St
Ложь как температура тела
close
Ложь как температура тела
09:38, 8 нояб. 2017
Фото: © wikimedia.org

Ложь как температура тела

Поэт и публицист Амирам Григоров — о том, про что пытался сказать Владислав Сурков

Фото: © wikimedia.org

Поэт и публицист Амирам Григоров — о том, про что пытался сказать Владислав Сурков

Помощник Президента России Владислав Сурков написал текст для «России сегодня». По сути, это такой сжатый «Закат Европы» с некоторым креном в области истории древнего Рима и американской музыкальной культуры. Что из этой статьи можно вынести в первую очередь? Ну, конечно, некоторые представления об американском роке и уверенность в том, что автор – категорически не историк, хотя школьный курс истории одолел на пять баллов.


Впрочем, осевую тенденцию современного западного общества автору передать удалось. И впрямь, что-то там странное происходит все последние десятилетия – странное и действительно пугающее, так мы это со стороны видим. Страшно, главным образом, оттого, что мы наблюдаем направление их движения, и чётко представляем, где пролегает граница, которую они не в состоянии преодолеть, и при этом слышим оттуда раздражающую брехню, сравнимую по степени глупости с приснопамятной советской ложью.


Вообще ложь в государстве — это как симптом болезни, вроде температуры. Чем общество здоровее, тем лжи меньше, и наоборот. Мы видим исключительное нарастание этой лжи. Достаточно сравнить The New York Times полувековой давности с любым современным номером издания, чтобы понять, насколько они нездоровы.


А все на самом деле просто. Потому как практически все, что там происходит, — это непрерывное и безоглядное расширение понятия прав человека, имевшее в прошлом логичное и справедливое начало.


Например, борьба евреев за свои права в Европе привела к колоссальным сдвигам в общественном сознании — еврейская эмансипация шла необыкновенно болезненно для самих евреев и для народов Европы. Если до Мировой войны тяжелая участь этих париев «христианского континента» стала в многонациональных империях постепенно улучшаться, ввиду угасания религиозного фанатизма, то после началось массовое ухудшение положения евреев в условиях национальных государств. В Германии евреев массово жгли, в Польше и Литве — громили, в Венгрии и Румынии — расстреливали, в Словакии и Франции — депортировали. Борьба за равноправие, сопровождавшаяся огромными жертвами, привела к тому, что из униженного меньшинства европейское еврейство превратилось в могущественную группу, которая имеет колоссальный вес в управлении общественным мнением государств Запада.

В США битва за всеобщее равноправие началась абсолютно справедливой борьбой за права черных. Известно, что американский чернокожий спортсмен Джесси Оуэнс «посрамил» Гитлера, на глазах которого выиграл четыре золотые медали на берлинской Олимпиаде. Гитлер действительно не пожал Оуэнсу руку, как, впрочем, и другим бегунам, но отправил поздравительную открытку, а немецкий спортсмен Лонг, получивший серебро, обнял Оуэнса и совершил с ним круг почета по стадиону (впоследствии Лонг, который был штурмовиком, погиб, сражаясь в составе вермахта в Италии). Но президент самой Америки не сделал и этого! Не встретился, не поздравил и ничего не написал. Более того, в нацистской Германии Оуэнс посещал кафе, рестораны и ватерклозеты, предназначенные для всех, а вот на родине вновь окунулся в расистское болото, да так, что всю жизнь вспоминал Германию с удовольствием.

Свои права чернокожие получили. Сначала исчезли кафе и рестораны для белых (хотя кое-где остались для черных). Черные стали выдвигаться в депутаты всех уровней, в мэры и шерифы, в президенты, наконец.


Затем пришла очередь гомосексуалов — в послевоенной Британии, к примеру, их запросто могли приговорить к химической кастрации, что никогда не практиковалось в СССР. Со временем людей нетрадиционной ориентации там перестали наказывать, затем разрешили им устраивать ежегодные демонстрации, потом дали им возможность совершать гражданские бракосочетания, позже — право усыновлять детей. Их начали кое-где венчать, и закончилось это тем, что ни один жизненно важный вопрос в некоторых странах Запада ныне невозможно решить без одобрения могущественного сообщества сторонников однополой любви.


Но кого надо спасать дальше? Кто еще в Европе и Америке остался в неравноправном положении? Зоофилы? Педофилы? Шизофреники? Этот победоносный марш исчерпал себя за отсутствием дальнейшего материала. Некого больше избавлять, но сформировавшаяся идеология требует продолжения. Тут и пришла пора массовой лжи, которая очень быстро приняла гротескные, фантастические размеры. Во имя этой лжи они ныне готовы убивать, в точности, как те диктаторы прошлого, на именах которых оттаптываются идеологи всеобщей «терпимости, демократии и добра».


Решается это просто — ну, если нет материала на месте, его нужно завезти извне — отсюда и непрерывная эпопея с беженцами. Тут еще интересно, что эта радужная и пушистая квазирелигия обязательно нуждается в ритуальных жертвах, без показательного умерщвления тех, кто против всего хорошего, они отчего-то не могут обойтись. В числе жертв не только тираны мусульманского мира, но и традиционная семья, традиционная религия, традиционный образ жизни. Все это бестрепетно пускается под нож, очерняется и высмеивается. Остановиться они не могут, еще один из отцов современного Запада Мартин Лютер писал, что ложь подобна снежному кому, который чем дальше катится, тем больше становится.

Неудивительно, что на фоне тамошней относительно комфортной жизни все больше и больше людей испытывают тревогу, наблюдая депопуляцию, падение морали до неприемлемого уровня, потерю городами и странами своего уникального, сформированного веками облика.


Маятник, ушедший было влево, стал постепенно отклоняться обратно, и у патентованных лжецов, вкусивших власти, остался лишь один механизм. Тот самый, что использовали антигерои типа того же Гитлера — разнузданная и тотальная пропаганда, подмена истории состряпанной мифологией, раздувание шовинизма, подавление, пока относительно мягкое, инакомыслия, навешивание ярлыков, целевое обращение к молодежи, которая во всех странах и культурах не обладает сформированным политическим чутьем и управляема, и т.д.


Избрание Трампа однозначно было первым звонком, предвестником куда более масштабных перемен, что, несомненно, последуют. Поскольку, по отцу нынешней Америки Линкольну:

Можно обманывать часть народа все время.

Можно обманывать весь народ некоторое время.

Но нельзя все время обманывать весь народ.