St
Патриотическая магия
close
Патриотическая магия
13:42, 20 нояб. 2017
Фото: © GLOBAL LOOK press/Alexey Sukhorukov

Патриотическая магия

Социолог Роман Романов — о том, кому выгоден закон, заставляющий любить Родину

Фото: © GLOBAL LOOK press/Alexey Sukhorukov

Социолог Роман Романов — о том, кому выгоден закон, заставляющий любить Родину

Если когда-нибудь Русская православная церковь начнет бороться с колдовством, для депутатов Госдумы наступят трудные времена. Мало кто настолько закоснел в попытках изменения реальности при помощи начертания заклинаний на бумаге и последующего их зачитывания. Некоторые наши депутаты давно уже прошли стадию, на которой законодательный акт — это нормативный документ установленной формы, регламентирующий правила поведения в той или иной сфере. В их понимании закон — это магический свиток, с помощью которого можно подключаться к управлению реальностью напрямую. Правило простое: чтобы реальность изменилась, нужно выпустить серию магических бюрократических повелений — против всего, что не нравится, и в защиту всего того, что нравится.


Эта магическая депутатская способность отлично знакома не только обчитавшимся Папюса фанатам практической магии, но и игрокам в World of Warcraft. Там существует специальная профессия – «Начертание». Овладевшие этой профессией способны создавать магические свитки и символы, улучшающие параметры игроков. Но если оккультисты и геймеры упражняются в начертании магических свитков тихо, без последствий для окружающих, то некоторые депутаты Госдумы совершают свои колдовские упражнения прямо на рабочих местах.


15 ноября 48 депутатов, среди которых – первая женщина-космонавт Валентина Терешкова и генерал-полковник Владимир Шаманов, – внесли в Государственную думу законопроект «О патриотическом воспитании в Российской Федерации». Это амбициозный магический акт, в случае реализации которого количество патриотов каждую неделю на протяжении многих лет будет возрастать вдвое.


Пакет сопроводительных документов к законопроекту занимает 24 страницы. И чтобы дать полноценный комментарий, нужно примерно столько же. Поэтому остановлюсь лишь на некоторых местах. Как известно, в магии чрезвычайно важна точность формулировок. Любой, кто общался с настоящим магическим существом – джинном, единорогом, юристом, – это знает. Ходят легенды, что от изменения одной буквы или знака препинания могут произойти немыслимые беды. И здесь у наших патриотических заклинателей явно есть проблемы.


Так, они пишут: «Патриотизм — нравственный принцип, социальное чувство, содержанием которого является любовь к России, своему народу». Так все-таки — нравственный принцип или социальное чувство? Дело в том, что «социальное чувство» — один из вариантов перевода на русский термина Gemeinschaftsgefuhl, принадлежащего австрийскому психологу Альфреду Адлеру. Другие варианты перевода — «чувство общности», «социальный интерес». Ни один из них не является в достаточной степени точным — в силу невозможности адекватно перевести с немецкого на русский слово Gemeinschaft.


Адлер предполагал, что у человека есть некая врожденная предрасположенность к общению, взаимопониманию, сопереживанию, способность ставить интересы сообщества выше своих узколичных интересов. Развитие чувства общности — одна из главных задач воспитания. Но дело в том, что это чувство касается в большей степени непосредственного окружения человека, тех, с кем приходится вступать в живое личное общение, – и главное место тут занимает семья. Формируется чувство общности (социальное чувство) в процессе общения ребенка с матерью, а в дальнейшем степень его развитости определяется по отношению человека к другим, к труду и к противоположному полу. О лояльности абстрактным концепциям типа «страны» или «народа» речь у Адлера идет в последнюю очередь.


Конечно, сама по себе концепция «патриотизма» в некоторой степени подразумевает, что все население страны – одна большая семья, но вряд ли это романтическое представление из XIX века может хоть как-то соединиться с актуальной реальностью XXI. Готовы вы опознать в незнакомом человеке из Челябинска своего родственника? В чем это должно проявиться? Как?


Дальше депутаты вводят понятие «Отечество». Отечество — это «Россия, родная для человека, социальной, национальной или региональной общности людей страна, принадлежность к которой они воспринимают как необходимое условие своего достойного существования и полноценной самореализации». Здесь непонятно, что значит «родная» — особенно применительно к «социальной, национальной и религиозной общности». Родная для человека – это значит, что человек тут родился. И когда речь идет конкретно об Акакии Акакиевиче, это можно понять. Но как определить место рождения «социальной, национальной или религиозной общности»? Где родная страна для общности «российские буддисты»? «Российские иудеи»? «Российские мусульмане»?


Очевидно, что как только мы начнем говорить о «родной стране» применительно к «социальным, национальным и религиозным общностям», мы столкнемся с феноменом «множественности отечеств». Потому что у многих таких общностей есть интеллектуальные, духовные и символические отечества, далеко не всегда находящиеся в пределах России. А если конкретный Акакий Акакиевич, родившийся в России, еще и член одной из этих самых «общностей», то с его отечеством вообще будет все сложно.


Возникает вопрос: зачем вообще городить этот огород и создавать сложности буквально на пустом месте? Ответ простой: потому что потому. Это типичная ошибка неопытных магов-законодателей: использовать слова, значение которых знакомо только приблизительно. Главное, чтобы общее впечатление было правильным, а детали — кого они волнуют?!


Затем законодатели рассказывают нам о патриотическом воспитании. Приведу полное определение. «Патриотическое воспитание — это систематическая и целенаправленная деятельность, основанная на социокультурных, духовно нравственных ценностях и принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства, которая направлена на развитие личности, создания условий для самоопределения и социализации граждан, формирования у них патриотического сознания, чувства верности России, готовности к выполнению гражданского долга и конституционных обязанностей по защите интересов Отечества».


Обратите внимание, как в один ряд поставлены интересы человека, семьи, общества и государства. Задумаемся: а всегда ли они в реальной жизни собраны, как матрешка? А что делать, если интересы человека противоречат интересам семьи? Интересы семьи – интересам общества (что это, кстати?)? Интересы общества – интересам государства? Вторая статья Конституции России даёт нам ответ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».


У патриотических воспитателей-законодателей мнение несколько иное. Они видят человека, семью, общество и государство в виде жесткой сборки, где все элементы крепко соединены. Если где-то отцепляется конкретный человек или семья – их нужно вернуть на место.


И такие концептуальные огрехи встречаются в тексте законопроекта постоянно. Зато отчетливо просматриваются цели и задачи магическо-патриотического манускрипта. Они прописаны отдельно и откровенно. Помимо общих фраз про «уважение к традициям», «формирование социальной активности», проект закона начинает говорить почти советским языком.


Вот задача патриотического воспитания №5: «Создание конкретных условий для проявления патриотизма, достойного выполнения общественного, государственного и воинского долга гражданами с учетом их интересов и потребностей в разнообразных сферах человеческой деятельности и общении». Это что же за конкретные условия такие? Вы понимаете, да? Теперь не только патриотизм нужно воспитывать, но и условия для его проявления создавать. А это достойно отдельной программы и финансирования. Понятно, что сначала условия созданы будут не везде и придется ввести специальные территории, где такие условия уже созданы. Назвать их можно будет, например, «патриотическими кластерами». А поскольку само слово «кластер» недостаточно патриотично — «патриотическими зонами».


Или задача №10: «Развитие у граждан положительного отношения к труду как важнейшей ценности жизни, потребности трудиться на благо общества, государства». Вероятно, именно ее решал Дмитрий Медведев, заявивший молодым учителям: хотели, мол, зарабатывать – шли бы в бизнес, а образование – это служение обществу. Деньгами на сухари и одну пару обуви государство обеспечит. И ведь при нарастании запланированной депутатами патриотизации такие ответы могут звучать все чаще. Зачем пошли в медицину, если хотели зарабатывать? Зачем пошли на завод, если хотите зарабатывать? Рано или поздно эта линия выстроится в аргумент «Зачем живете в России, если хотите зарабатывать?». Ведь Россия — это не про «зарабатывать», это про служение и духовно-нравственное развитие.


А вот задача №8: «Привлечение традиционных для России религиозных конфессий для формирования у граждан потребности служению Отечеству, его защите». Здесь, как и во многих других местах законопроекта, звучит военно-патриотическая тема. И помощниками военкома должны стать священники, раввины, муллы и ламы. И, конечно же, журналисты, потому что «создание условий для усиления патриотической направленности в средствах массовой информации при освещении событий, явлений и процессов общественной жизни», – еще одна задача. Что это за условия такие и как они будут создаваться? Что вообще такое «патриотическая направленность в СМИ при освещении событий»? Как, например, патриотически осветить следующие события из городской жизни:


— Пьяный житель Кронштадта обещал «многоярусное заложение взрывчатки» в нескольких зданиях по соседству.

— В Петербурге двухлетняя связь между молодым парнем и юной школьницей закончилась беременностью.

— Драка между тремя мужчинами на Школьной улице закончилась поножовщиной и убийством.

— В Красном Селе ограбили квартиру безработной поэтессы.

— Попросившие убежища в Финляндии мальчики-геи из Петербурга на поверку оказались родными братьями.

— Сотрудники ГИБДД задержали вора-рыцаря в Котельском.


Впрочем, ответ известен. Вероятнее всего, о них нужно было бы или патриотически умолчать, или обвинить во всем внешних врагов.


Если попробовать описать содержательную часть патриотического законопроекта коротко, то получится примерно следующее: «Пренебрегай личными интересами, жертвуй ради Отечества и главное – служи. А если не служишь – рожай». Именно милитаристическая тема звучит в законопроекте наиболее отчетливо.


Собственно, здесь и возникает основная претензия к законопроекту. Его авторы считают, что можно создать патриотические настроения в обществе путем идеологической обработки, манипуляций в сфере СМИ и образования. И этот ход мог бы сработать, если вы СССР или Северная Корея. Да и в сегодняшней России идеологическая накачка идет очень отчетливо. Однако эффективность такой идеологической обработки очень сомнительна. Она или не сработает, или сработает в очень краткосрочной перспективе, а потом — превратится в ритуальный язык и начнет вызывать отторжение.


Патриотизм и верность Отечеству и правда можно формировать. Их и правда можно и нужно воспитывать. И депутаты даже немного чувствуют это, потому что регулярно упоминают «создание условий для патриотического воспитания». Вот только такими условиями являются вовсе не гранты патриотическим организациям. Люди относятся к родному Отечеству с любовью, если Отечество относится к ним так же и воспринимает их именно как людей, а не как бессловесный скот и ресурс.


Отечество должно лечить людей. Учить людей. Создавать условия для получения жилья и работы. Отечество должно быть предсказуемой опорой для человека. Если человек уверен, что Отечество — на его стороне, что оно за него любому глотку порвет, то и человек с высокой вероятностью такому Отечеству ответит взаимностью. На такой контекст отлично ложится и патриотическое воспитание. И одна из прямых обязанностей депутатов – делать наше Отечество именно таким. Но для этого нужно заниматься всякими скучными и сложными вещами в экономике, социальной сфере, промышленности и т.п. Все это нашим депутатам часто чуждо и скучно. Гораздо проще штамповать прямые указания для реальности в виде патриотических законопроектов.


Если Отечество вместо предсказуемой опоры становится непредсказуемым препятствием, если условия для того, чтобы люди становились более богатыми и образованными, не создаются, то никакая идеологическая и патриотическая обработка не поможет. Сначала «Отечество» станет слабым, но агрессивным, а потом и вовсе растворится среди стран третьего мира.


Но об этом авторы законопроекта не думают. Потому что одну практическую задачу их законопроект решает неплохо. Это становится заметно, если обратить внимание, на кого возлагается ответственность за реализацию программ по патриотическому воспитанию. Это региональные правительства и неправительственные организации, занимающиеся патриотическим воспитанием. Все остальные упоминаются там как второстепенные участники.


И тут все становится ясно: перед нами рамочный документ, пытающийся упорядочить и скоординировать деятельность патриотических неправительственных организаций и порядок их приобщения к федеральному и региональным бюджетам. Вот главное содержание документа. Чтобы не кто в лес, кто по дрова, а все организованно и вместе с региональными администрациями и бюджетами. Оно и понятно: денег в стране все меньше, а людей, которые способны только «патриотически воспитывать», меньше не стало. И все они хотят кушать.


Тут патриотическая магия законодателей бьет точно в цель.