St
Центральноафриканская Республика: самое главное о том, что происходит в стране
Вооруженные группы, зоны влияния, борьба за контроль над природными ресурсами

Центральноафриканская Республика: самое главное о том, что происходит в стране

Вооруженные группы, зоны влияния, борьба за контроль над природными ресурсами

Фото: © GLOBAL LOOK press
Фото: © GLOBAL LOOK press

Центральноафриканская Республика, где в конце июля были убиты трое российских журналистов, — это натуральное воплощение анархии. 80% населения страны контролируется не правительственными силами, а 14 вооруженными группировками, которые сражаются друг с другом, заключают пакты и договариваются с покупателями природных ресурсов из-за рубежа. В основном с предпринимателями из мусульманских стран и россиянами.


Все действующие в стране отряды боевиков можно условно разделить на два лагеря: христианский и мусульманский. И если первый относительно однородный (он сформирован вокруг движения «Антибалака» — мы расскажем о нем ниже), то внутри второго идет постоянный передел зон влияния. Все они вышли из промусульманского движения «Селека», которое захватило власть в стране в 2013 году. После этого в ЦАР начались массовые убийства христиан. Чтобы их остановить, Франция провела военную операцию, и страна получила новое временное правительство.


undefined
Центральноафриканская Республика Фото: © GLOBAL LOOK press

Мусульмане


На данный момент больше всего возможностей и влияния в среде мусульманских группировок у трех сил:


Союз за мир в Центральной Африке, Union pour la paix en Centrafrique (UPC). Его возглавляет нигериец Али Дарасса — выходец из народа фулани. Это племя проживает на западе страны. Фулани очень сильно страдали от этнических чисток во время и после революции, устроенной «Селекой». UPC претендует на провинцию Нижнее Котто, в которой сейчас чаще всего происходят вооруженные столкновения. По информации издания JeuneAfrique, Али Дарасса в этом январе в Хартуме (Судан) встречался с неустановленными россиянами, где обсуждал доступ наших соотечественников к шахтам на своей территории.


Демократический фронт народа ЦАР, Front démocratique du peuple centrafricain (FDPC). За эту группировку сражаются от 5000 до 8000 человек. Ее лидер Нуреддин Адам из народа рунга был номером два в «Селеке». Сейчас FDCP контролирует практически весь юг ЦАР, включая границу с Суданом и Чадом. Он также в этом году проводил встречу с нашими соотечественниками.


Патриотическое объединение за обновление ЦАР, Rassemblement patriotique pour le renouveau de la Centrafrique (RPRC). Во главе группировки еще один деятель «Селеки» — Закария Дамане. RPRC контролирует одну из самых богатых алмазами областей — окрестности города Бриа в центре страны. Вместе с UPC они до весны 2017 года делили крупный город Бамбари. Потом туда пришли миротворческие силы ООН и попытались сделать Бамбари витриной ЦАР для остального мира — городом, свободным от оружия. Однако пыл боевиков это поражение не охладило: UPC и RPRC продолжили нападения на Бамбари.


Из других крупных мусульманских группировок можно отметить Патриотическое движение Центральной Африки, Mouvement patriotique pour la Centrafrique (MPC), которым руководит чадец Махамат аль-Хатим. Под контролем MPC юго-западная часть страны у границы с Чадом. Этот переход фактически главный ресурс группировки, залежей ископаемых на ее землях нет. Тем не менее Махамат аль-Хатим в числе тех командиров, с кем встречались русские.


Все группировки, сформированные на основе «Селеки», хорошо вооружены — пистолетами, автоматами АК, пулеметами различных типов.


Христиане


Их противники из прохристианского движения «Антибалака» этим похвастаться не могут. Их снаряжение — стрелковое оружие кустарного изготовления, луки, стрелы, ножи и мачете. Пистолеты и автоматы есть только у командиров отрядов.


undefined
Центральноафриканская Республика Фото: © GLOBAL LOOK press

Бойцы «Антибалаки» исповедуют христианство, смешанное с анимизмом. В частности, они верят, что серые элементы в их одежде способны защитить носителя от пуль и ударов мачете.


Лидер «Антибалаки» Максим Такама выходец из племени нзакара в Мбому. Сам он называет себя султаном Бангасу — города на территориях, которые контролируют боевики из UPC. Большую часть времени Максим Такама проводит в столице ЦАР Банги, где расположен его штаб.


Под контролем «Антибалаки» находится большая часть западных территорий ЦАР, в том числе города Сибю и Кага-Бандоро (на него претендует MPC), в районе которых были убиты трое российских журналистов. Столица страны Банги — тоже на землях «Антибалаки».


Природные ресурсы ЦАР


Главное богатство Центральноафриканской Республики — это золото, алмазы и уран. На лето 2018 года христианские фракции и правительство имеют лучший доступ к шахтам.


Больше всего разработанных месторождений находится на западе страны в провинции Мамбера-Кадеи (это территория «Антибалаки», но шахты надежно охраняются миротворцами, связанными с правительством) и на юге в провинции Нижнее Котто.


Именно в ней сейчас самая горячая обстановка: контроль над большей частью территории у UPC и RPRC, но дорогу к шахтам по оси Бангассу — Гамбо — Бема контролируют отряды, подчиненные предпринимателям христианам.


Не имея возможности централизованно продавать золото и алмазы, мусульманские боевики с востока страны находят альтернативные пути для их реализации.


undefined
Центральноафриканская Республика Фото: © GLOBAL LOOK press

Большинство алмазов из Бриа отправляются в Конго, откуда контрабандисты (их параллельный бизнес — торговля людьми) продают товар в Кению. По обратному маршруту идут деньги и оружие. Золото, которое выходцы из Селека добывают в шахтах в провинции Уака, продают в Конго, а также в Судан и Чад. Еще один вид дохода боевиков на этих территориях — налоги, собираемые с фермеров.


На северо-западе у мусульманских группировок другой вид заработка — хищение и перегон скота. Его переправляют через границу в Камерун. Есть и альтернативный вариант работы — налог на перегон скота в Камерун. Чтобы отправить стадо в 50 голов, необходимо заплатить порядка 2000 долларов США на каждом из таможенных постов, устроенных группировками. На границе с Чадом действует такая же «услуга».


Иностранцы


Про россиян в ЦАР заговорили относительно недавно. Французы — бывшие колонизаторы этих территорий — что интересно, тоже не та сила, на которую здесь ориентируются.


В разгар гражданских войн, устроенных «Селекой», самой влиятельной фигурой в ЦАР считался президент Чада Идрис Деби, которого журналисты называли «серым кардиналом» переворота. Мусульманский Чад рассчитывал заработать на природных ресурсах южного соседа, и приход к власти движения «Селека» был ему на руку.


Непосредственно внутри отрядов боевиков (в том числе и среди командования) много наемников из соседних мусульманских стран — Чада и Судана. Многие из них вне закона у себя на родине.


Кроме того, гражданская война воскресила практически канувшее в небытие вооруженное движение из Уганды — Армию возрождения Господня, которое пыталось осуществить переворот у себя на родине. Потом его бойцы сражались в ДРК, где тоже не спокойно.


А к 2018 году Армия возрождения Господня, которая считается христианской, застолбила за собой большой кусок территории на самом востоке ЦАР — провинцию Верхнее Мбому. Доступа к ресурсами у армии пока нет, и в газетные хроники она попадает только из-за совершаемых ее боевиками массовых убийств.