St
Мать винит врачей: двухлетний ребенок умер в Морозовской больнице в Москве

Мать винит врачей: двухлетний ребенок умер в Морозовской больнице в Москве

Возбуждено уголовное дело по статье 109 УК (причинение смерти по неосторожности малолетнему)

Возбуждено уголовное дело по статье 109 УК (причинение смерти по неосторожности малолетнему) Фото: © pixabay.com
Фото: © pixabay.com

Правоохранители выясняют обстоятельства смерти двухлетнего ребенка в Морозовской больнице. Ребенка 6 ноября доставили с подозрением на синусит, и спустя два дня после госпитализации он скончался в реанимации. Мать малыша Кристина Кузьмина считает, что в его смерти виноваты врачи. В реанимации женщине сказали, что «произошла какая-то катастрофа», но никаких документов после смерти малыша на руки не выдали. По словам Кузьминой, уже возбуждено уголовное дело по статье 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности малолетнему).


Кузьмина рассказала Daily Storm, что в день смерти ребенка, вечером 8 ноября, она написала заявление в полицию. «Тогда же мне перезвонили из Следственного комитета (Замоскворецкий межрайонный следственный отдел)», — сообщила мать малыша. «На данный момент нам не могут выдать копию истории болезни. Тянут. Следователь утверждает, что подан запрос в судмедэкспертизу, а срок выдачи до 30 дней. И я очень опасаюсь подлога», — призналась она.


«Месяц ждать. И причина смерти еще не установлена. По словам следователя, проверку устраивают и Департамент здравоохранения, и страховая компания», — добавила женщина.


Она рассказала, что никто из руководства Морозовской больницы после смерти ребенка с ней не связывался, удалось побеседовать только с врачом-реаниматологом. «Он мне сказал, что на момент, когда ребенка привезли из лор-отделения, уже произошла катастрофа и спасать было нечего», — призналась мать ребенка.


Кузьмина в своем Instagram ранее сообщила, что 6 ноября вызвала скорую, потому что у мальчика была температура под 39 градусов и отек глаз. Медики вначале предположили, что у малыша могут быть проблемы с почками, и вызвали наряд, чтобы ребенка госпитализировать. В больнице, по словам женщины, у сына взяли анализы крови и мочи, тест на COVID-19, прослушали легкие и сердце. Все показатели были в норме. «КТ также показало, что все в порядке, только незначительное количество жидкости в правой пазухе», — рассказала Кузьмина.


После этого, как утверждает женщина, ее с ребенком положили на дополнительное обследование в лор-отделение Морозовской больницы, где повторно взяли анализ крови и мочи. «В тот же вечер консилиум врачей, не проверив состояние почек и сердца при наличии отека на глазах, лишь предполагая диагноз «синусит», назначает антибиотик «Цефтриаксон» капельно в вену. Утром 7 ноября ему повторно дают «Цефтриаксон». Отек глаз не спал», — вспоминает Кузьмина.


Она добавила, что уже второй врач решил проверить сосуды головного мозга малыша и назначил второе за сутки исследование КТ головы под наркозом, но «уже с контрастным веществом, для проверки проходимости сосудов». «С момента проведения данного исследования я отмечаю точку невозврата в состоянии здоровья моего ребенка», — написала она.


Кузьмина отметила, что после КТ ее вызвали врачи и сообщили, что «при вводе контрастного вещества катетер сдвинулся с места и доза контраста попала под кожу», поэтому они поставили катетер на другую руку и повторно ввели лекарство. Затем анестезиолог сказала матери забрать своего спящего мальчика и самостоятельно отнести в кабинет «выхода из наркоза». «Больше состоянием моего ребенка анестезиолог не интересовался. Самостоятельно несла его на этаж отделения. С этого момента ребенок был слаб. Он не мог пить, его тошнило. Мне говорили, это последствия наркоза», — вспоминает Кузьмина.


Она сообщила, что позднее заметила темно-фиолетовые пятна на бедрах сына. Также у него было нетипичное тяжелое дыхание. Состояние мальчика только ухудшалось, и заступивший на смену 8 ноября новый педиатр экстренно отправила ребенка в реанимацию. «После третьего завода сердца ребенок умер, не приходя в себя, находясь на ИВЛ и кардиотониках», — заключила Кузьмина.


После смерти ребенка к женщине обратился реаниматолог. По ее словам, он выразил мнение, что в отделении, где она была с сыном, «произошла какая-то катастрофа, приведшая к поражению органов, отеку мозга, остановке сердца».


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...