St
«Сестры Хачатурян имели на счетах по одному-два миллиона»
Племянник и адвокаты убитого Михаила Хачатуряна заявили, что у его дочерей были деньги, секс и свобода Коллаж: © Daily Storm

«Сестры Хачатурян имели на счетах по одному-два миллиона»

Племянник и адвокаты убитого Михаила Хачатуряна заявили, что у его дочерей были деньги, секс и свобода

Коллаж: © Daily Storm

В пятницу, 18 октября, племянник убитого тремя дочерьми Михаила Хачатуряна Арсен Хачатурян и его адвокаты собрали пресс-конференцию. На ней они представили материалы в доказательство того, что Михаил не применял физического и сексуального насилия к своим дочерям. 


Фото: © Global Look Press
Фото: © Global Look Press

Насилие и светомузыка


Арсен Хачатурян и адвокаты с его стороны Ольга Халикова и Георгий Чугуашвили заявили, что долгое время молчали, так как «верили в правоохранительные органы» и не хотели разглашать тайну следствия. Но теперь они решили опровергнуть распространяемую в СМИ информацию о применявшемся Михаилом к девочкам насилии. 


«У нас в деле более активна позиция защиты сестер, которая выкладывает в СМИ, разглашает тайну следствия, выкладывает документы, судебно-медицинские экспертизы — то, что запрещено законом, это медицинская тайна. Данные о насилии, которое якобы применялось Михаилом к девочкам, в материалах дела отсутствуют. Адвокаты противоположной стороны выдают это как будто факт, которому якобы нашлось подтверждение», — объяснила Ольга Халикова.


По ее словам, в материалах дела есть данные об изъятых с постельного белья потожировых следах, которые принадлежат Михаилу и другому мужчине. «Но насилие не подтверждается данным фактом», — считает она. 


Халикова также отметила, что сестры начали называть конкретные промежутки времени, когда отец якобы совершал над ними сексуальное насилие, только после того, как у них появились адвокаты. 


«Ангелина заявила, что Михаил занимался с ней сексом около 10 раз. Но имеется осмотр Ангелины в условиях СИЗО, и никаких повреждений в заднем проходе у девочки нет», — сообщила Халикова. 


Отвечая на вопрос журналистов о том, почему следователи не вынесли отказ в возбуждении уголовного дела, если были уверены в том, что факты насилия не установлены, Чугуашвили сказал: «Согласно УПК, если потерпевшая сторона не согласна с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела в связи со смертью, могут возбудить уголовное дело и расследовать его. Мы не обжаловали данное постановление, так как уже в возбужденном уголовном деле оспариваем обстоятельство, что он применял к ним насилие».

 

Комментируя распространенное в интернете видео, на котором отец ругается на дочерей, Арсен Хачатурян заявил: «Он был строгим, но эмоциональным». 


«Отец вызвал девочек и отчитывает не просто так, как они обычно любят говорить. Мной был показан и опубликован срач в квартире, который Михаилу не нравился. Он элементарно требовал от девочек убраться, приготовить поесть. Девочки — будущие жены, они должны понимать, что должны иметь чистоту», — пояснил он. 


В свою очередь адвокат Чугуашвили считает, что ругань за неубранную квартиру — это не свидетельство того, что Михаил был насильником. «Они демонизируют его, чтобы оправдать убийство», — уверен юрист. 


На вопрос о том, зачем мужчина снимал ругань на видео, адвокат ответил: «Потому что они жаловались на то, что он с ними слишком строг». 


«Если бы они захотели, за несколько лет, о которых они говорят, они смогли бы записать 10 секунд, пару слов, это было достаточно сделать, и он бы в Мордовию поехал в лес пилить дрова. У них были криминальные друзья, которые могли им подсказать. Они к ним не обратились. Они хотя бы записали это и обратились в школу. В школе сказали: мы бы сразу это заметили, к нам не обращались», — высказал свое мнение общественный деятель Алексей Лобарев. 


Затем на пресс-конференции показали запись, на которой видно, как в квартире играет светомузыка. На другом видео — Михаил спит в кресле. 


«Мы здесь видим какой-то праздник. Может быть, Новый год. Он любил светомузыку включать. Сидит радуется, девочки за спиной снимают Михаила. Девочки постоянно снимали отца и в спящем состоянии — на втором видео отец спит», — сказал Хачатурян. 


«Михаил весит 130 килограмм, ни разу ни одну не ударил. Если бы он толкнул хорошенько, были бы проблемы у девочек. Он никого не ударил», — подчеркнул он. 


Фото: © Global Look Press
Фото: © Global Look Press

Квартира и визитеры


Халикова заявила, что следователи изначально не опечатали квартиру, где было совершено преступление. По ее словам, это является нарушением. «Уже после этого проводился осмотр квартиры, были найдены презервативы. Квартира была опечатана только на четвертый раз», — отметила она. 


«Когда мы зашли в квартиру впервые после убийства, следствие тогда еще экспериментов не производило. Мы увидели, что все перевернуто, что-то взято, и непонятно, что случилось. Потом соседи нам рассказали, что заходила Аурелия с адвокатами и оттуда что-то изымала. На выходе в 11 вечера мы увидели, как с лифта по лестничной клетке поднималась Аурелия с адвокатами и свидетелем. Они пришли с баулами, якобы чтобы забрать какие-то вещи. Мы понимаем, что вещи они не хотели забирать, они хотели что-то сделать», — подтвердил слова адвоката Арсен Хачатурян. 


Траты и путешествия


Адвокаты опровергают и версию о том, что сестры якобы жили в заточении. 


«Из материалов дела следует, что они путешествовали, ездили с отцом в Израиль, в Сочи, вели активный образ жизни», — сказала Халикова. По ее словам, сестры имели возможность покинуть квартиру и располагали денежными средствами, чтобы уехать из страны и избежать насилия. 


«Есть выписки с банковских карт Кристины, Ангелины. Из данных карт видно, что девочки имели большие суммы денег, которые тратились ежедневно. Если мы берем период в месяц-два, то в районе миллиона — двух миллионов рублей, суммы у них такие были на карточке», — сказала она. 


«Авторитет»


Адвокат подчеркнула, что вопреки заявлениям со стороны защиты сестер, Михаил не был авторитетом и не имел связей с правоохранительными органами. 


«В материалах дела есть справка, что никаких связей с правоохранительными органами он не имел, не являлся авторитетом, на учете не состоял», — сказала Халикова. 


Георгий Чугуашвили сообщил, что адвокаты будут ходатайствовать о проведении Марии повторной психолого-психиатрической экспертизы, чтобы доказать, что девочка сознавала свои действия в момент убийства. 


«Мария интеллектуально развита, ходила в школу, имела широкий круг общения, у нее хорошая характеристика. Общительная. У нее нет таких патологий, характерных для такого синдрома. Методика исследования была недостаточной, можно утверждать, что заключение первичной экспертизы несостоятельно. Мы будем ходатайствовать о назначении повторной психолого-психиатрической экспертизы в другом учреждении», — сказал он. 


По словам Чугуашвили, у девочки нет сексуальных отклонений. 


«Подвергалась ли она развратным действиям со стороны отца? Эксперты не компетентны отвечать на этот вопрос, это прерогатива следствия и суда.  Эксперты ничего не утверждают и говорят, что это не входит в их компетенцию и они не обязаны это устанавливать. До сегодняшнего дня никаких доказательств, кроме показаний дочерей, следствию не представлено», — заявил он. 


В свою очередь Халикова подчеркнула, что в показаниях девочек очень много лжи. Она напомнила, что после убийства Мария позвонила на номер «112», представилась Ангелиной и сообщила, что отец якобы напал на них с ножом, и они убили его, обороняясь.


Фото: © Global Look Press
Фото: © Global Look Press

Мотивы убийства


Халикова рассказала, что перед убийством сестры якобы переписывались о том, что Михаил собирался пойти в Сбербанк и взять детализацию расходов с банковской карты. В этой же переписке они якобы «говорят, что им после этого будет плохо». «Это первый мотив убийства», — сказала она. 


«Есть распечатка с банковских карт девочек, около 300 тысяч каждый месяц уходило Аурелии Дундук. Примерно месяц через месяц. Отец не знал, что они переводят деньги матери в таком объеме, может быть, они этого боялись», — предположила Халикова. 


В свою очередь Хачатурян выдвинул еще одну версию. По его словам, накануне убийства Михаил пожаловался ему на то, что соседи якобы рассказывали, как к девочкам в его отсутствие приходили парни, они «вели разгульный образ жизни». Поэтому Михаил хотел сделать медицинское обследование на предмет девственности дочерей. «По материалам уголовного дела, Мария, кстати, не девственница», — заявил он. 


Адвокат Чугуашвили заявил, что мотивом убийства не был акт казни над насильником. «Если следовать той переписке, которая была выложена в интернет, они искали деньги, даже к Арсену обращались, но так и не смогли достать эти деньги. Они пишут, что нам будет «добрый вечер», если мы не достанем. После этого они дождались, пока он уснет, распределили роли и приступили к своим действиям. Они убили его не потому, что он к ним приставал  или что-то. Они просто не смогли достать деньги», — сказал он. 


Машина и деньги


Арсен и его адвокаты рассказали, что Михаил за день до убийства якобы хотел купить Крестине машину, поэтому у него дома и в машине было в общей сложности два миллиона рублей, которые позже пропали. 


«Есть переписка Марии со своим другом об этом», — сказала Халикова. 


На вопрос журналистов о том, есть ли доказательства существования этих денег и в каком салоне Михаил собирался купить машину, Арсен заявил: «Денег на этот момент нету. Мы сами удивлены и задаем вопросы, куда эти деньги делись». 


Он пояснил, что Михаил планировал купить машину в начале июля 2018 года, но из-за проблем с документами произошел возврат денег. «Автосалон не назовем — свидетелей нет, но есть документы, что автомобиль он брал в кредит. Есть переписки, которые говорят о том, что он хотел купить машину. В июле 2018 года, когда было убийство, уже должна была быть приобретена машина для старшей дочки. В начале августа должна была быть куплена машина, и были у них планы поехать на этой машине в Армению».


Фото: © личный архив
Фото: © личный архив

Диагноз Михаила


Защитники Хачатуряна признали, что Михаил проходил лечение. «Но это не психиатрическая больница, а клиника неврозов. Он был психически здоров», — сказала Халикова. 


В свою очередь клинический психолог Екатерина Громова сообщила, что у мужчины было ипохондрическое расстройство. «Характерные черты нарушения — когда человек находит у себя различные заболевания», — пояснила она. 


«Существует переписка, где отец обещает приехать и разобраться. И там фраза: «Сосать у меня будешь». Если мне скажут: «Я приеду, разберусь, сосать у меня будешь», я вряд ли отнесусь к этому как к предложению орального секса, я восприму это как оборот речи. Хам и насильник  — это разные градации. Если мы за хамство начнем убивать отца, друга и так далее, давайте примем закон, что это можно делать», — заявила Громова. 


Она также рассказала, что обычно жертв насилия характеризует чувство стыда и вины, в то время как у девочек, по ее словам, наблюдается «агрессивное сексуальное поведение».


«Мы видим, что девочки сексуально агрессивны в поведении с мужчинами. Они в коротких шортах, накрашены и так далее», — пояснила Громова. 


Комментируя информацию о заключении психолого-психиатрической экспертизы, где говорится о том, что Михаил страдал расстройством сексуального предпочтения и смешанным расстройством личности, психолог заявила: 


«Объективность этого диагноза мы не можем сейчас подтвердить или опровергнуть. Михаилу мы не можем задать вопросы. Мы сейчас в очень проигрышной ситуации находимся. Есть девочки, есть их защита, которая делает все возможное, а мы сейчас вынуждены отбивать мяч. Чтобы было поставлено психическое расстройство подобного рода, его должны обследовать по нескольким методикам. Если мне покажут выписку из стационара и скажут, какие врачи и каким образом определяли заболевание, и какое лечение было ему назначено, и был ли он каким-то образом огражден, потому что с таким диагнозом можно говорить, что он опасен для социума, я это рассмотрю. Но у меня такой информации нет», — сказала она. 


Аффект 


Также Громова отметила, что «невозможно быть втроем в состоянии аффекта».

 

«Собрать в одном месте троих с аффектом можно, но чтобы в одном месте трое ушли в аффект, нельзя. Единственное, где можно говорить об аффекте, — это когда одна из девочек совершила первое ножевое ранение, а Михаил не умер, и девочка начала бить ножом. Вот тут мог быть аффект. Но как это отрицает заведомо планомерную подготовку к убийству?» — сказала психолог. 


Напомним, что в июле 2018 года в межквартирном холле дома на Алтуфьевском шоссе в Москве было обнаружено тело 57-летнего Михаила Хачатуряна с множественными колото-резаными ранениями шеи и груди. По подозрению в совершении преступления задержали дочерей погибшего: 19-летнюю Крестину, 18-летнюю Ангелину и 17-летнюю Марию. Девушкам было предъявлено обвинение в убийстве группой лиц по предварительному сговору. Останкинский суд столицы избрал им меру пресечения в виде заключения под стражу.


Девушки признались в убийстве и рассказали, что отец долгие годы издевался над ними. По словам сестер, он не пускал их учиться и угрожал оружием. Защита сестер также настаивает на том, что убийство было совершено дочерьми в ответ на систематическое морально-физическое насилие со стороны отца, в том числе сексуального характера. В сентябре 2018 года Басманный районный суд Москвы по ходатайству следствия освободил сестер из-под стражи, изменив им меру пресечения на запрет определенных действий.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...