St
Блохи, буллинг и коррупция: что происходит в коррекционной школе на западе Москвы
У ребенка случился приступ эпилепсии — директор вызвала не скорую, а психиатров. Мальчик до сих пор в больнице, но власти не видят нарушений

Блохи, буллинг и коррупция: что происходит в коррекционной школе на западе Москвы

У ребенка случился приступ эпилепсии — директор вызвала не скорую, а психиатров. Мальчик до сих пор в больнице, но власти не видят нарушений

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

На западе Москвы в районе Очаково-Матвеевское есть коррекционная школа №571 для детей с особенностями в развитии. Ее директора несколько лет не могут официально утвердить в должности. Все это время родители опасались за здоровье своих детей, преподаватели безуспешно жаловались на прессинг — но не выносили сор из избы, пока в апреле 2018 года не наступила точка невозврата. У одного из учеников случился приступ эпилепсии, скорую ему не вызвали — преподаватели действовали по специальному алгоритму. Следуя ему, они сообщили о случившемся руководителю. И только дождавшись ее и мамы, сделали вызов в скорую, на который приехали психиатры. Ошибка стоила ребенку покалеченного здоровья, однако в столичном правительстве ее старательно не замечают, как и в правоохранительных органах.


Этот материал построен на информации, предоставленной родителями и преподавателями коррекционной школы №571. Большинство из учителей пожелали остаться не названными: они неоднократно пытались обратиться к руководителю Департамента образования города Москвы Исааку Калине, но все жалобы были проигнорированы. Люди боятся потерять работу. Редакция «Шторма» готова способствовать диалогу между учителями школы №571 и мэрией, если представители власти этого захотят. 


undefined
Школа № 571 Фото: © Daily Storm

«Я не знаю даже, чем вы можете помочь и будет ли результат, — делится один из сотрудников коррекционной школы на условиях анонимности. — Инициатива должна исходить от родителей — коллектив многое сделал вопреки страху. Кто-то скажет, кто-то промолчит… Ясно лишь то, что Западный округ весь коррумпирован».

 

В 2015 году исполняющим обязанности (далее — и.о.) директора ГКОУ СКШ №571 стала завуч Любовь Зацепина. «Нормально с нами работала, хотя по профессии не компетентна: школа коррекционная, дети с нарушением интеллекта, — объясняет преподаватель школы в разговоре со «Штормом». — Когда пришла, не очень ориентировалась в специфике работы: ребенок жалуется, а она его конфетой угощает».


undefined
Завуч Любовь Зацепина

До того как попасть в 571-ю, Зацепина числилась в штате школы-интерната №76, коррекционной №52 и №354 им Д.М. Карбышева, где училась ее дочь Надежда, рассказывает собеседник «Шторма» в правоохранительных органах. В начале 2000-х была сотрудником в НПЦ «Образование для всех», учрежденной математиком Виктором Фирсовым, а кроме того, успела поработать в городской службе лицензирования и аттестации при Департаменте образования. На странице Зацепиной в «Одноклассниках» указано, что на последнем посту она якобы проработала аж 15 лет. Этой части ее биографии уделяют особое внимание: коллеги директора полагают, что именно в те годы женщина обзавелась контактами, которые помогают ей три года оставаться и.о. директора. В Департаменте образования вопрос, почему Зацепину не утверждают в должности руководителя школы №571, оставили без ответа.


Месяц назад вместе с другими директорами школ Зацепина прошла аттестацию на соответствие должности руководителя. Под конец выступления один из членов комиссии попросил Любовь Васильевну прокомментировать коллективные жалобы в ее адрес.



«По обращению на принятие сотрудников без специального образования проведена проверка <…> Факты, изложенные в обращении, не подтвердились», — ответила она (орфография и стилистика сохранены). За аттестацию и.о. руководителя школы №571 проголосовали 13 членов комиссии, шестеро — против.

 


«Мамочка молодец, только через нее можно хоть чего-то добиться»

 

24 апреля 2018 года у ученика 6-го класса Саши Шатерникова, инвалида по эпилепсии, случился припадок. Произошло это после того, как Саша поругался с другом, говорит мама мальчика Анна Цай. Преподаватели не стали вызывать врачей и доложили о случившемся Любови Зацепиной, следуя разработанному руководством алгоритму. Директор определял, что делать дальше.



Зацепина позвонила маме Саши, по счастливой случайности находившейся неподалеку от школы. Когда Анна поднялась в класс, у мальчика закончились судороги, он лежал в кресле. С ним рядом сидели преподаватели, напротив — директор. Цай попросила ту немедленно вызвать скорую, Зацепина вышла поговорить по телефону в коридор. Приехала бригада — но не обычных врачей, а психиатров. Увидев состояние мальчика, они очень удивились, почему вызвали их, а не врачей обычной скорой помощи.


В ответ на запросы из московских департаментов образования и здравоохранения, а также прокуратуры мама Саши Шатерникова будет получать однотипные отписки: у мальчика случился психический припадок — в школе он крушил все на своем пути и кидался на одноклассников, скорая помощь ему была не нужна («ни судорожных сокращений мышц, ни падения на пол» говорится в ответе чиновников), а проведенные проверки не выявили в действиях директора Зацепиной нарушений законодательства.



Мальчика на следующий день после припадка срочно госпитализировали в Детскую больницу имени Г.Н. Сперанского, там он провел пять дней. По итогам обследования врачи подтвердили, что у него был приступ эпилепсии длительностью в семь минут. Саша до сих пор лечится — из-за инцидента у него начались проблемы с сердцем, кроме того, мальчик не спит по ночам. Анна Цай не перестает биться с руководством коррекционной школы: несколько раз ей устраивали встречи с представителем департамента образования. И каждый раз тот дает понять — Зацепину снимать с должности не планируют.


Алгоритм действий в случае необходимости вызова скорой помощи, правда, в школе №571 поправили. С последним вариантом (его правили много раз) преподаватели уже ознакомились: в нем прописано, что врачей нужно вызывать в первую очередь. Стоит подчеркнуть, что медсестры в образовательном учреждении работают не каждый день, а появляются всего два-три раза в неделю. На вопрос, почему, направленный в департамент образования, нам также не ответили.



«Если вам конкретно не нравится директор, можете писать заявление на увольнение»


Одному из сотрудников школы №571 прямо заявили об этом проверяющие из Департамента образования Москвы. Они нагрянули в школу за пару недель до инцидента с Сашей: поводом стало коллективное обращение, подписанное почти двадцатью ее сотрудниками.


Преподаватели жаловались чиновникам на ряд проблем. В частности на то, что в школу теперь принимают учителей без специального образования: преподаватель русского языка, к примеру, может спокойно вести уроки физкультуры, а инженер-математик по образованию работает с младшим классом. Более того, их нагрузка превышает допустимые нормы — в неделю они преподают в среднем от 46 до 54 часов вместо положенных 36. Эту самую разницу в часах отнимают у старых преподавателей, из-за чего те работают на пониженных ставках.


Сотрудники мэрии в ходе проведения «служебной проверки» не пересекались с инициаторами жалобы. Официально она закончилась увольнением сестры Любови Зацепиной Елены Митиной, работавшей в школе. Собеседники издания в школе №571 отмечают, что на деле Митину уволили по собственному желанию. Время ее работы в коррекционной школе они вспоминают как особенно проблемное: задабривая учеников конфетами, она якобы просила их писать доносы на преподавателей. Учителей родственница директора пугала своими связями: сын, мол, работает на Лубянке, а муж у Зацепиной — тоже силовик.


Источник «Шторма» в правоохранительных органах последнее подтвердил: Виктор Зацепин, уроженец Воронежской области, как и сама Любовь Васильевна, в начале 2000-х работал в столичном уголовном розыске в должности заместителя начальника одного из отделов ГУВД. Чем он занимается сейчас, выяснить не удалось, — пресс-служба московского главка МВД к моменту публикации материала не ответила на запрос.


По данным «Декларатора», в 2016-м общий доход Зацепиной и ее супруга составил около пяти миллионов рублей: с небольшой разницей каждый заработал за год более двух миллионов.



«Скорую мне вызовите, я жить еще хочу»


Еще одна жалоба, упомянутая аттестационной комиссией, была от дефектолога Ирины Старковой, более 30 лет проработавшей в школе, девять из них — в должности директора. Преподаватель согласилась помочь составить табель работы коллег по творческим кружкам — благодаря дополнительным занятиям они получают надбавки.


undefined
Фото: © ok.ru/lyubov.zatsepina

Когда журнал был готов, у директора не возникло нареканий по его составлению, и она поставила под ним свою подпись. А вот как только узнала, кто им занимался, инициировала разборку: Зацепина сочла, что дефектолог попыталась ее подставить — в журнале упоминалось отсутствие учителей на занятиях по болезни. Ирина Старкова не выдержала и порвала табель, после чего пошла к медсестре — давление у нее было 225 на 125. Медсестра не вызвала скорую, заявив, что сделает это только по согласованию с директором.


Дефектолог не ушла домой. Она продолжила занятия с учеником. Спустя некоторое время на пороге ее кабинета появились Зацепина, медсестра и психолог, взятая в свидетели, — вдруг Ирина Геннадьевна соврала про плохое самочувствие? Но давление у нее не понизилось, и она настояла, чтобы вызвали скорую.


Старкова не стерпела унижения: поехала в департамент образования в надежде записаться на прием к его руководителю Исааку Калине с вопросами о морально-этических нормах. Ее попросили указать фактор — преподаватель написала «по скорой помощи». Через несколько дней ей пришел ответ от самой Зацепиной, копия была направлена в мэрию: в нем говорилось, что у Ирины Старковой было повышенное давление, и ей была вызвана скорая помощь.



«Обращаешься к директору — а она не хозяин своего слова»


 В 571-й коррекционной школе у Ирины Морозкиной учится дочь. Женщина признает, что конфликтных ситуаций, как у Анны Цай, с директором не возникало, и тем не менее пара неприятных инцидентов была. В первый раз она оставила девочку на продленке зимой, а когда пришла забирать, обнаружила, что у ребенка мокрые ноги. Девочка заболела.


«Крайних не нашли, — вздыхает Ирина. — Единственное — Любовь Васильевна извинилась. И все. Осадок, конечно, неприятный остался».


undefined
Фото из архива героев публикации

Второй случай произошел в шестом классе: девочка вернулась с продленки вся в слезах — у нее тряслась рука. «Ушиб сильный — видно, чем-то ударили, — говорит Ирина. — Наши дети особенные — они не всегда могут объяснить, что произошло. Ударили каким-то предметом — это видно. Меня поразило — никто не спустился и не объяснил, что произошло с ребенком».


Ужасает родителя и антисанитария в столовой. «Видела, как захудалой тряпочкой вытирали и стулья детей, и столы, — сетует она. — На вопрос, есть ли еще тряпочки, отвечали «нет». Где они их еще использовали — большой вопрос». По ее словам, с каждым годом ситуация в школе ухудшается, и самое неприятное, что родителей не слышат.


«Обращаешься к директору — а она не хозяин своего слова, — добавляет Ирина. — С чем бы я к ней ни обратилась — да-да, хорошо, но слова — пустой звук».


undefined
Фото из архива героев публикации

Тревогу у родителей и преподавателей также вызывает спортивный зал, где в прошлом году сделали ремонт и застелили деревянные полы черным резиновым покрытием. Оно, как утверждают собеседники «Шторма», имеет неприятный, даже удушающий запах. Полы под ним проваливаются — инженер, занимавшийся ремонтом, подтвердил, что его делали некачественно.


«Учителя иногда спускаются туда (в спортивный зал. — Примеч. «Шторма») с детьми, потом говорят: «Дети сейчас умрут от вони». При эксплуатации покрытия просто выливали на него ведро воды, фанера в результате вздулась. Дети с ДЦП легко могут оступиться и сломать ноги», — возмущается один из преподавателей.


Вдобавок тот же ремонт привел к неожиданной находке в подвале школы — там обнаружили скопление блох. Незадолго до этого дети стали жаловаться, что их кто-то кусает. Руководство образовательного учреждения успело провести дезинфекцию до того, как с проверкой пришли из Роспотребнадзора.


К новому учебному году коррекционная школа не готова: проводка в классах свисает со шкафов и тянется вдоль всего класса, дети могут оступиться, туалеты не отремонтированы. Про новые парты и стулья для особенных детей и говорить нечего. Любопытно, что дирекция по обеспечению деятельности госучреждений Департамента образования все-таки проводит закупки для 571-й: за последние два года в рамках заключенных контрактов должны были поставить мебель почти на три миллиона рублей, включая регулируемые стулья, интерактивные панели и новые компьютеры аж на два миллиона. Технику опрошенные учителя в глаза не видели.


undefined
Фото из архива героев публикации

Для учеников коррекционной школы почти не проводятся экскурсии: вспоминают, что с горем пополам учеников пятого класса отвозили в Дарвиновский музей. Автобус предоставили, но когда приехали в музей, там сообщили, что никаких договоренностей об экскурсиях не было. Зацепина удивилась негодованию родителей: «Ну вы же и не хотели, чтобы было бесплатно!» Экскурсию по музею так и не провели — родители с детьми самостоятельно ходили по экспозиции.


Среди рассказанного особняком стоит история о старом школьном музее Юрия Гагарина, которым руководил ветеран войны Владимир Горунчик. Его письмо с просьбой материально помочь музею больше семи лет назад публиковала «Комсомольская правда» — и музей обновили за счет спонсоров. В начале 90-х туда приезжала мама Гагарина, посещали школу и космонавты, проводились экскурсии для школьников из других районов. С приходом Зацепиной доску с именами спонсоров сняли, и Горунчика больше не видели.



«Он экскурсии заказывал на табуреточке в коридоре с телефоном на коленках, — вспоминает другой преподаватель. — Не знаю, что ему сказали, но Владимир Андреевич больше у нас не появлялся, а он ведь потерял семью и жил только школой...»


«Корень зла — старая команда»


Любовь Зацепина держится на месте и.о. директора только потому, что обращения преподавателей «на каком-то уровне не докладывают» главе Департамента образования Калине, уверены они. «Он жесткий человек, руководителей школ не держит, поэтому информация точно не доходит, — уверен один из сотрудников школы №571. — Зацепина скорее всего плывет по течению — как получится. Она считает, что корень зла — старая команда, и ее нужно подвести под увольнение, взять измором, нечестным путем».


Учителя, с которыми пообщался «Шторм», в один голос твердят: новые преподаватели, которых берут на место старых, — почти все без образования. Вместо того чтобы искать правильный подход к детям, в том числе и к тем, у кого просто сложное поведение, им развязывают руки: например, трудного подростка, стоявшего на учете в ОВД и грозившегося закатить истерику, молодой социальный педагог просто отправил гулять — а тот в торговом центре отобрал у кого-то мобильный телефон и теперь на него подали в суд.


Реакция со стороны властей


Редакция «Шторма» направила официальные запросы в Департамент образования, Департамент здравоохранения, откуда Анна Цай получала отписки, в Роспотребнадзор и Никулинскую районную прокуратуру, которая не замечает нарушений в коррекционной школе №571.


undefined
Фото: © Сайт школы № 571

К выходу материала ответ пришел только из Департамента образования. В пресс-службе структуры столичного правительства нас заверили, что все запросы в обязательном порядке проходят через Исаака Калину. Ниже приводим ответ, полученный по электронной почте:


«Инспектор образовательных организаций округа находится в постоянном контакте с родителями и администрацией школы. Департаментом будут предприняты исчерпывающие меры до полного урегулирования конфликтной ситуации. Также в школе неоднократно проводились проверки, в том числе и Никулинской межрайонной прокуратурой Западного административного округа. В ходе проведенной проверки весной 2018 года прокуратурой оснований для принятия мер прокурорского реагирования выявлено не было».


С Любовью Зацепиной нам удалось недолго пообщаться в школе. Услышав, что разговор пойдет о Саше Шатерникове, она поспешила уйти, попросив как-нибудь ей перезвонить. К моменту публикации материала она так и не согласилась обсудить со «Штормом» инцидент с мальчиком и жалобы учителей.