St
Пустота слева: в элитной воинской части срочнику выбили селезенку
close

Пустота слева: в элитной воинской части срочнику выбили селезенку

Распускали руки офицеры, а сидеть 10 лет — прапорщику

В апреле 2018 года в элитной воинской части №28337 избили солдата-срочника. Александр Кравчук остался без селезенки, а офицеры, вероятно, избивавшие его, выставили крайним прапорщика. «Шторм» разбирался с тем, что происходит в 45-м отдельном полку спецназначения.

 

«Четкий, поставленный удар в область селезенки»

 

Воинская часть Воздушно-десантных сил, знаменитая 45-я бригада специального назначения, расположенная в Кубинке, известна в первую очередь своими героями. Например, в ней служил Герой России подполковник Анатолий Лебедь. Бригада участвовала в обеих чеченских кампаниях, воевала в Грузии в 1997-м и 2008 году. Однако не все страницы в истории бригады связаны с подвигами и победами.


В воскресенье, 1 апреля 2018 года, одному из немногих солдат срочной службы воинской части №28337 Александру Кравчуку сослуживцы выбили селезенку. Срочник хотел позвонить матери, но командир взвода лейтенант Артем Федотов уехал в отпуск и ключей от сейфа, где хранились телефоны, не оставил. Обычно телефоны выдавали по субботам, после обеда, и в воскресенье. «Если солдат не глупит и не косячит», — отмечает один из военнослужащих бригады.



Кравчук взломал сейф, который находился на центральном проходе в расположении роты, где его застал с поличным солдат Александр Чумакин. Он отвел провинившегося Кравчука к ответственному по роте прапорщику Денису Чуеву. Тот наказал за воровство не только Кравчука, но и всю роту. Узнав о случившемся, прапорщик поставил сослуживцев Кравчука в упор лежа, а сам пошел за боксерскими перчатками. Пока прапорщик отходил, Чумакин перед ротой несколько раз пробил Кравчуку ногой в живот. Вернувшись в боксерских перчатках, прапорщик Чуев ударил Кравчука несколько раз в лицо и для верности пнул. На этом, по словам Чуева, инцидент был исчерпан. «После он зашел ко мне в канцелярию, и мы проговорили, что взламывать сейфы нельзя», — рассказал Чуев «Шторму».


На следующий день, в понедельник, 2 апреля, в часть вернулся командир взвода Федотов. Узнав о проступке Кравчука, лейтенант провел с ним «воспитательную беседу в умывальнике». Воспитание продолжилось после зарядки, на которой взвод пробежал пятикилометровый кросс. Лейтенант Федотов вызвал Кравчука к себе и несколько раз ударил по лицу. «Два раза ударил по лицу, а потом был один четкий, поставленный удар в область селезенки», — говорил позже по телефону Кравчук прапорщику Чуеву.


undefined
Александр Кравчук Фото: © vk.com/oye777

«Нам нужно посадить только одного»


Через несколько часов срочник почувствовал себя плохо. Кравчука отвели в наро-фоминский военный госпиталь, но через несколько часов вернули обратно. Вечером Чуев позвонил своей девушке, Алене, которая работала ветврачом и могла оказать срочнику хоть какую-то помощь. Алена приехала в часть через час и забрала избитого Кравчука, Чуева и замкомандира взвода Табачинского. В больнице Кравчука сразу же определили в реанимацию. Хирург-травматолог Дмитрий, принимавший солдата в тот вечер, не стал рассказывать «Шторму» подробности о его травме. Однако Алена, приехавшая с Кравчуком, вспомнила, что врачи диагностировали «удар тупым предметом» и отправили солдата на операцию. Пока ехали в реанимацию, солдат плакал и спрашивал, станет ли он инвалидом без селезенки. Алена отвечала, что нет, не станет. Плача, Кравчук рассказал ей про Федотова и «кражу» собственного телефона из сейфа. Эту беседу, кроме Алены, слышала одна из медсестер приемного покоя, дежурившая в тот вечер. Она попросила «Шторм» сохранить ее имя в секрете.


Алена вернулась в госпиталь еще раз через несколько часов. В районе семи часов утра Чуев снова позвонил ей и попросил привезти в больницу замполита бригады капитана Илью Бочарова. «Шторму» не удалось связаться с капитаном, однако, согласно материалам дела военной прокуратуры (есть в распоряжении редакции), позже Максаков и Табачинский отрицали, что ездили куда-либо с Аленой или Чуевым. Бочарова следователи даже не опрашивали. Эти свидетельства опровергают биллинги телефона прапорщика, из которых следует, что Чуев всю ночь перезванивался с командирами и обсуждал ситуацию, договаривался о визитах в больницу и докладывал об изменениях.


Через 10 дней Алена снова приехала к Кравчуку, навестить и узнать о его состоянии. В палате он лежал один, что, по словам одного из военнослужащих воинской части, большая редкость для наро-фоминского военного госпиталя. Он снова рассказал ей о Федотове, вспоминал, как и кто бил его в тот день. По словам Кравчука, в госпитале его навещал командир бригады гвардии полковник Вадим Паньков.


Позже в телефонной беседе с Чуевым срочник сообщал, что Паньков попросил его рассказать, «как все было на самом деле». Выслушав подчиненного, полковник «вспылил». «Он говорит: «Дело твое, нам нужно посадить только одного». Я сказал, что прикрывать никого не буду, мне нет резона это скрывать… Мне уже без разницы», — отвечал Кравчук прапорщику. По телефону Кравчук и Чуев обсудили произошедшее и сошлись на том, что их свидетельства совпадают. В конце беседы Чуев рассказал подчиненному, что ему «шьют статью «Тяжкий вред здоровью». Кравчук удивился, что обвиняют только прапорщика, но понадеялся, что следователь во всем разберется. «Ну, я жду следователя, буду ему рассказывать все, как было. То, что он там приезжал — я после наркоза был, после операции, не видел, что там подписал, это несерьезно», — вспоминал пострадавший. 


undefined
Александр Кравчук Фото: © vk.com/oye777

Прапорщик отпущения


Через несколько дней Кравчук и его мать, приехавшая из Красноярска за сыном, вернулись в расположение части. По словам члена Совета по правам человека при президенте Сергея Кривенко, на время следствия солдат, пострадавший от побоев в части, должен получить съемную квартиру. После 16 апреля Кравчук вернулся домой, его служба закончилась.


Началось разбирательство с Чуевым. Его обвинили по статье 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». Следствие считает, что полномочия Чуев превысил с применением насилия (пункт «а») и с причинением тяжких последствий (пункт «в»). Ему грозит от трех до 10 лет лишения свободы. При этом, по словам прапорщика, другие участники «инцидента» были допрошены только в качестве свидетелей. Чуев считает, что все дело — в армейском принципе «не выносить сор из избы». Один из солдат бригады так и сказал «Шторму»: «Лучше на одного повесить — меньше мороки».


«Шторму» удалось поговорить с командиром роты, в которой избили срочника, Евгением Максаковым. Он сообщил, что Чуева выгнали с предыдущего места службы «за то, что человек неадекватный». Как Максаков управлял «неадекватным» прапорщиком в течение года, командир роты не уточнил. «Он и вас попросил материал написать, чтобы жопу свою вытащить», — поделился мнением военный. Причину произошедшего Максаков видит в одном. «Избил Кравчука именно поэтому — потому что неадекватный», — заключил он и повесил трубку, сославшись на дела.