St
Россия на ICO: креветочные фермы и доли в заводах
close
Креветка-деньги и сельскохозяйственный блокчейн

Россия на ICO: креветочные фермы и доли в заводах

На что собирают инвестиции бывшие чиновники, владельцы предприятий и обычные фермеры

Фото: © flickr.com/BTC Keychain
Фото: © flickr.com/BTC Keychain

Одной из причин блокировки Telegram называют планы Дурова создать свою криптовалюту на базе мессенджера. Проект программиста активно поддержали бизнесмены по всему миру. В ходе первичного ICO TON (криптовалюта Telegram) смог собрать 850 миллионов долларов. «Шторм» разобрался, кто, помимо Дурова, принимает участие в «первичном размещении монет» и кто стоит за стартапами.


ICO — один из способов привлечения инвестиций в развивающиеся проекты, набрал особую популярность в 2017 году на волне роста биткойна. Рынок российского ICO достаточно широк. Свои стартапы предлагают не только IT-специалисты, но и крупные предприятия, бывшие чиновники и даже обычные фермеры. Так как отрасль не регулируется законодательно, некоторые компании зарегистрированы в офшорах или за границей либо вообще не публикуют свои данные.


undefined
Фото: © flickr.com/WorldFish

На площадке, где размещается информация о компаниях, выходящих на ICO, можно найти бывшего главу Госкомитета РФ по рыболовству Юрия Синельника. Он является одним из пяти владельцев кипрской фирмы GLOBAL SHRIMP YG HOLDING LTD., которая предлагает свой проект Global Shrimp Coin.


Компания собирается запустить первую в мире криптовалютную монету, поддерживаемую фермами по разводу креветок в Перу. В планах у Global Shrimp Coin — собрать 50 миллионов долларов инвестиций. Это позволит запустить предприятие и получать годовой доход в 67 миллиардов долларов.


undefined
Юрий Синельник Фото: © GLOBAL LOOK press/Andrey Shapran

Экс-чиновник занимал свою должность с декабря 1999 года. В начале 2001 года МВД России возбудило уголовное дело в отношении Синельника. Он был изобличен в использовании поддельного диплома. В январе 2001 года госслужащий подал в отставку и был освобожден от занимаемой должности.


Про Синельника неоднократно писали в СМИ. В частности, говорилось о том, что чиновник лоббировал интересы японских рыбаков на Дальнем Востоке, которые во время лососевой путины занимали места лова наших моряков. Квоты на вылов были подписаны Всеяпонской ассоциацией по ловле лосося и Госкомитетом РФ по рыболовству в апреле 2000 года. График для рыбаков выставлял Александр Хам (по информации «Новой Газеты» Хам — гражданин Японии) — советник Юрия Синельника.


Аграрные инновации


Проект Agrigiva предлагает своим инвесторам процент с дохода экологически чистой продукции, произведенной на ферме в Износковском Районе Калужской области. Инновационность проекта — в том, что ферма будет соответствовать всем нормам экологического производства (не применятся неорганические удобрения, ферма расположена в экологически благополучном регионе, сохранение экосистемы). 


Руководит проектом Андрей Касацкий. Он владеет ООО «Экопроект» вместе с Русланом Глазьевым, который в свою очередь ведет бизнес с бывшим генеральным секретарем ЕврАзЭС (международная организация бывших стран СНГ Евразийское экономическое сообщество) Таиром Мансуровым.


Другой проект — Viuly — предлагает предпринимателям инвестировать средства в разработку видеохостинга, где все остаются в плюсе: авторы роликов получают вознаграждение за публикацию видео на сайте (как в YouTube), а зрители — за просмотры.


В команду разработчиков входят специалисты из Индии и России, а во главе стартапа стоит Руслан Попов (так указано на сайте проекта), он же — Руслан Попа — молдавский общественник и политик. Местные СМИ называют его бывшим соратником Игоря Додона, президента Молдавии.


На родине Попов (Попа) известен тем, что в 2014 году создал Партию коммунистов — реформаторов Молдовы (ПКРМ). В том же году в стране прошли парламентские выборы, где партия набрала 4,92% голосов. Однако в 2016 году ПКРМ была исключена из реестра политических организаций.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Nikolay Gyngazov

Предприятия

Среди российских проектов на ICO появляются и те, чья бизнес-стратегия выстроена на базе уже работающего предприятия.


Весной прошлого года Череповецкий трубопрокатный завод (ООО «ЧТПЗ») решил произвести реорганизацию производства с помощью средств, привлеченных на ICO.


Согласно последним данным «СПАРК-Интерфакс», у предприятия были финансовые трудности. В 2016 году его убытки составили 3,5 миллиона рублей. Сбор средств на площадке ICO был завершен в декабре 2017 года, но тогда же в СМИ появилась информация о том, что завод стали банкротить. ФНС подала в Арбитражный суд Вологодской области иск о банкротстве ЧТПЗ.


Другая ситуация — у проекта ZrCoin. Стартаперы собираются построить предприятие на базе уже готовых методик обработки металла. Возглавляет организацию Виталий Мерзляков, соучредитель ООО НПЦ «Цеолит». Компания занимается исследованием в области обработки металлов, а также обработкой вторсырья. Кроме этого, в число стартаперов вошел научный консультант ОАО «Динур» Владимир Перепелицын.


По данным «СПАРК-Интерфакс», выручка «Динура» в 2017 году составила почти 500 миллионов рублей. Компания сотрудничает с «Уралвагонзаводом» «Ростеха» и выигрывает многомиллионные тендеры. 


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Konstantin Kokoshkin

Фермер из Колионово

Весной 2017 года фермер Михаил Шляпников запустил проект «Экосистема Колионово». На тот момент отличительной особенностью стартапа стало обеспечение «криптовалютных монет» реальными продуктами производства. Собранные деньги фермер намеревался потратить на расширение своего предприятия. В ходе торгов мужчине удалось привлечь ни много ни мало 500 тысяч долларов.


Шляпников уже предпринимал попытки ввода своих денег в оборот. В 2014-2015 годах, в разгар антироссийских санкций, фермер начал печатать квазивалюту «Колионово», однако подмосковный суд запретил Шляпникову создавать альтернативу рублю и пускать ее в оборот. Возможно, это и послужило толчком к тому, чтобы Шляпников вывел свою ферму на ICO. 


По информации СМИ, за первые месяцы 2018 года проекты, размещенные на ICO, уже собрали шесть миллиардов долларов. Доля российских стартаперов составляет 10% от всего рынка. При этом судьба ICO в России до сих пор не решена. Государственная дума — совместно с Министерством финансов, ЦБ и РАКИБ — только разрабатывает законопроект о «цифровых активах».