St
Малый национальный вопрос
Почему государство не заботится о коренных народах, но заводит дела против защитников национальной культуры

Малый национальный вопрос

Почему государство не заботится о коренных народах, но заводит дела против защитников национальной культуры

Фото: © GLOBAL LOOK press
Фото: © GLOBAL LOOK press

Хакаску Лидию Баинову сотрудники ФСБ обвиняют в публичных призывах к экстремистской деятельности. Девушка разместила «разжигающий пост» в соцсети «ВКонтакте» из-за практики «притеснения коренных жителей Хакасии». Рассказываем, как в России защищены права коренных народов


На территории России проживает 194 народности. При этом численность только семи из них превышает отметку в один миллион человек. Но законодатели сделали акцент на другой части этого списка — самой нижней. В ней находятся коренные малочисленные народы РФ.


Попавшая в зону особого интереса сотрудников ФСБ Лидия Баинова — хакаска. Согласно результатам переписи 2010 года, на территории Республики Хакасия проживает только одна народность, которая имеет право на льготы и особое отношение со стороны государства, — это шорцы. Их в России всего около 13 тысяч человек. Хакасов больше — порядка 73 тысяч.


Граница между малочисленными народами и всеми остальными проходит по отметке в 50 тысяч человек. Если меньше — то есть право на льготы. Если больше — то только проблемы с бытовым национализмом.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Лидия Баинова приводила у себя на странице в ВК несколько примеров подобного отношения. Это и детская игровая комната, куда разрешен вход «только русским», и просто брошенные на улице фразы.


«Мои мать и отец постоянно натыкались на едкости, типа, как так, вроде хакасы, а в центре трешку получили, или: хакаска, а одета так хорошо», — писала Лидия Баинова.


Дополнительную сложность во взаимоотношения коренных народов с государством вносит проблема определения национальной идентичности. В советские времена в паспорте гражданина присутствовала графа «национальность», которая снимала все вопросы, к какому народу принадлежит владелец красной книжечки. В российском паспорте такой графы нет. Отсюда — и сложности, и возможности.


Закон о гарантиях для коренных малочисленных народов (в котором и была обозначена планка в 50 тысяч) был принят в 1999 году. И в ходе всероссийской переписи населения, которая прошла спустя три года, часть опрашиваемых поспешила скорректировать свою национальность. Те же хакасы записывали себя как родственные шорцы или чулымцы. Так они могли гарантированно претендовать на льготы.


Другая проблема — это размытие крови. Начиная с 90-х годов количество смешанных браков у коренных народов неизменно росло, достигая в отдельных случаях показателя в 50%. Одной из тенденций стал поиск мужчинами из числа коренных народов невест из русских семей. Среди тех же чулымцев на момент переписи 2002 года насчитывалось 270 человек, владеющих родным языком, в 2010 году их осталось 44.


Есть «движение крови» и в противоположную сторону.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Основательница одной из первых шорских общин в Хакасии — «Мустаг» — Светлана Чебодаева призналась местным журналистам, что она на самом деле полукровка.


«А мама у меня украинка. Но человек сам решает, кто он по крови. И по духу. Я поняла, что я — шорка. Да честно сказать, про то, что моя мама — украинка, многие уже и не знают. Когда она состарилась, ее почему-то все стали шоркой считать. Национальность — это то, что душа выбирает», — рассказала Чебодаева информационному агентству «Хакасия».


Ее коллега по общине «Мустаг» Надежда Карамышева рассказывала о девочке, которая учила шорский язык и идентифицировала себя как шорку (по просьбе матери), только потому что один из ее прадедов был представителем этого народа.


Кого-то на подобный путь самоидентификации могли толкнуть льготы, которые государство предоставляет коренным малочисленным народам. Всего в этом списке, утвержденном правительством, 47 национальностей. За без малого 20 лет своего существования перечень регулярно корректировался — в 2008-м, 2010-м, 2012-м и 2015 году.


Последним изменением стало включение в список проживающих на Чукотке юкагиров. До этого право на льготы было только у их соплеменников, проживающих в Якутии и Магаданской области.


Впрочем, полноценной заботой о сохранении национальной культуры подобные меры назвать сложно. Просто потому, что во многих местах этой культуры практически не осталось. В 2011 году сотрудники Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН встретились с проживающими в Магаданской области юкагирами и выяснили, что подавляющее большинство из них не ведет традиционный образ жизни, не знает обычаев, мифов и легенд своего народа, а также языка.


Государство заботится скорее о том, чтобы просто дать коренным народам шанс на выживание.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Долгое время серьезным подспорьем была пенсия, на которую представители малочисленных народов могли претендовать раньше большинства россиян — в 55 лет мужчины и в 50 лет женщины. Согласно готовящейся реформе, пенсионный возраст будет увеличен на 5 лет, несмотря на то что, по статистике, продолжительность жизни коренных малочисленных народов на 10-15 лет ниже, чем в среднем по РФ.


Другой элемент финансовой поддержки — компенсации от компаний и регионов за нанесенный среде обитания коренных народов ущерб. Однако эта сфера совершенно не урегулирована. Порядок и суммы компенсаций устанавливаются соглашениями между компаниями, использующими недра, и общинами. Какого-то общего правила относительно размеров компенсаций и их конкретных получателей не существует. Самая большая подобная выплата, которую нам удалось найти, — это 765 миллионов рублей, которых «Газпром» перечислил коренным народам Ямала в 2011 году. Для сравнения, «РуссНефть» в 2018 году выплатила народам Югры 16 миллионов рублей.


Квоты по лесу, рыбе и зверю, которые положены коренным народам для поддержания традиционного образа жизни, зачастую тоже используются для зарабатывания денег: общины заключают соглашения с промышленниками, которые фактически выкупают у них права на добычу.


Оставшиеся льготы — право на альтернативную службу в армии и налоговые послабления — тоже скорее социальная и финансовая поддержка, а не мера, направленная на сохранение культуры.