St
Мария Мотузная: Хочется удалить все соцсети и пропасть навсегда
Исключенная из списка экстремистов студентка — о побеге из России, эмоциях после прекращения уголовного дела и планах на будущее

Мария Мотузная: Хочется удалить все соцсети и пропасть навсегда

Исключенная из списка экстремистов студентка — о побеге из России, эмоциях после прекращения уголовного дела и планах на будущее

11 января стало известно, что Марию Мотузную вычеркнули из списка экстремистов. В свое время на девушку завели уголовное дело за публикацию картинок в интернете. Из-за преследования она покинула Россию. Daily Storm связался с девушкой сразу после того, как ее имя исчезло из реестра.



undefined
Скриншот: © Daily Storm

«В мае 2018-го ко мне утром пришли полицейские с обыском и предъявили постановление о возбуждении уголовного дела, разрешение на обыск. Оперативники изъяли компьютер и сотовый телефон. Скриншоты с картинками мне показали только в отделе. Причем изображения были с моей старой страницы во «ВКонтакте», которая была на тот момент удалена. Сначала мне показали только картинки на религиозную тематику, и я подумала, что меня обвиняют в оскорблении чувств верующих, и не так сильно испугалась. Потом я узнала, что на самом деле мне грозит 282-я статья, и стало намного страшнее 


Я еще в мае узнала, что все серьезно: что это уголовная статья, будет суд. Весь месяц прошел как во сне: я не могла осознать произошедшее, много плакала. Я искренне считала себя законопослушной, никогда не совершала преступлений. Для меня было шоком, что я оказалась обвиняемой, подсудимой. Это не укладывалось в голове. К лету с этой мыслью я свыклась и уже просто ждала суда.


undefined
Фото: © vk.com

Буквально за пару дней моя история разлетелась по соцсетям. Сначала я написала о происходящем у себя в Twitter для нескольких друзей. Затем кто-то ретвитнул, и все это получило широкую огласку. Это тоже было трудно осознать. Мне начали писать тысячи людей. У некоторых были такие же истории. Я узнала еще о трех обвиняемых в моем же городе: Данила Маркин, Андрей Шашерин, Антон Ангел. Их истории после этого тоже получили огласку. Благодаря этому у них появились нормальные адвокаты, сейчас их дела тоже закрывают постепенно. 


undefined
Фото: © vk.com

Решение уехать я приняла еще в мае, сразу после того, как ко мне пришли с обыском. Мои близкие сказали: «Ты не вынесешь судебных заседаний, это все нервы, ты сломаешься, нужно уезжать». Я тогда это запланировала, но у меня не получилось. С первого заседания мне начали писать люди, которые предлагали помочь уехать. Это приободрило, потому что раньше я собиралась одна ехать в никуда.


Сначала я улетела на Украину, хотела там получить визу и уехать во Францию, но визу мне не дали. Оставался вариант только с лагерем беженцев, но от этого меня отговорили. Как оказалось, не зря. В Киеве я провела два месяца, потому что не знала, что делать дальше. В декабре мне удалось уехать в Литву. 


undefined
Фото: © vk.com

Сейчас я Вильнюсе. Нахожусь здесь, потому что получилось улететь именно сюда. Здесь есть работа и учеба. Здесь можно построить свое будущее. Были и другие варианты, но именно в Литве живут люди, с которыми я долго общалась в интернете, и они мне помогали. К тому же Россия близко и мама всегда может ко мне приехать.


О том, что меня удалили из реестра экстремистов, я узнала в четверг утром из Twitter. На это обратил внимание Иван Шукшин. Я не могу даже описать свои эмоции. Внутри все как будто кричало. Я начала сразу писать всем близким. 


Со следующей недели я уже всерьез буду думать над тем, чем заниматься дальше. С одной стороны, хочется продолжать общественную деятельность, помогать кому-то. Учитывая мой опыт и то, сколько мне людей помогло, не хочется это просто так оставлять. С другой стороны, я очень устала и порой хочется удалить все соцсети и пропасть навсегда».