживаюсь космополитических взглядов. В моем понимании «нация» и «суверенное государство» – это устаревшие явления XVII-XX веков, а «границы» – очень раздражающая условность. Есть только человечество, застрявшее в ловушке под названием планета Земля, и давно пора из нее сбегать, пока залетный астероид не уничтожил феномен разумной жизни на этом небесном теле. Этому человечеству нужно единое государство.


А еще я, как и многие вообще, сотворил себе немало кумиров. Одним из них был Кофи Аннан, генсек ООН с 1997-го по 2006 год. Я рос вместе с его речами, заявлениями в защиту образования, обвинения «сильных государств» в их безответственности и безнаказанности. Многие дети во дворе хотели стать бизнесменами или спортсменами, а я – генеральным секретарем ООН.


Потом я вырос и по долгу образования стал изучать эту организацию намного глубже. В спорах с немалым количеством взрослых товарищей-журналистов и некоторых знакомых мне дипломатов я начал понимать, что ООН – не всесильная организация, которую все слушаются (хотя пример Ирака в 2003 году должен был намекнуть), а семидесятилетний мастодонт, функционирующий по принципам, заложенным вообще еще Лигой Наций в начале прошлого века. Всего лишь НКО, некоммерческая организация, хоть и самая большая в мире. А работают в этом несостоявшемся «мировом правительстве» поголовно одни старики.


Царство стариков


О модернизации ООН осторожно начали говорить еще в Хельсинки в 1975 году. Но, честно говоря, в работе организации за 72 года практически ничего не изменилось, а мир ежегодно сталкивается с новыми вызовами.


Главная проблема организации – это кадры. ООН вообще делится на два лагеря: аппаратчиков и представителей государств. С последними все понятно: это, грубо говоря, дипломаты, которые в организации следят за тем, чтобы никто не наступил на хвост интересам их родины. Есть и более мелкие представители, которые смотрят за работой аппаратчиков, да и сами иногда принимают в ней участие. Они сидят в «теплых местечках» — типа Женевы, Нью-Йорка или Вены, наблюдают за бесконечными совещаниями и строчат на их основе аналитические записки, которые уходят в МИДы своих государств. Сосчитать их сложно, но их довольно много.


Также «представителями государств» можно называть военных и гражданских, откомандированных в миротворческие корпуса ООН, хоть они и находятся в прямом подчинении у организации. Таких, по состоянию на 31 августа 2017 года, — 110,5 тысячи человек. Они занимаются поддержанием мира в 15 проблемных регионах по всему миру.


«Аппаратчиков» значительно меньше, чем представителей государств. Их всего 41 тысяча на 188 стран. Причем 17% из них трудятся на постоянной основе, остальные – по временным или срочным контрактам. Средний возраст работников аппарата, с учетом «аутсорсеров», – 44 года, сообщал в 2014 году официальный отдел новостей и СМИ организации. 


Вот только эти контрактники — это обычно волонтеры. 18-19-летние юноши и девушки, решившие после школы посмотреть на экзотические места и нести добро самым обиженным реальностью людям. А у волонтеров, конечно же, никакого влияния нет. Постоянным сотрудникам ООН же, по моему опыту, редко бывает меньше 60-65 лет.


Конечно, для постоянных «аппаратчиков» работа в организации — это на всю жизнь. Высокая зарплата, огромные пенсии и компенсации. В ООН шутят, что уходят из нее чаще всего «вперед ногами». Но не пора ли поменять этот стабильный комфорт на влияние? И как это сделать?


Свежая кровь


Достаточно просто. Необходимо влить молодую кровь в застывший во времени «центральный аппарат» Организации. Речь идет не о 20-30-летних юношах и девушках, хотя они тоже бы сгодились на роль помощников. Я говорю о людях возраста 35-45 лет. Они обычно уже являются давно сформированными личностями, в их копилке уже есть опыт и достижения. 


А самое главное: они все еще способны на инициативу. Не вялые отмашки, типа создания комитета по расследованию нарушений прав человека в Сирии, когда доклад-то сделан, а что-то изменить с его помощью инициатор не способен. Нужны те, кто готовы в глотки вгрызаться, лишь бы добиться своего. 


Активисты и оппозиционеры, бизнесмены, журналисты и писатели — у всех них есть черты, которые могут помочь ООН. Общественные деятели умеют заставить себя слушать, служители пера — распространить информацию и узнать что-либо скрытое, предприниматели — выбить сделку на самых выгодных условиях. Эти люди должны стать основным костяком ООН, не опасаться повелительных форм глагола в разговоре с политиками различных государств. Уметь дипломатично выяснять, что кому нужно, и находить ресурсы. Они будут делать международные отношения популярными, запускать краудфандинги, снимать «ликбезы» и другие обучающие видео. 


«Возможно, — скажете вы, — Но вот сменится состав, и будет сидеть в ООН лет до 80-90. Опять все постареют и ничего не изменится». А вот и главная цель нового поколения аппаратных работников организации: запустить руки в образование. Составлять программы, которые будут порождать хотя бы одного обученного, квалифицированного и прогрессивно мыслящего «аппаратчика» на десять тысяч учеников. Если ООН сможет хотя бы в тех самых двух третях стран мира, которые поддержали реформу, добиться влияния на их образовательные программы — кадровая проблема решится навсегда. 


Согласен, условностей много. ООН должна согласиться изменить свой аппарат и отказаться от высоких зарплат для малой кучки сотрудников, государства должны это все финансировать, а молодые люди — решиться подобрать флаг организации и нести его до победного конца. Но вопрос назрел, а решение лежит на блюдечке: это даже в США понимают. Проведите такую реформу, господин Гутерреш! А там и до мирового правительства будет недолго.


Фото: © GLOBAL LOOK press/Pfeiffer, J