St
Приходят обычные менеджеры и даже начальники. Как в России работают кризисные центры для мужчин?
Психологов посещают участники боевых действий, жертвы домашнего насилия и люди, подвергшиеся сексуальным истязаниям в детстве Коллаж: Daily Storm

Приходят обычные менеджеры и даже начальники. Как в России работают кризисные центры для мужчин?

Психологов посещают участники боевых действий, жертвы домашнего насилия и люди, подвергшиеся сексуальным истязаниям в детстве

Коллаж: Daily Storm

Когда в России говорят о теме домашнего насилия, обычно речь идет о женщинах и детях, на которых поднимают руку мужья и отцы. Однако и сами мужчины сталкиваются с насилием со стороны женщин, как физическим, так и психологическим. Справиться с проблемами мужчинам помогают в специальных кризисных центрах. Там проводят как индивидуальную, так и групповую терапию. Впрочем, психологи признают, что сильный пол далеко не всегда готов делиться наболевшим. Отчасти из-за этого Россия лидирует по числу суицидов среди мужчин. 


«Был мальчик, стала девочка»


Стасу (имя изменено по просьбе героя) 43 года. Впервые он столкнулся с насилием в 14 лет. Его мать и отца лишили родительских прав, и он попал к родной тетке на воспитание. Все начиналось с малого: сначала женщина критиковала и била мальчика за малейшие проступки. 


«Била, куда попадала: по голове, по рукам, по спине», — рассказывает он Daily Storm. 


Однажды ночью тетя пришла к Стасу и заставила его заняться с ней оральным сексом. Из-за угрозы избиения мальчику пришлось сделать все, что просила опекунша. А через два месяца после этого она изнасиловала его страпоном.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Фото: medpagetoday.com

«Она пришла в комнату, принесла коробку. Достала наручники, обмотанные тряпочкой. <...> Надела на меня наручники, вставила кляп и повалила на койку. Она была довольно крупной и в свои 15 лет справиться с ней я не смог», — вспоминает Стас. 


Чуть позже у тети появился приятель. Тогда у Стаса затеплилась надежда, что истязания прекратятся. Однако все стало еще хуже. 


«Пришла ко мне опять с коробкой, надела на меня наручники, чулки женские и за руку повела меня в спальню. Ее любовник был с нами. Помню, что было больно, стыдно, страшно. Она тогда еще постоянно повторяла: «‎Был мальчик, стала девочка», — вспоминает мужчина. 


Насилие над Стасом продолжалось в течение трех лет. За это время у женщины сменилось несколько мужчин и ни один из них не обратил внимания на психическое состояние ребенка. 


Достигнув совершеннолетнего возраста, Стас решил переехать в другой город, но проблемы на этом не закончились. Его мучали кошмары, друзей не было, так как всех мужчин он воспринимал как потенциальных насильников. Отношения с женщинами тоже не складывались. 


«После пережитого сбросить напряжение мне помогла тема БДСМ. Но женщинам не всегда это нравится, — рассказывает Стас. — Меня называли животным — по-простому не получалось, а по-грубому им не хотелось. Поэтому я начал искать психологов, чтобы поговорить, разобраться, потому что это не совсем нормальное поведение».


Впервые за помощью Стас обратился в 30 лет, правда, консультации проходили только онлайн. На очный прием у психолога он решиться не смог.


«Мне [трудно] прийти и признаться в том, что, как тетка говорила, из мальчика сделали девочку... Для меня это неприемлемо. Я просто знаю, что я не смогу, — говорит Стас. — Стыдно, противно сущности».


Семейный абьюз


С насилием в семье сталкиваются как дети и подростки, так и взрослые мужчины. Василию 37 лет, он увлекался наркотиками, но около восьми лет назад поборол пагубную привычку. Тогда же он познакомился с девушкой в соцсети. Елизавета (имя изменено по просьбе героя) жила с двумя детьми на Украине. Девушка предложила Василию сменить обстановку и переехать к ней. Василий согласился.  


Спустя несколько месяцев совместной жизни Василий понял, что Елизавета злоупотребляет алкоголем. Отчасти из-за этого она вела себя агрессивно. 


«Она докапывалась до каждого моего действия. Я все делал неправильно. <...> Сидеть с детьми — это плохо. Читать детям — это плохо. Отвечать детям на вопросы, которые они задают, — это тоже плохо. <...> По поводу того, что делаю я, тоже все говно. Музыка, которую ты слушаешь, — говно. Друзья твои все — курвы, дуры, суки, как ты с ними общаешься», — рассказывает Daily Storm Василий. 


Фото: russolawyers.com.au

Прибегала Елизавета и к сексуальному насилию. Ей ежедневно требовалось заниматься сексом, хотя очень часто у Василия не было ни физических, ни эмоциональных сил. Василий работал, занимался домашними делами и воспитанием детей. 


«Если я не хочу — то это дикая обида до трех часов ночи. А завтра нужно встать, чтобы приготовить детям еду, затем отвести их в школу и после этого на работу. В итоге, проще дать, чем объяснить, почему я не хочу», — поясняет он.


Несмотря на поведение Елизаветы, пара поженилась. Василий принял такое решение из-за детей — он сильно привязался к ним. Мужчина терпел издевательства шесть лет, после чего подал на развод. По его словам, в последний год женщина вовсе запрещала ему общаться с детьми, хотя и знала, что он их любит.


«Она мне практически прямо запрещала общаться с детьми в доме. Притом, что она знала, что это последнее, за что я держусь», — вспоминает Василий. 


Кризисные центры


В России есть несколько специализированных кризисных центров для мужчин. Они устроены по типу женских. Там также помогают людям, которые пережили насилие.


Летом 2017 года психологи Ирина Чей и Диана Семенова, обсуждая проблемы домашнего насилия, пришли к выводу, что в стране практически нет мест, куда мог бы обратиться мужчина. Уже в 2018 году в Санкт-Петербурге открылся центр «Двоеточие» — организация специализируются исключительно на мужских проблемах. 


В «‎Двоеточии»‎‎ новому пациенту предлагают посетить пять бесплатных консультаций психолога. К каждому клиенту специалисты ищут индивидуальный подход, рассказывает Daily Storm Ирина Чей. 


«‎Если мужчина говорит о проблеме, которую он хотел бы обсудить с психологом, то мы соединяем его со специалистом. Дальше мужчина уже решает свою проблему с ним. <...> Задача психолога на консультациях — создать такое пространство, чтобы человек действительно мог открыто говорить о том, что произошло, что происходит и как это все на него влияет»‎‎, — говорит она.


По примерным подсчетам Ирины, в центр приходят два-три человека в неделю, то есть около 150 мужчин в год. Среднестатистического мужчину, который обращается в «‎Двоеточие»‎‎, Ирина описывает, как человека в возрасте около 30 лет, работающего в офисе на позиции менеджера средней руки. Люди, занимающие руководящие должности, приходят реже, но такие случаи тоже есть. 


«‎Обычно такие пациенты посещают психолога впервые в жизни», — добавляет Чей. 


Ирина называет две основные проблемы, с которыми сталкиваются их подопечные. Это домашнее насилие и сексуальное насилие, которое мужчины пережили в прошлом.


«‎Мужчины вспоминают о сексуальном насилии на фоне жизненных трудностей. Порой эта ситуация не позволяет им выстроить нормальные отношения с партнером, либо есть сложности с социализацией»‎‎, — объясняет Чей. 


Фото: vdio.com

В случае с домашним насилием, то оно может быть как физическим, так и психологическим. Ирина объясняет, что тирана сразу заметить практически невозможно: такие люди как правило «входят во вкус» спустя некоторое время.


«‎Агрессия проявляется не сразу. Все начинается с простых ограничений: «‎ты туда не пойдешь»‎, «‎ты с этим не общайся»‎‎, «‎ты это не делай, ты должен это делать»‎‎. Впоследствии это перерастает во что-то большее», — резюмирует психолог. 


«Двоеточие» — частная организация. Однако в России есть и государственные учреждения. Например, в Барнауле работает «Краевой кризисный центр для мужчин». Он был основан в 1995 году — в разгар чеченской кампании. 


Его создали по модели Кризисного центра для мужчин в Гетеборге [Швеция]: там оказывают помощь людям, у которых есть проблемы в отношениях, отцам, а также работают с излишней агрессивностью. 


«‎В основу работы центра был положен опыт работы зарубежных коллег. А идея создания центра родилась в результате партнерства Комитета по социальной защите Алтайского края и кафедры социальной работы социологического факультета АлтГУ»‎‎, — рассказывает Daily Storm директор центра Лариса Эдокова. 


В центре для мужчин проводят групповые занятия. Некоторые участники также проходят терапию индивидуально. Большинство их проблем связаны с семейными конфликтами, личностными и возрастными кризисами.


«‎Если конкретизировать, то это пред- и постразводные ситуации, вопросы, связанные с воспитанием детей, семейные конфликты и потеря работы»‎‎, — поясняет директор центра. 


Психолог Александр Колов отмечает, что в пред- и постразводных ситуациях используется диалоговая модель консультирования. 


«‎Диалоговая модель — это модель работы с человеком, в результате которой изначально снимается острое эмоциональное состояние. Затем идет принятие ситуации, которая происходит, а после уже ищутся ресурсы — то, что поможет эту ситуацию пережить», — поясняет Колов. 


Закон о домашнем насилии


Согласно статистике Росстата, 30,3% мужчин пострадали в результате насильственных действий в семье в 2019 году. Однако эти цифры не отражают полной картины. В 2015 году, по подсчетам ВОЗ, Россия была в числе лидеров среди стран — членов организации по количеству мужских суицидов на 100 тысяч населения с показателем 56,4. Хуже ситуация была лишь в Лесото (147,3), Литве (61,7), Гайане (58,5) и африканском Королевстве Эсватини (62,6).


За четыре года ситуация в нашей стране кардинально не поменялась к лучшему. В 2019 году ВОЗ зафиксировала 43,6 мужских самоубийств на 100 тысяч человек. Среднемировой показатель — около 15.


Фото: forbes.com

Руководитель центра «‎Двоеточие»‎‎ Ирина Чей отмечает: мужчины не склонны обращаться за помощью даже в наиболее травмирующих ситуациях в силу воспитания — с детства мальчикам твердят, что они должны быть сильными.


«‎В итоге вырастает такой мужчина, который не знает, как справляться со своими трудностями, и единственное, что он может — это как-то отбросить эти проблемы, в своем каком-то понимании сделать их несущественными, либо как-то отвлекаться, либо пытаться уйти от проблемы»‎‎, — поясняет психолог.


Еще в 2016 году в Госдуму был внесен законопроект «‎О профилактике семейно-бытового насилия», однако он не дошел даже до первого чтения. В апреле 2021 года глава СПЧ Валерий Фадеев заявил, что принятию закона о домашнем насилии препятствует недостаток кризисных центров, куда жертва могла бы обратиться за помощью. 28 апреля СПЧ создал рабочую группу по закону о домашнем насилии.


Депутат Госдумы Оксана Пушкина отмечает, что среди жертв домашнего насилия зафиксировано лишь 4% мужчин. Однако, по ее словам, принятие нового закона позволит защитить не только женщин, но и детей, мужчин и стариков.


«‎В связи с этим первое и главное: у домашнего насилия нет ни пола, ни возраста, ни национальности. Законопроект о профилактике этого вселенского зла защищает всех. И в кризисных центрах должны оказывать помощь женщинам и мужчинам, что уже и происходит. К примеру, в Астрахани, в Кризисном центре для жертв домашнего насилия, давно практикуется курс борьбы с гневом. Потрясающая методика! Опять же, пол обратившихся за помощью в данном случае не имеет значения»‎, — объясняет парламентарий.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...