St
Неужели мы наконец свободны?
close
Неужели мы наконец свободны?
11:46, 16 окт. 2017
Фото: © GLOBAL LOOK press/Yurii Zheludev

Неужели мы наконец свободны?

Поэт и публицист Амирам Григоров — о том, как мы излечились от смертельной болезни, что угробила Советский Союз

Фото: © GLOBAL LOOK press/Yurii Zheludev

Поэт и публицист Амирам Григоров — о том, как мы излечились от смертельной болезни, что угробила Советский Союз

Вообще-то на телевизионных ток-шоу ваш покорный слуга появляется редко. И если появляется, то по очень странным поводам. Однажды, например, позвали на «Первый канал», когда умерла Джуна Давиташвили – звезда советского бомонда, считавшаяся целительницей. Было это около двух лет назад. Еще позвали как-то на передачу «Пусть говорят», посвященную Джигурде, который, правда, не целитель, хотя, полагаю, мог бы им быть.


Дело было так. Сидели в зале, ждали, Джигурда опаздывал, на час, на два, зал успел заскучать, как вдруг раздался знакомый рык! Без всяких преамбул герой вдруг ворвался в зал. В неописуемых, футуристических белых сапогах, в кислотной рубашечке без рукавов, с серебряными цепями от запястий до локтя и перстнями на каждой фаланге.


Размахивая какой-то бумажкой, принялся реветь:


— Я заставлю вас иззззвиняться! «Перррвый канал» будет стоять на коленях! Извинений тррребую! Перрред Маррриной! Перрред светлой памятью Лены Бррраташ! У меня все бумаги! Вы извррратили все! Но я вас пррроклинаю! Сына будут звать Джоннатанн! Джонатттаннн!


Потом Джигурда отпихнул оператора и умчался – опять разнесся густой рык, треск, вопли, все вскочили, и началось волнение. Эфир отменили.


Ваш покорный слуга час еще потратил: пил чай, беседовал с разными людьми и просто глазел по сторонам. Выхожу во двор, а там знакомый рык. Оказывается, Джигурда никуда не ушел – стоит во дворе и поет прохожим, просто так. Вокруг последнего образовалась толпа восхищенных теток возрастом за полтинник. Они заламывали руки, выпучивали глаза, а Джигурда был глубоко в образе, он хрипел что-то вроде «ллюююбить паа-ррррусккки», периодически делал неприличные жесты и пускал воздушные поцелуи.


«Господи, – подумал тут я. – Он настоящий!» Смеялся минут 10, остановиться не мог. Так смеялся, что насморк, который у меня был, прошел бесследно. Вот и думаю, что Джигурда не лишен задатков целителя.


И вот днями снова пригласили на телевидение. Повод был соответствующий – кончина советского экстрасенса Чумака, того самого, что заряжал воду с экрана телевизора, делая нелепые движения руками. Я отказываться не стал – поехал. Прибыл в район ВДНХ на любезно посланной автомашине, забыл дома пиджак с паспортом, но все обошлось: на входе ждали и провели внутрь. Чай, кофе, печеньки.


Ведущий Андрей Малахов был полон энергии. Перейдя с «Первого канала», он словно обрел второе дыхание: в конце его работы на «Первом» он выглядел усталым. Начался эфир, появился покойный Чумак на экране, и пахнуло 90-ми. Незабываемое было время, если помните.


Девушки в Воронежской области сообщали о беременности после похищения инопланетянами, колдун Лонго оживлял мертвецов на федеральном канале, Джуна испускала никому не ведомые волны, гипнотизировал Кашпировский, астрологи, провидцы и гадатели, вырвавшиеся из-под спуда, творили, что хотели. Остатки рационального мышления и душевное здоровье советского обывателя разрушали всеми способами, и делали это явно по заказу. Согласитесь, человек в здравом уме не стал бы нести денежки в МММ или «Хопер-инвест», и первоначальное накопление капитала сорвалось бы.


Когда появилось видео с Чумаком, кое-кто в зале засмеялся. А как нам не хватало такого здорового смеха в те годы. Звериная серьезность людей, заряжавших воду в банках, тюбики с кремом и зубную пасту удивительным образом обнулила все многолетние старания советского строя по внедрению материализма в массы. Миллионы жителей СССР, оказывается, не стали марксистами после отлучения от религии, а превратились в язычников, суеверных папуасов, простаков, наподобие тех, что 200 лет высмеивались в европейской литературе. Видеть это тогда было горько и смешно. Это был яркий симптом той смертельной болезни, что угробила Советский Союз.


И на шоу было все непросто. Удивительное дело, но у Чумака оказались сторонники, хоть с эпохи всеобщего помутнения рассудка и прошло много лет. Какие-то тучные тетки, усыпанные украшениями, какие-то говорящие с жутким акцентом брюнеты в цветных башмаках. Стоит сказать, они вели себя на удивление тихо – на передаче двухлетней давности, посвященной Джуне, подобный табор голосил, кликушествовал, визжал, клал поклоны и вообще неистовствовал. А тут адепты чудотворца робко возражали. Напирал как раз противоположный лагерь. Особенно же подключившийся по скайпу Невзоров, назвавший сеансы Чумака «маразмом».


Люди, которые дружили с «экстрасенсом», наши знаменитости, такие, как Третьяк, хвалили человеческие качества Чумака. Но никто из них не вступился за целительские практики покойного. Рассыпался в похвалах киевский журналист Гордон, известный нам, главным образом, своей антироссийской позицией. Однако ж даже этот тип не стал упирать на особые способности покойного, а назвал Чумака «философом». После чего последовал фрагмент философии, ожидаемо оказавшийся бредом полуграмотного мещанина с элементами квазихристианской демагогии.


Малахов, появившийся на новом канале, изменился – он не гладил простецов по шерстке. Он был, показалось, в большей степени самим собой, и разгореться камланиям в духе времен, когда Чумак вещал из каждого утюга, он не дал.


Выходя из студии, я подумал с надеждой: неужели эти 1990-е наконец закончились, и мы свободны?


Больше интересного - в Telegram-канале

https://t.me/stormdaily