St
Пир во время ковида: как Москва встретила первые выходные после введения QR-кодов
Видеорепортаж Daily Storm из антипрививочных кафе и с улиц города Коллаж:  Daily Storm

Пир во время ковида: как Москва встретила первые выходные после введения QR-кодов

Видеорепортаж Daily Storm из антипрививочных кафе и с улиц города

Коллаж: Daily Storm

С 28 июня посетить кафе или ресторан в Москве можно лишь при наличии QR-кода. Однако непривитых жителей столицы и туристов не отпугивает коронавирус, из-за которого в больницы попадают сотни людей. В первые выходные после ввода ограничений «нечипированные» просто оккупировали скверы, парки и пешеходные улочки. Впрочем, можно посидеть и внутри заведения. Как убедился корреспондент Daily Storm, в некоторые рестораны возможно попасть и без QR. 


Пятница, 2 июля, конец рабочего дня. Молодая девушка Татьяна сидит у фонарного столба на Никольской — одной из главных прогулочных улиц Москвы. В столицу она приехала всего на три дня, по работе. Перерыв на обед пришлось делать практически в полевых условиях — QR-кода у нее нет. На коленях пластиковый контейнер с салатом, в руках — одноразовая вилка. Казалось бы — какая мелочь, но именно поиски вилки заставили ее осознать новые реалии жизни при пандемии.


«Я купила еду в «Спаре». Купила, а вилку забыла. Пошла сначала в KFC, потом в «Кофе Хауз». Говорила, мол, дайте вилку, а я у вас кофе куплю. Мне не дали, нет QR. Вот буквально здесь, в закутке, я нашла минимаркет. Девушка продала мне вилку за семь рублей. Бесплатно не дали!» — рассказывает Татьяна с нескрываемым чувством досады. 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


В пятницу вечером таких, как Татьяна, на Никольской было много: семьи с детьми, влюбленные парочки, приезжие — все сидят на скамейках и едят бургеры, шаурму. В тот пятничный вечер веранды кафе и ресторанов были забиты под завязку. А сквозь витрины заведений виднелись пустые залы. 


Подпольные заведения


Изначально мы предполагали, что найти в центре Москвы заведение, куда пускают без QR-кодов, почти нереально. Однако мы ошибались. Первая же столовая в одном из переулков встретила нас открытыми дверями. 


В небольшом помещении, где продают здоровую пищу, в два ряда выставлены деревянные столы. За ними сидят человек семь. Еще пятеро в очереди. Стандартная раздача. Сотрудники в масках, еда — в контейнерах: первое, салаты, второе, печеные пирожки, булочки, напитки.  


Мы думали, код потребуют перед заказом. Но на раздаче лишь попросили надеть маску. Берем стандартный обед. Продвигаемся к кассе и снова ждем, когда спросят код. На кассе опрятная женщина средних лет в маске, не задавая лишних вопросов, пробивает заказ. О наличии QR-кода у нас никто не спросил. 


Над столовой, на втором этаже еще одно заведение — крупный бар. Вход загорожен столом, за ним пустой зал. Встречает нас администратор в маске, с прискорбием сообщает, что нужен QR-код. Если его нет — могут приготовить с собой. Спрашиваем, почему в нарушение указа работают их соседи.


— Ну... У них больше денег, чем у нас, — замечает администратор. 

— В смысле — на штрафы? — уточняем мы.

— Ну да.


В ответственных заведениях официанты уныло слоняются по пустым залам и с горящими глазами встречают каждого посетителя. И с не меньшим сожалением отказывают непривитым. 



Сотрудники кафе, баров и ресторанов, которые находятся в непосредственной близости к административным зданиям, рисковать не хотят. На проспекте Мира официант безнадежно зазывает людей в бар. Пользуемся случаем и пытаемся пройти, но хостес непреклонен: через дорогу управа. 


«Мы бы с радостью. У нас выручка упала, денег нет. Штраф миллион рублей и закрытие заведения. Выручка упала в четыре раза. А мы только неделю как открылись», — с грустью рассказывает менеджер. 


Как показала практика, чем дальше заведение от центра, тем проще попасть внутрь без QR-кода. Восток столицы, крупный торговый центр. На третьем этаже ТЦ — ресторан грузинской кухни. На входе в заведение нас встречает официант. Задает уже привычный вопрос:«QR-код есть?» А кода нет. 


Молодой человек секунду мешкает, затем одобрительно кивает головой, приглашая в зал. За четырьмя столами большие компании. Люди едят, пьют, курят кальян. На сцене звуковик отстраивает аппаратуру под караоке. Поздний ужин решено сделать диетическим. Заказываем по минимуму и думаем, как вывести персонал на откровения. Признаться, нелегкая эта задача даже для людей подготовленных: кто согласится говорить о нарушении указа? Тем более по такой скользкой теме, как вакцинация! 


Придумываем легенду: мы с непривитыми друзьями хотим шумно отметить день рождения. Официантка зовет администратора. Молодой парень сразу говорит: легко. Интересуемся, будут ли у нас проблемы, если нагрянет проверка. Он успокаивает: проблемы будут только у них.


«По проверке они вам ничего не могут предъявить. А так в воскресенье, пожалуйста, приходите, примем. Скажите — свои, и все», — объясняет администратор. 


На вопрос, не страшно ли им под страхом закрытия совершать столь широкие жесты, отвечает, что работают на свой страх и риск. Но еще большим риском администратор считает вакцинацию. Нашу беседу перебивает его знакомая — зашла поздороваться. Вместо приветствия он одаривает ее крестным знамением. 


— Я привитая! — возмущается девушка 

— Я потому и крещу тебя. Боюсь привитых! — отшучивается администратор. 


Он искренне не хочет вакцинироваться. И искренне верит в чипирование людей. Мужчина считает, что привитые разносят заразу, — несколько его друзей заболели ковидом после вакцинации. А еще администратор где-то слышал, что прививка влияет на потенцию и делает сперматозоиды пассивными. 


«Мужикам это больше вредит. Как-то влияет на генетику и на сперму. Где-то больше 50%, кто вакцину поставил, они все болеют. У меня знакомых большое количество. Все кололись из-за работы. И они все говорят — температура 39-40», — рассказывает администратор.


Ночные рейды



Пятница близится к закату. Город засыпает, просыпается полиция. Возвращаемся в центр. Пустынные улицы с редкими прохожими напоминают декорации фильма о конце света. Редкие посетители сидят на верандах. Залы по-прежнему пустые. Заворачиваем в один из переулков, где уже были днем. Там небольшой бар — работает навынос. Людей много, кучно, несмотря на таблички с напоминанием о дистанции. Отдыхающие сидят на газонах у мусорных баков, на скамейках, бордюрах. 


Люди пытаются держаться поближе к бару, потому что распивать алкоголь в общественных местах запрещено, а за празднующими следит полиция. Мы стали свидетелями как минимум одного задержания. 


Кажется, что в это неспокойное время полицейские работают в усиленном режиме. Парки патрулируют машины с мигалками. На улицах стоят автозаки. Бригады по пять-шесть полицейских слаженно прочесывают улицы. Мы остановились снять на видео, как они покупают себе кофе. Просто для картинки. И тоже чуть не отправились в автозак. Охранителям не понравилось, что мы их снимаем. Говорят, по закону нельзя — ведь они при исполнении. Пьяный прохожий на свою голову решил за нас заступиться и, запинаясь, стал цитировать закон о СМИ. Прохожего без раздумий увели в автозак. 


— А что я сделал? — кричит несчастный. 

— Вы пьяный в общественном месте, — безапелляционно говорит полицейский. 


Чтобы нам самим не оказаться в автозаке, пришлось принести глубочайшие извинения. Расчувствовавшись, стражи правопорядка отпустили и нашего пьяного защитника. С понурым видом мы завершили эксперимент, чтобы не закончить вечер в районном УВД. 


Но тут нас ослепила яркая вспышка — на импровизированной веранде бара свою личную дискотеку устроила шумная компания с портативной колонкой. Ребят не смущает ни ковид, ни полиция, ни мы, снимающие на камеру. Одна из девушек запрыгивает на стойку и начинает танцевать. Друзья вырывают из-под ее ног телефоны и стопки. Ребята горланят «Зверей»: «Не жалко, не жалко — летит твое лето!»


Несмотря на то что QR-коды — мера временная, сотрудники заведений считают, что это надолго. Такая вот «новая реальность». 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...