St
Мамаев и Кокорин остаются в «Бутырке» на два месяца
Футболисты-благотворители жаловались судье из «списка Магнитского», что потерпевшие врут, а следователь ругается

Мамаев и Кокорин остаются в «Бутырке» на два месяца

Футболисты-благотворители жаловались судье из «списка Магнитского», что потерпевшие врут, а следователь ругается

Фото: © Агентство Москва / Никеричев Андрей

Тверской районный суд Москвы по ходатайству следствия продлил арест футболистов Павла Мамаева и Александра Кокорина на два месяца. Как дебоширы жаловались на оскорбления следователей и обвиняли всех потерпевших, включая чиновника Минпромторга, во лжи — в репортаже Daily Storm.


«В СИЗО обеды заказывают, какие хотят: там стоит терминал, как у Qiwi», — рассказывал видеооператор своему коллеге об условиях содержания футболистов. Мужчины стояли в самом хвосте очереди, выстроившейся у входа в суд. На часах было почти 11.


Когда все оказались около нужного зала, через приоткрытые двери, в которых стояли приставы, можно было разглядеть движение по левую сторону. Там в «аквариумы» заводили четверых обвиняемых.


В зал запустили толпившуюся прессу. Зашли и родственники футболистов, следом — чикули из Instagram: по залу прошел шумок — это же сама  Алана, жена Мамаева! Правда, понять, кто из них Алана, не получилось — все были на одно лицо. «Как можно быть такими ***?» — глядя куда-то в окно, задал риторический вопрос мой коллега и тяжело вздохнул. В это же время неподалеку сел на скамейку отец Мамаева — Константин Мамаев, экс-глава отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, сам когда-то бывший фигурантом уголовного дела.


Судья Алексей Криворучко из «списка Магнитского» спустя час объявил, что заседание начато с задержкой — по объективным причинам, и почти сразу же дал слово адвокатам. Защитник Кокорина предложил выпустить его под домашний арест либо под залог в 10 миллионов рублей. За Мамаева предложили вдвое меньше — пять миллионов рублей. Он якобы даже успел полностью выплатить сумму ущерба водителю телеведущей Первого канала Виталию Соловчуку.


«На камерах видеофиксации изложена другая версия событий (в отличие от той, что представляют следователи. — Примеч. Daily Storm), есть записи разговоров», — объяснил один из адвокатов. Правоохранители возразили: пусть тогда покажут эти видеозаписи прямо на заседании, но Криворучко не разрешил.


Следователь считает, что Новый год спортсменам следует встречать в СИЗО, и просит продлить срок содержания под стражей до 8 февраля 2018 года. По его словам, футболисты причастны к преступлению, что подтверждается показаниями потерпевших. «Основания не отпали, новых обстоятельств, которые могли бы повлиять на освобождение их из-под стражи, нет, — подчеркнул силовик. — Обвиняемые совершили преступления с особыми цинизмом и жестокостью. Они представляют опасность для граждан и обладают связями в различных органах власти». Прокурор позицию следствия полностью поддержала. В это время из «аквариума» кто-то «квакнул»: «Можно говорить погромче?»


undefined
Фото: © Агентство Москва / Никеричев Андрей

Мамаев заявил, что у него «есть свое мнение и возражение». Футболист утверждает, что никакого предварительного сговора в избиении людей не было — «все было спонтанно». «В наших интересах закончить процесс как можно быстрее, — отчетливо произнес балагур. — Никаким образом, повторюсь, мы не мешаем следствию». Его защитник Игорь Бушмин попытался обратить внимание судьи Криворучко на то, что Мамаева характеризуют «как весьма порядочного человека».


Кокорин, в отличие от своего лучшего друга, посетовал на отношение к себе со стороны следователей: один из них якобы «позволил себе» его оскорбить после просмотра записи с видеорегистратора.


undefined
Фото: © Daily Storm

«Видно, что потерпевшие обманывают: мой удар Денису Паку был в ответ на оскорбление, — продолжил он. — Почему мне были предъявлены обвинения после просмотра видеозаписи по Соловчуку? Видно, что я его пальцем не тронул». Про оскорбления в адрес Кокорина попытался заговорить и адвокат футболиста Андрей Ромашов, но Криворучко попросил юриста заниматься этим в другом судебном процессе. Ромашов поддержал слова Кокорина о том, что инициатором драки стал «гражданин Белоруссии Соловчук»: якобы именно он начал оскорблять братьев Кокориных. Да и у сотрудника Минпромторга черепно-мозговой травмы не было: его били слегонца, рукой. «Стоит ли удерживать под стражей моего подзащитного, имеющего заслуги перед страной? — спросил Ромашов. — Потерпевшие дают заведомо ложные показания. Неужели [лжет] футболист, которому еще недавно аплодировала вся страна?.. Хороший, очень хороший человек, благотворитель. Эти дешевые, огульные фразы, которые звучат со стороны следствия, звучат смешно».


Судья Криворучко удалился выносить решение «минут на 40» — но дело затянулось на полтора часа. В итоге Криворучко оставил без удовлетворения просьбу защиты и продлил всем фигурантам дела арест на два месяца.



8 октября Павел Мамаев и Александр Кокорин праздновали 10-летие дружбы. В пьяном состоянии они избили сразу нескольких человек: это были водитель ведущей Первого канала Ольги Ушаковой и высокопоставленный чиновник Минпромторга Денис Пак, которого футболисты также оскорбляли из-за его национальности. Против них и брата Кокорина возбудили два уголовных дела — по статьям 116 («Побои») и 213 («Хулиганство») Уголовного кодекса. Мужчин по решению суда отправили на два месяца в СИЗО «Бутырка».


Адвокат Игорь Бушманов в интервью Daily Storm заявил, что других заключенных этого изолятора даже стали лучше кормить. Но не обошлось и без минусов:  футбольные клубы «Краснодар» и «Зенит» планируют разорвать контракты с футболистами. Как писал Daily Storm, после инцидента с Мамаевым и Кокориным Минспорт составил рекомендации по проведению воспитательной работы со спортсменами — кандидатами в сборную России. Также в министерстве озадачились созданием кодекса этики для спортсменов.